Лекции
Кино
BBC
Максим Виторган: В 2012 году был смысл идти голосовать. Зачем это делать сейчас — я не понимаю
Актер — о детях и отношениях после Собчак, бессмысленности голосования за поправки и уроках пандемии
Читать
43:46
0 33715

Максим Виторган: В 2012 году был смысл идти голосовать. Зачем это делать сейчас — я не понимаю

— Синдеева
Актер — о детях и отношениях после Собчак, бессмысленности голосования за поправки и уроках пандемии

В гостях у Натальи Синдеевой впервые за несколько месяцев не по скайпу, а вживую — актер Максим Виторган. Они обсудили темы, которые сейчас всех интересует — как (и если) пандемия изменит сферу занятости и приоритеты в жизни не только в России, но и во всем мире, а также что сейчас происходит в России в частности — и стоит ли идти голосовать тем, кто не считает саму процедуру голосования легитимной. А еще — немного о Платоне и новых отношениях после развода с Собчак. 

Синдеева: Вот так мы отмечаем возвращение программы «Синдеева» на территорию «Флакона». За последние шесть месяцев, по-моему, это первый раз. Я очень рада. И сейчас мы находимся в очень приятном пространстве «Флакона», за стенкой нашей студии постоянной, и в гостях у меня Максим Виторган, режиссер, актер. И пять лет назад мы с тобой встречались.

Виторган: Пять лет назад?

Синдеева: Представляешь, пять лет назад. Я сегодня залезла и сама очень сильно удивилась. Это была, может быть, одна из первых программ на «Флаконе», как раз мы сюда переехали. И тогда наш разговор начался с того, что я сказала: «Макс, ты сейчас здесь у нас не как актер и режиссер, а как член нашей семьи, потому что и Ксения Собчак тут у нас работает, и теперь вы семья, ты, значит, здесь, у нас большая семья».

И ты знаешь, за эти пять лет все изменилось, и Ксении нет ни с нами, ни с тобой. Мы остались, и, мне кажется, наша семья, я сейчас уже говорю, Максим, о тебе как о человеке, который очень близок с Дождем на протяжении многих лет, что очень меня радует, потому что есть друзья, которые с тобой проходят через разные этапы твоей жизни. Ты как-то все время в нашей жизни есть.

Виторган: Я, между прочим, очень критично настроен к Дождю всегда. Я помню…

Синдеева: Так послушай, самое… Я всегда за критику от близких людей, потому что она точно будет настоящая, искренняя. Критика всегда расстраивает, она все равно не радует, но я, например, могу сказать, что я всю критику от здравых людей, особенно от близких, читаю, фиксирую, возвращаю это, условно, сюда, что с этим можно сделать. Поэтому это нормально. Но не то чтобы меня это радует, но это…

Виторган: Нет, знаешь, не обязан же Дождь нравиться всем и даже мне.

Синдеева: Да, сто процентов. Макс, смотри, конечно, так как действительно вот эти пять лет разговор с того, что у нас семья, я не могу с тобой не поговорить про личное. Жизнь после Ксении Собчак. Давай назовем это так.

Виторган: Давай, назови так, хорошо.

Синдеева: Как оно? Жизнь есть?

Виторган: Есть ли жизнь после Ксении Собчак? Есть, да. Есть, да, да, конечно.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах