«Путин объявил гражданскую войну». Шендерович — о деле Котова, разгоне СПЧ, поверивших в пропаганду «вечерних М», и любви к родине по ГОСТу
Нобелевская премия, которую не простили в СССР. Дмитрий Быков — о «Докторе Живаго» Бориса Пастернака
«В Индии его почитали как божество». Читаем и поем первого неевропейца, получившего Нобеля, Рабиндраната Тагора
«Хоть и империалист, а талантливый». Дмитрий Быков — о том, что в произведениях Редьярда Киплинга нравилось советским властям
Чем «Маугли» похож на «Мцыри», и почему империализм Киплинга нравился советским властям? Дмитрий Быков — о самом успешном британском писателе 20 века
«Их не обыграть»: Виктор Шендерович о стратегии протеста против полицейского государства
Писатель не для экранизаций, а для медитативного чтения. Дмитрий Быков о самом человечном лауреате Нобеля Джоне Кутзее.
Американский гений, которого признали на родине только после Нобеля. Три вещи, которые надо знать перед тем, как читать Фолкнера
Фэнтези о Старках и Ланнистерах XX века. Дмитрий Быков о секрете бешеной популярности Джона Голсуорси и его «Саги о Форсайтах» в СССР
Шарашка как залог интеллектуальной свободы. Дмитрий Быков о литературе Солженицына и премии, гарантировавшей ему жизнь
«Улюлюканье из морга»: Шендерович о российской реакции на украинские выборы
«Произошло торжество закона? Конечно, нет». Шендерович об освобождении Серебренникова и искусственных оттепелях