Лекции
Кино
TED BBC
Федор Бондарчук: «„Спящие“ — не заказной проект. Нам никто его не заказывал: ни администрация президента, ни ФСБ»
Режиссер о том, за что благодарен Серебренникову, почему «Спящие» — не «агитка», а мейнстрим, и как начал новую жизнь в 50 лет
Читать
43:19
0 63254

Федор Бондарчук: «„Спящие“ — не заказной проект. Нам никто его не заказывал: ни администрация президента, ни ФСБ»

— Синдеева
Режиссер о том, за что благодарен Серебренникову, почему «Спящие» — не «агитка», а мейнстрим, и как начал новую жизнь в 50 лет

В гостях у Натальи Синдеевой — режиссер, актер, продюсер Федор Бондарчук. Он рассказал о своем отношении к делу Кирилла Серебренникова и за что он благодарен режиссеру, почему «Спящие» не «агитка», а мейнстрим, как начал новую жизнь в 50 лет, зачем создал школу «Индустрия» и о недавно вышедшем фильме «Мифы».

Синдеева: Ну, я начну программу с того, что мы с Федей знакомы, я тут посчитала, почти 25 лет. Я не могу сказать, что мы близкие друзья, прям близкие, там регулярно общаемся, но какая-то взаимная симпатия существует уже много лет. 

Бондарчук: Товарищи. 

Синдеева: Товарищи. И я наблюдаю за тобой все эти годы совершенно там с таким удивлением. Ты не меняешься в базовых, ключевых своих ценностях. Ты всегда был крутым другом, и я это знала, я это наблюдала, я знала из рассказов наших общих друзей. Ты таким остаешься. Тебя не портила ни твоя слава, ни деньги, ни успехи. И это редкое качество. И наблюдать за этим очень круто. И, зная, какой ты надежный товарищ, и зная, насколько ты цельный, и почему я сейчас об этом много говорю — потому что у многих людей, которые тебя не знают, да, есть разное представление о тебе. И мне важно было вот нашей аудитории обязательно об этом сказать.

Конечно, мы поговорим сейчас про Кирилла Серебренникова. Ты был один из первых, кто приехал, когда был суд. Вопрос-то у меня вот какой: почему мы все… Я могу сказать, что когда была проблема с телеканалом Дождь, мы все рассчитываем и надеемся на опять же царя. Ну, на президента. Потому что мы пытаемся пойти и договориться, попросить и замолвить словечко, и так далее. Но не работает! Вот мы видим, да, что там, на протяжении уже нескольких лет и ярких каких-то дел, которые мы наблюдаем, это не работает. 

Вот не наступил ли момент, когда мы, люди, opinion-мэйкеры, люди, у которых есть авторитет, у которых есть вес, что, может быть, надо уже называть вещи своими именами? И защищать того же Серебренникова и всех его коллег, которые оказались в этой ситуации, и Юрия Дмитриева — историка, который сейчас сидит в тюрьме. Может быть, уже пора как бы вот, знаешь, выходить и называть вещи своими именами? Это не значит, что…

Бондарчук: Называй. 

Синдеева: Ну, телеканал Дождь называет вещи своими именами, но этого недостаточно. Мы не такие большие, к сожалению, теперь, понимаешь, для того, чтобы этот голос был громко услышан. А голос людей, которые, например… Вот сейчас очень многие люди поручились за Серебренникова, очень многие написали письма в его поддержку. 

Бондарчук: Вот мой голос. 

Синдеева: Да, но тихо получается. Не работает. 

Бондарчук: Но, с другой стороны, ты что, как ты предлагаешь сейчас мне придти в суд и сказать? 

Синдеева: Но никто из публичных людей, да, даже в суд, который открыт, понимаешь? 

Бондарчук: Да как! По делу Кирилла Семеновича, ну, когда подписался Станислав Сергеевич Говорухин, я внутренне аплодировал. Совершенно разные люди! Другое дело, что обидно, что на это не обращают внимание вот в том периоде времени, когда он должен сидеть под домашним арестом. 

Синдеева: Да, понимаешь! Вот получается же, не обращают внимания, понимаешь? 

Бондарчук: Потому что он может работать и репетировать, и так далее, и так далее. Вообще жесткость в его направлении меня просто удивила, если не сказать, обалдел, когда рядом идут те же самые кейсы похожие, с другими масштабами, и все это проходит по-другому. Ты сейчас спрашивала о чем? Что как, чтобы голос был более слышим? 

Синдеева: Как бы голос был более слышен? Понимаешь, уж перестать ходить, просить, решать кулуарно, понимаешь? 

Бондарчук: Ну, понимаешь, это извечный, мне кажется, извечный…

Синдеева: А уже просто вот как бы называть вещи своими именами. И, может быть, тогда будет это услышано? Ведь это же проблема в том числе в системе, как она устроена, да? А мы все письма подписываем. 

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Гастропутешествие по местам «Левиафана»: кулинарные открытия от шефа из топ-100 лучших ресторанов мира
Вторая серия проекта «Скатертью дорога»