Лекции
Кино
TED BBC
Иван Вырыпаев: «Я разрешаю брать деньги у государства. Прямо берите сколько хотите»
Режиссер о письме в защиту Серебренникова, смысле жизни и о том, как поменять Россию
Читать
51:40
0 36270

Иван Вырыпаев: «Я разрешаю брать деньги у государства. Прямо берите сколько хотите»

— Синдеева
Режиссер о письме в защиту Серебренникова, смысле жизни и о том, как поменять Россию

В гостях у Натальи Синдеевой — режиссер и сценарист Иван Вырыпаев, рассказавший о своей жизни и творчестве в Польше. Также обсудили нашумевшее письмо его авторства с призывом не сотрудничать с государством — оно было опубликовано вскоре после ареста Кирилла Серебренникова. А еще — российскую культуру, менталитет и действительность в целом. 

Синдеева: Программа «Синдеева» иногда возвращается в студию телеканала Дождь, а иногда она снимается в бутике BORK. Сегодня у меня в гостях человек, которого нашей аудитории, в общем-то, можно представить очень коротко. Иван Вырыпаев, режиссер и сценарист.

Ваня, ты бываешь у нас в эфире, давно не был, но всё-таки бываешь. И нам это очень приятно, и мы очень часто в своих культурных программах рассказываем про то, что ты делаешь. Я очень хотела давно поговорить с тобой. Поэтому спасибо, что нашел время и приехал к нам.

О жизни в Польше

Вырыпаев: Спасибо, я тоже большой поклонник канала Дождь, смотрю его, вот. Мне очень приятно.

Синдеева: Спасибо. Вообще у меня первый вопрос. Когда я готовилась к программе, то есть у меня такое в голове: Иван в Польше, Польша, Польша… И тут я вдруг где-то читаю, что вот Иван в Польше, и то ли он там ставить не будет, то ли он вернулся. Ты можешь мне уточнить?

Вырыпаев: Нет, я всё-таки физически… Я живу в Варшаве, вот, у нас с женой есть там продюсерская компания, мы открыли, мы занимаемся театральным… Театром, продюсируем спектакли, делаем спектакли. И, в общем-то, как-то мы там. Другое дело, что сейчас у меня так сложилось, что у меня как-то стало больше международных проектов разных, то есть или предложений, или возможностей. То есть как-то расширилась очень, например, как-то есть сейчас проект, который вообще международный, связан там с Англией, с Нью-Йорком, с чем-то ещё, вот. Ну а в России тоже есть какие-то сейчас переговоры, чтобы что-то делать. Я очень люблю Россию и очень скучаю по русскому зрителю. Мне очень это… как сказать? Важно быть как-то здесь. Но вот эти три года, я три года уже не живу, и вот в течение трех лет я не сделал в России ни одного спектакля.

Синдеева: А вот это всё-таки с чем связано? Нет запроса здесь, или ты как бы все силы тогда вложил в жизнь в Польше? Вот ты как отвечаешь?

Вырыпаев: Ну, как раз запрос вот наоборот, запрос очень большой.

Синдеева: Мне тоже кажется, что на твои пьесы сейчас…

Вырыпаев: И в этом было бы мне даже как-то комфортнее и проще здесь, наверно, потому что всё-таки есть какой-то запрос. Вот. Но это связано с нашим… Наш отъезд ― это такой многоплановый. Наверно, он связан с дочкой, с тем, что всё-таки у меня, у нас дочка должна была пойти в садик, вот, мы должны как-то… Мы решили для неё выбрать страну, нужно было выбирать. И мы выбрали Польшу, вот. Ну, как-то вот так. Потом, ну и так уже сложились теперь обстоятельства. У меня в Москве, я вот думаю, у меня очень много предложений. Я вот сейчас приехал на четыре дня, мне говорят сразу там какие-то люди: «Давай вот это сделаем, давай центр сделаем, давай мы тебе сейчас дадим деньги, театр какой-то сделаем, место». Но проблема в том, что я не прижился в Москве. Я жил здесь 16 лет. Я иркутянин, и я, в общем-то, не смог себя найти в Москве. У меня работа сложилась здесь, друзья сложились, но вот энергетически я не прочувствовал себя, мне тяжело в Москве. Я не могу эту энергию, мне очень тяжело здесь жить физически. Я даже вот здесь четыре дня, я вот думаю: «Надо…», ну, мне тяжело.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри