«Смирились с властью гопников». Шендерович об отстранении сборной России, «московском деле» и шамане-«экстремисте»
«Славный старик», «ирландский дровосек» и «трогательный романтик». За что Бернард Шоу любил Советский Союз, что у него подсмотрел Пастернак и как читать «Пигмалион». И как писатель стал первым до Боба Дилана, кто получил и Нобель, и Оскар
«Наука нас не спасет. Нас спасет новый способ мышления». Интервью с философом-фантастом Бернаром Вербером, который знает, как попасть в прошлые жизни
Виктор Шендерович: «Единственная скрепа, которая нас объединит, — это Пушкин»
Толстой без Нобеля или Нобель без Толстого? Почему величайший мировой писатель отказался от номинации на премию. А также как Нобелевская премия стала «черной меткой» и в каком возрасте стоит читать «Войну и Мир»
«Награждать его не за что». Дмитрий Быков о том, почему Петер Хандке не заслужил Нобеля-2019 по литературе.
«Путин объявил гражданскую войну». Шендерович — о деле Котова, разгоне СПЧ, поверивших в пропаганду «вечерних М», и любви к родине по ГОСТу
Нобелевская премия, которую не простили в СССР. Дмитрий Быков — о «Докторе Живаго» Бориса Пастернака
«В Индии его почитали как божество». Читаем и поем первого неевропейца, получившего Нобеля, Рабиндраната Тагора
«Хоть и империалист, а талантливый». Дмитрий Быков — о том, что в произведениях Редьярда Киплинга нравилось советским властям
Чем «Маугли» похож на «Мцыри», и почему империализм Киплинга нравился советским властям? Дмитрий Быков — о самом успешном британском писателе 20 века
«Их не обыграть»: Виктор Шендерович о стратегии протеста против полицейского государства