Лекции
Кино
BBC
Смерть — незримый бог мира. Почему Уильям Голдинг видел в детях исчадие ада и не верил в счастливый конец человечества
Читать
20:40
0 14055

Смерть — незримый бог мира. Почему Уильям Голдинг видел в детях исчадие ада и не верил в счастливый конец человечества

— Нобель

В новом выпуске программы «Нобель» поговорили о нобелевском лауреате 1983 года Уильяме Голдинге. Он получил премию с формулировкой «За романы, в которых обращается к сущности человеческой природы и проблеме зла, все они объединены идеей борьбы за выживание». Всемирную известность Голдингу принес роман «Повелитель мух», однако сам автор считал его «скучным и сырым», а язык — «школярским». В конце жизни Голдинг даже не смог заставить себя перечитать рукопись в ее изначальном, неотредактированном варианте, опасаясь, что расстроится до такой степени, что «сможет сотворить с собой нечто ужасное». 

Здравствуйте, дорогие зрители Дождя. С вами программа «Нобель», ее бессменный ведущий Дмитрий Львович Быков…

И ее бессменный редактор Александра Яковлева. Ура!

И мы говорить сегодня будем об Уильяме Голдинге.

Об Уильяме Голдинге, одном из сравнительно недавних нобелиатов, всего тридцать семь лет прошло. Уильям Голдинг очень поздно стартовал в большой литературе, хотя еще в тридцатые годы выпустил книгу стихов, я не читал их, говорят, так себе стихи. Но он прославился Lord of the Flies, «Повелителем мух». Считается, что Повелитель мух это имя Вельзевула, Бааль Зевув в переводе. Я думаю, что роман скорее отсылается к гофмановскому «Повелителю блох», но это на любителя. Любимые книги Стивена Кинга, роман, который давно уже входит во все англоязычные программы по…

Школьной литературе.

Школьной литературе, да. Конечно, Голдинг нам дорог не только этим, дорог он нам и «Наследниками», и «Шпилем», и «Богом-скорпионом», и «Чрезвычайным послом», и «Хапугой Мартином». Но говорить мы будем о его жанре, так уж вышло, что мы в последнее время все говорим об авторах аллегорической прозы, о повести-притче Хемингуэя «Старик и море», о притче Камю «Чума», о притчах Пера Лагерквиста, ну и «Повелитель мух», роман-аллегория такой своего рода, как он сам говорил, аллегорический комментарий к роману Баллантайна о коралловом острове, о приключениях подростков в море. Действительно своего рода антироман, роман о том, как подростки вместо того, чтобы спасать друг дружку, все друг друга истребили. Правда, Голдинг взял за основу совершенно реальную историю. Реальная история, ребята вышли в море, их отнесло к коралловому острову, они причалили, оказались там без всего, вдобавок один со сломанной ногой. Их считали погибшими, и через год их сняли с этого острова, совершенно случайно, просто заметили, что один ребенок прыгает со скалы, а остров был необитаемый. Их сняли, оказалось, что они прекрасно жили весь этот год, создали там коммуну, тот, у которого ногу сломали, ее срастили, они все решали коллективным советом, понимая, что никто их не спасет, они там в течение года пили птичьи яйца, ловили рыбу, и вообще очень прилично себя вели. Роман Голдинга, он совершенно о другом, он о том, как дети, которых во время мировой войны везут в эвакуацию, время там размыто, высаживаются на необитаемом острове, который прелестно выглядит, там в конце морской офицер говорит: «Да, такой милый коралловый остров», и устраивают из него полноценный ад.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах