Поддержать программу

«Я придумал себе формулу: я в 50 лет родился»: Федор Бондарчук о том, как начал новую жизнь

11 323
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
24 декабря 21:00
понедельник: 23:00
вторник: 15:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00

Режиссер Федор Бондарчук рассказал, как решил начать новую жизнь в 50 лет и как на это отреагировала его команда, с которыми он перестал работать.

Синдеева: Я посмотрела фильм, посвященный твоему 50-летию. Ты рассказал вот о чем, что в какой-то момент ты собрал всю команду, с которой ты отработал на нескольких проектах. Всех собрал и сказал: «Все, больше я с вами работать сейчас не хочу, я хочу поработать с новыми людьми!». С одной стороны, я пришла в ужас, потому что я представила вот этих людей в этой команде, которые с тобой, я знаю, как тебя любят на площадке, я знаю, как с тобой кайфово работать, потому что об этом рассказывают все! И вдруг ты говоришь, все, а теперь я хочу с молодыми поработать, с другими. Вообще, какая реакция была у группы? 

Бондарчук: Ужасный шаг был! Мне было неловко. 

Синдеева: В том-то и дело! Это невероятное уважение, что ты решился на такой шаг, потому что иногда нужно обновлять. 

Бондарчук: Я для себя просто вот, мне чуть позже, правда, я уже закончил съемки «Притяжения», исполнилось 50. Я к этому шел. Я придумал себе формулу. Я в 50 лет родился. Я не прочитал, ну, какие-то книжки я прочитал, но я все книжки мира не прочитал, я фильмы не посмотрел, музыку не послушал, недолюбил, недозанимался спортом, недопутешествовал и так далее, и так далее. Вот я сейчас родился, и у меня новые могут быть знакомые, новые друзья, многие новые партеры. Конечно, опыт есть. Но вот у меня такое желание. Было такое, скорее-скорее, я, наверное, как-то это пытался для себя понять, мое ощущение во времени, мои желания. Я всегда шел против, ну, вот так скажем, кинематографического пространства, да, на эксперимент. «Обитаемый остров» снять было в отсутствие индустрии, ну, это было так опасно. За это и получил. Ни на секунду не расстраиваюсь. Хорошо, что выжил. Но 222 съемочных дня, и когда у тебя ничего не работает. У нас было с Роднянским желание, мы даже обсуждали, ничего не строить, не придумывать мир Саракш и не делать космические корабли — взять 6 камер, выйти на улицу и снимать вот здесь «Обитаемый остров». Я тогда сказал, нет, давай, сделаем, давай, сделаем вселенную Стругацких, «Обитаемого острова», и будем выдумывать от костюмов до, я не знаю, специального транспорта и космических кораблей. Вот. Это стоило мне нескольких лет жизни. 

Синдеева: Но это, это же был самый такой тяжелый проект с точки зрения, да, и финансов, и обязательств, и ответственности? 


Бондарчук: Это самый тяжелый проект, да, да, да. И потом, ты понимаешь, когда у тебя такой успех после «9 роты», от тебя ждут чего-то, давай, нас удивляй. Но удивляй не на уровне, у тебя нет, так сказать, рядом никого, ты удивляй, знаешь, по полной программе, мы ждем от тебя прям, чтобы кинотеатры раздавили очереди на твой фильм — вот этого ждем. А другое, ничего другое, не, не проходит. И мало того, что у тебя там это самый кассовый фильм того года — неважно, что он собрал, неважно. Давай, удивляй. Это должно быть. Ах, нет? Ну, значит, провал. 
Вот. И вот это был рискованный шаг, очень страшно было. Боролись два человека во мне. И я просто вот та вот, закрыв глаза, на эту территорию заступил. Ни на секунду не жалею. Я им благодарен за это время, я им благодарен за эту энергию, я благодарен за вот два года жизни. Мне кажется, что энергия там в этом, в этой картине моей «Притяжение», она немножко другая. Вот. 

Синдеева: Команда, вот, смотри, команда. Я как раз и про твои переживания, когда ты команде сказал, что все. Вот ты сейчас объяснил, 50 лети, новая жизнь, я родился. Как они вообще отреагировали? 

Бондарчук: Тяжело. Да. То есть, это, с одной стороны, первый слой, это, так сказать, да, ну, да, это все понятно, давай, Бондарь. А, с другой стороны, ну, что, твои упыри, грободелы? Что они? Недоволен? Доволен? Как? Поработал? 

Синдеева: Но ты же с ними продолжаешь общаться? 

Бондарчук: Да. Да, нет, для меня во времени, тогда мне это было важно, я это сам все напридумывал и решил сделать. Страшно? Да, страшно. Ну, вот так.