Лекции
Кино
BBC
Почему в 1946 году Герману Гессе дали Нобеля от безвыходности, а его книги любят снобы, интеллектуалы и напыщенные дураки?
Читать
21:45
0 7615

Почему в 1946 году Герману Гессе дали Нобеля от безвыходности, а его книги любят снобы, интеллектуалы и напыщенные дураки?

— Нобель

Новый выпуск «Нобеля» с Дмитрием Быковым — обсуждаем лауреата премии 1946-го года, немецкого писателя и художника Германа Гессе. Почему его книги — это манифест легкости, чувственности и милосердия, а любовь к его произведениям — это марка самовлюбленных и мало одаренных людей? Почему творчество Гессе необходимо счастливым одиночкам, а его премия — это безупречный и безальтернативный выбор комитета? 

Здравствуйте, дорогие зрители Дождя. С вами снова программа «Нобель», ее бессменный ведущий Дмитрий Львович Быков и бессменно помогающая ему я…

Александра Яковлева.

Мы сегодня обсуждаем очередного Нобелевского лауреата, я не побоюсь этого слова, культового писателя, догадайтесь кого.

Я не зря всегда к слову «культовый» относился так пренебрежительно, потому что Герман Гессе, любовь к Герману Гессе для меня почти всегда маркировала людей неприятных, самовлюбленных и малоодаренных, что часто соседствует. Притом что самого Гессе нельзя не любить, прелестный писатель, но, наверное, я вряд ли назвал бы в числе своих любимых текстов «Степного волка», который был любимой книгой всех роковых женщин и суперменистых мужчин семидесятых-восьмидесятых годов. Вот как его у нас издали, так чтение Гессе сделалось какой-то прямо, ну не скажу интеллектуальной модой, но такой маркой, которую полагалась держать.

Я-то, честно сказать, с несколько большей симпатией отношусь к его самому знаменитому роману, а именно «Игра в бисер». Раздражают меня, конечно, его «Паломничество в Страну Востока», «Сиддхартха» и другие его индуистские, востоколюбивые вещи, востокофилические. Поэтому говорить я буду в основном об «Игре в бисер» именно. Вообще, как известно, я всегда хуже говорю о вещах, которые не люблю, потому что вот это, как Блок говорил о своем отношении к одной пьесе, не понимаю и как-то неинтересно понять.

Боюсь, что «Степной волк», например, при том, что она в общем довольно милая книга, и когда к моему восприятию перестало примешиваться раздражение от всяких людей, которые эту книгу хвалили, я ее прочел почти с любовью. Она очень милая такая, но это очень книга двадцатых годов, очень книга наивная, при все при том. И как раз она пронизана ненавистью к снобизму, и то, что ее взяли на знамя разнообразные снобы, это как раз очень показательно. На самом деле это попытка Гессе, призыв Гессе вернуться к естественному человеку, отказаться от бесконечной политизации, от войны, от всего того, что он называл «фельетонной эпохой» и вернуться к такой прекрасной непосредственности и простоте, которая есть в жирафе, есть в антилопе, очень хорошо, что он называет не волка, например.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Уже много лет меня шепотом благодарят за гражданскую позицию». Первое появление Андрея Макаревича с женой Эйнат Кляйн на экране