Лекции
Кино
BBC
«Славный старик», «ирландский дровосек» и «трогательный романтик». За что Бернард Шоу любил Советский Союз, что у него подсмотрел Пастернак и как читать «Пигмалион»
И как писатель стал первым до Боба Дилана, кто получил и Нобель, и Оскар
Читать
36:02
0 7489

«Славный старик», «ирландский дровосек» и «трогательный романтик». За что Бернард Шоу любил Советский Союз, что у него подсмотрел Пастернак и как читать «Пигмалион»

— Нобель
И как писатель стал первым до Боба Дилана, кто получил и Нобель, и Оскар

Новый выпуск программы «Нобель» посвящен Джорджу Бернарду Шоу, ирландскому литературному деятелю, драматургу и лауреату Нобелевской премии 1925 года. Бернард Шоу является одним из основателей Лондонской школы экономики и политических наук и вторым человеком в истории, удостоенным и Нобелевской премии в области литературы, и премии «Оскар» (за сценарий фильма «Пигмалион»). Ведущий программы Дмитрий Быков развеивает миф о Шоу как об эксцентричном маргинале, рассказывает о том, почему его произведения — это напоминание о старомодных ценностях в эпоху модерна, а его интерес к аморфной бесхарактерной русской душе — это прямое следствие его жизненных ценностей. 

Здравствуйте, дорогие зрители Дождя. С вами снова программа «Нобель», ее бессменный ведущий Дмитрий Львович Быков, и как обычно, помогающая ему я, Александра Яковлева. Мы сегодня говорим о Джордже Бернарде Шоу, нобелевском лауреате 1925 года. Дмитрий Львович, вам слово.

Понимаете, относительно Шоу бытует несколько заблуждений, которые как-то хотелось бы, не скажу, развеять, но скорректировать, потому что часть из них все-таки плод его собственной работы по формированию авторского имиджа. Он хотел выглядеть эксцентриком, таким ирландцем, немного маргиналом в Британии, немного леваком, немного женофобом, и все это имеет какие-то, наверное, сходства с реальностью, но я бы рискнул сказать, что Шоу, во-первых, все-таки самый британский из британских авторов, невзирая на свое довольно скептическое отношение к английскому национальному характеру. Достаточно вспомнить его слова из «Цезаря и Клеопатры», он британик, и полагает, что обычаи его острова суть законы природы. Это трогательно, но в общем он очень британец, именно потому, что он защитник, классический защитник старомодных традиционных ценностей. А все парадоксы Шоу, в отличие, скажем, от парадоксов Уайльда, это не выворачивание общих мест наизнанку, это просто напоминание о старомодных ценностях в эпоху модерна.

И премию свою Нобелевскую, уже довольно, кстати говоря, пожилым человеком, которому, правда, еще тридцать лет оставалось прожить, он получил фактически за «Святую Иоанну», самую традиционную и самую моральную, старомодно-моральную из своих пьес, а не за «Пигмалиона», не за «Дом, где разбиваются сердца», но непосредственно за пьесу 1922 года, которая и была самым известным его произведением, во всяком случае, во всем мире и остается. Конечно, «Пигмалион» пьеса более ставящаяся, потому что это эффектная комедия, но Шоу заслужил, как мне представляется, свою премию именно напоминанием о традиционных женских и мужских доблестях в XX веке, когда все старались это забыть. Да и парадоксалистом, в отличие от большинства современников, от Уайльда и отчасти Честертона, он совсем не был. Да, в его пьесах довольно много замечательных афористичных фраз, но он прославился, собственно говоря, скорее как психолог, его герои, когда они пытаются острить, они выглядят очень неорганично. Его пьеса «Человек и сверхчеловек», скажем, совершенно непонятно, как можно было к этому натужному и напыщенному произведению относится всерьез, там часть действия вообще происходит в аду, и Люцифер произносит монологи, как можно было относится всерьез к этому произведению, о котором Лев Толстой отозвался с избыточной, на мой взгляд, точностью, взяв цитату из самого Шоу, He has more brain than is good for him, у него больше мозгов, чем нужно для его блага. Но Толстой, он и Шекспира, как мы знаем, недолюбливал, и вообще драматургов не любил, драматургия не его конек, не умеет он этого. А театр, это же такое пространство условное, и Шоу в этом пространстве как раз напоминатель о доброте, о храбрости, о мужской сдержанности и рыцарственности, о женской щедрости и милосердии, а вовсе не какой-то там ницшеанский игрок смыслами.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах