Лекции
Кино
TED BBC
Максим Леонидов: «Я был уверен, что вернусь в Россию, но она делала все, чтобы я думал, будто уезжаю с концами»
Музыкант о распаде «Секрета» из-за Элвиса, концерте с четырьмя зрителями и исполнении «Рок-н-ролл мертв» на иврите
Читать
54:44
0 22861

Максим Леонидов: «Я был уверен, что вернусь в Россию, но она делала все, чтобы я думал, будто уезжаю с концами»

— Как всё начиналось
Музыкант о распаде «Секрета» из-за Элвиса, концерте с четырьмя зрителями и исполнении «Рок-н-ролл мертв» на иврите

Музыкант Максим Леонидов пришел в программу Михаила Козырева «Как все начиналось» и рассказал о том, что знаменитые строчки «не оглянулась ли она» из «Девочки-видения» он позаимствовал из старой кантри-песни, как группа «Секрет» распалась из-за Элвиса Пресли, из-за чего он уехал из России, как выступал с концертом для четырех человек (один из который пытался с ним поговорить прямо во время выступления), а также о своей жизни в Израиле, где он делал концерты за муниципальные деньги и исполнял «Рок-н-ролл мертв» на иврите.

Мое почтение, драгоценные зрители телеканала Дождь! В эфире программа «Как все начиналось». Меня по-прежнему зовут Михаил Козырев. Это такой сериал в основном про девяностые годы, но мы выходим за рамки и, в общем, действительно вспоминаем, как возникли какие-то процессы, с которыми мы жили и последствия которых мы наблюдаем сейчас.

Дамы и господа, сегодня ко мне зашел Максим Леонидов. Привет, Максим!

Привет.

Я предлагаю начать с такой поворотной точки в твоей жизни. Это мюзикл «Король рок-н-ролла», который сделала, как я понимаю, театр-студия «Секрет», где ты, собственно говоря, был Элвисом, и это сразу быстро привело к твоему уходу из группы «Секрет». 1989 год. Вспомни, пожалуйста, эту постановку и дальнейшее расставание со своими товарищами.

Скажем так, это была последняя точка. Я думаю, что группа все равно бы распалась, то есть я бы в любом случае из нее ушел, даже если бы этого спектакля не было, случилось бы что-нибудь другое. Потому что нас безнадежно тянуло в разные стороны, мы перестали друг друга понимать и новое качество найти не могли. А то качество, в котором мы, собственно говоря, стали популярны и любимы, хорошо, когда тебе 23–24 года, но когда тебе под тридцать, то оно уже как-то выглядит наивно. Хочется чего-то другого, хочется каких-то других песен. И вообще пора взрослеть.

Но был же до этого альбом, в котором вы, в общем, сделали совсем другую музыку. Там была и социальная лирика, социальные тексты.

Да-да.

И вообще изменилось звучание. Этот поворот не оправдал себя?

Мне кажется, что нет. То есть мы сделали такой шаг в этом направлении, но чувства удовлетворенности мы не получили. Нам было интересно играть в early Beatles, и как только эта игра закончилась, следующего качества, наверно, мы не нашли. Может быть, потому что не очень искали, может быть, потому что были заняты какими-то внутренними разборками, делили девичью любовь и славу и не смогли ее поделить. Так бывает. Редко бывает иначе, скажем так.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри