Поддержать программу
Синдеева
44:49
2 сентября

Софья Капкова: «Написала пост на „Снобе“, на следующий день позвонили из приемной Мединского»

Основатель Центра документального кино о его создании, фестивале Дианы Вишневой «Контекст» и о том, какие фильмы смотреть на фестивале «Центр»
25 240
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Расписание
Следующий выпуск
1 октября 21:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00, 10:00, 23:00

В гостях у Натальи Синдеевой побывала основатель и генеральный директор Центра Документального Кино и директор международного фестиваля современной хореографии «Контекст» Софья Капкова. Она рассказала о новом проекте web documentary, посвященном российскому поколению миллениалов, стоящих проектах фестиваля Центр и о том, в чем согласна в высказываниями из открытого письма Ивана Вырыпаева.

Программа «Синдеева» продолжает свою работу. У меня сегодня в гостях Соня Капкова, генеральный директор Центра документального кино, генеральный директор фестиваля CONTEXT, ну и, очень важно зрителю нашему сказать, прокатчик фильма  «Слишком свободный человек» Веры Кричевской и Михаила Фишмана, в том числе, и не только этого. Сонь, ЦДК в этом году 5 лет, CONTEXT 5 лет. Собственно, я очень хотела с тобой поговорить про то, как вы пришли к этим двум юбилеям, вообще что сделано, какие планы.

Но, конечно, я не могу с тобой не начать разговор с ареста Кирилла Серебренникова, потому что мы уже последнюю неделю все, собственно, все равно живем, и это не уходит из повестки, и все мы по этому поводу переживаем и думаем. ЦДК — это очень такой патриотичный проект на самом деле. Это делается на частные деньги, вы прививаете любовь к документальному кино, и, в общем-то, это такое достаточно сложное занятие, и вкладываете в это очень много сил, и такие совершенно энтузиасты этого дела. Кирилл Серебренников и современный русский театр — это одно из немногих, чем вообще страна гордится, и это тоже очень патриотично, и в своем выступлении Кирилл, как бы даже недоумевая, сказал: «Я думал, тем, что мы делаем, будет гордиться страна, а в итоге оказываюсь за решеткой». Скажи, у тебя от этой новости, от этого события, вообще руки не опустились? Насколько ты экстраполировала вот эту ситуацию на то, что вы делаете, в том числе?

Это хороший вопрос, потому что руки постоянно опускаются. Потом ты находишь в себе силы как-то двигаться дальше, потому что ты веришь, что и так победим. Мне сложно на эту тему отвечать, потому что, во-первых, я хорошо знаю Кирилла, и да, я никогда не была у него в квартире, но вот недавно у Ромы Супера в фейсбуке прочитала, что квартира 32 квадратных метра. Я говорю, у меня даже мурашки по коже, потому что я не могу представить, как творческий человек, настолько открытый может находиться в таком закрытом, замкнутом пространстве, это довольно сложно.

Без какой-либо вообще внешней коммуникации.

Ему нужен воздух, ему нужна энергия, потому что творческие люди, как раз про которых ты говоришь, люди-энтузиасты, они питаются, они из внешнего черпают эту энергию, которая дает им силы как раз, чтобы руки не опускались, и продолжать двигаться дальше. Это ужасно, это страшно. Я оптимист, мне легче жить, потому что я, с одной стороны, фаталист, а с другой стороны, оптимист, поэтому такая судьба, но я всегда верю, что она обязательно, знаешь, если сейчас не хорошо, значит, еще не конец.

Я тоже так, знаешь.

Потому что по-другому я не понимаю, как, потому что по-другому просто можно не просыпаться и чувство справедливости внутреннее и несправедливости, настолько остро ты его ощущаешь, что…

Ты читала открытое Ивана Вырыпаева, которое было на «Снобе», которое, правда, потом быстро?....

Да, я успела прочитать.

Это, конечно, был крик. Я, честно, я подписывалась под каждым словом, потому что я тоже за последние, наверное, года полтора, знаешь, я внутренне стала приходить к тому, что любые компромиссы сейчас, они уже, наверное, непозволительны. И собственно, его основное обращение было и главная такая боль, что эта игра в благородных Шиндлеров — это такая немножко двойная игра, что здесь, с одной стороны, мы поддерживаем власть для того, чтобы делать отличный проект, для того, чтобы помогать детям, в итоге и привела Кирилла к тому, где он оказался. Что для тебя этот тезис? Ты согласна с этим, как чувствуешь это?

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: