Лекции
Кино
BBC Галереи SMART TV
Как пособие по географии превратилось в сказку про Нильса и диких гусей, а Сельма Лагерлеф первой из женщин получила «Нобеля» по литературе
Читать
38:43
0 7597

Как пособие по географии превратилось в сказку про Нильса и диких гусей, а Сельма Лагерлеф первой из женщин получила «Нобеля» по литературе

— Нобель

В новом выпуске программы «Нобель» Дмитрий Быков рассказывает о первой женщине-лауреате Нобелевской премии по литературе, Сельме Лагерлеф. Она получила ее в 1909 году. Сельма Лагерлеф — шведская писательница и прозаик, самая ее известная книга — история о чудесном путешествии Нильса с дикими гусями. Сельма стала почетным доктором Уппсальского университета, вошла в Шведскую академию и в 1909 году получила Нобелевскую премию за «отображение высоких идеалов, прекрасное воображение и духовное воспитание». 

Всем привет. С вами программа «Нобель», я Александра Яковлева и с нами, как всегда, Дмитрий Львович Быков. И говорим мы сегодня о лауреате Нобелевской премии 1909 года Сельме Лагерлеф.

Сельма Лагерлеф — первая женщина, получившая Нобелевскую премию, в чем особенный символизм этого награждения. Она была уже известным шведским автором, ей был, в конце концов, 51 год, она уже была, наверное, самым титулованным в это время шведским прозаиком, хотя Швеции в это время очень есть из кого выбирать, заметим, что скандинавский модерн в это время набирает обороты, набирает силу. Но тем не менее, Сельма Лагерлеф до сих пор одно из самых чтимых имен в Швеции, и в Скандинавии в целом. Кстати, говоря, и в Финляндии, потому что когда Советский Союз начал в 1940 году Зимнюю войну, Сельма Лагерлеф не только выступила с посланием к интеллигенции мира не дать Советскому Союзу поглотить маленькую Финляндию, но еще и отдала свою золотую Нобелевскую медаль в фонд борьбы с интервенцией. Слава богу, что обошлось без этого, и медаль была ей возвращена. Сельма Лагерлеф принадлежала именно к тем благородным идеалистам, которым Нобель и завещал давать премию, прежде всего потому, что она была одним из самых яростных апологетов и проповедников христианства во всей мировой литературе XX века, причем христианства подлинного, такого боевитого, а не плюшевого и не уютного. Она действительно в этом смысле несколько схожа с Честертоном.

Я думаю, что три события определили ее жизнь. Во-первых, она с пяти лет болела детским параличом, и окончательно исцелилась только к 16 годам, но она все равно сохранила хромоту на всю жизнь. И то, что она провела в неподвижности практически десять самых счастливых лет детства, ну там естественно, что под конец ей легче было, но первые пять она просто не вставала с кровати. И конечно, бабушкины сказки, книжки, разговоры, все это превратило ее в ребенка мечтательного и такого несколько «не от мира сего».

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах