Лекции
Кино
TED BBC
Ирина Богушевская: «Все, кто должен был стать профессором МГУ, пошли в копирайтеры и продавцы»
Певица о спасительной «инъекции капитализма», возникновении радио Maximum и своем главном провале в эфире
Читать
48:27
0 15379

Ирина Богушевская: «Все, кто должен был стать профессором МГУ, пошли в копирайтеры и продавцы»

— Как всё начиналось
Певица о спасительной «инъекции капитализма», возникновении радио Maximum и своем главном провале в эфире

В гостях у Михаила Козырева — певица Ирина Богушевская. Она рассказала о своих воспоминаниях о работе на радио Maximum и одновременной учебе в аспирантуре философского факультета МГУ, знакомстве с Алексеем Кортневым, своем главном провале в прямом эфире и эйфории от развала Советского Союза.

Мое почтение, драгоценные зрители телеканала Дождь. Меня зовут Миша Козырев. Это программа «Как все начиналось», где мы составляем такую мозаику историй про девяностые, про такое удивительное, уникальное, странное десятилетие. Но, конечно, это условные рамки, поэтому со своими гостями я беседую, расширив их до других приключений в их жизни.

Сегодня я счастлив представить вам Ирину Богушевскую, она сегодня пришла к нам в гости. Ирина, привет.

Привет. И здравствуйте все.

Я хотел, опять-таки расширив эти рамки, задать первый вопрос вот какой. Ты часто повторяешь, что у тебя было очень счастливое детство, ты выросла в атмосфере гармонии и любви. У меня тоже, то есть я вообще ничего плохого про свое детство вспомнить не могу, я был единственным любимым ребенком. Особенность детей, которые выросли в таком счастливом, в атмосфере доброты и любви, заключается в том, что ты воспринимаешь весь мир, что он, наверное, у каждого такой, у каждого ребенка.

А потом вдруг ты начинаешь разговаривать со своими одноклассниками и приходить к ним в гости, и ты вдруг понимаешь, что у половины детей нет мамы, например, или папы. Потом они разговаривают совсем о других вещах на кухне, чем твои родители разговаривают с тобой. Вот было ли у тебя такое ощущение, что ты из такого парникового существования выходишь в мир и понимаешь со временем, насколько тебе повезло, по сравнению с другими?

Слушай, конечно, когда ты растешь единственным, любимым отпрыском, в которого вкладывается время, ресурсы… Я хочу сказать, что моя мама, например, она вообще бросила иняз, когда я родилась, это был очень нетипичный по советским временам поступок. И она таскала меня на какие-то развивающие студии, занятия, в МГУ, в студию эстетического развития «Орленок». Тратилось на меня какое-то неимоверное количество времени, любви, заботы, и я долго в этом парниковом эффекте существовала.

Надо сказать, что я прямо не приходя в сознание, прямо из него же поступила тоже в университет, и только когда потом у меня родился Темка, старший сын наш с Лешей Кортневым, и когда наступили девяностые, вот тогда меня с размаху хлопнуло об землю. Потому что даже московские университет, все равно это была оранжерея, и даже если я чувствовала себя в школе немножко белой вороной, потому что пишешь стихи, бормочешь песенки, ходишь с томиками стихов, назло всей пионерской организации читаешь каких-нибудь Ахматову, Цветаеву, а потом поступаешь в университет, и вас таких там целый курс.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри