Поддержать программу

«С одной стороны я понимаю, что это не мое, но с другой стороны, немножко завидую»: Антон Беляев о двояком отношении к Шнурову и группе «Ленинград»

6 476
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
22 октября 21:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00, 11:00, 23:00
среда: 21:00
четверг: 01:00, 04:00

Фронтмен Therr Maitz и полуфиналист проекта «Голос» Антон Беляев рассказал о своем двояком отношении к Сергею Шнурову и группе «Ленинград», с которыми он познакомился в ходе своей карьеры.

Синдеева: Слушай, а как ты относишься к музыкантам всея Руси, к Шнурову и группировке «Ленинград»?

Беляев: Я скажу так, мне в какой-то момент очень… То есть я считаю, что мат и частушки — это простой путь, с одной стороны. С другой стороны, в какой-то момент я увидел, как это, в какой упаковке подается это блюдо, и я, в общем-то, зауважал, то есть мне нравится, что происходит, плюс, в связи с постоянными гастролями мы стали чаще встречаться.

Синдеева: Да?

Беляев: Ну, мы все время, один город, то есть он видит наши афиши, мы видим его афиши. Мы внезапно в накопителе страшном, в аэропорту, в какой-нибудь Казани, чего угодно… Это, естественно, сближает, то есть ты начинаешь… Это, кстати, со мной вообще в целом произошло, потому что я очень дистанцировался сильно от бизнеса, я действительно никого не знаю, музыкантов, никогда не был в тусовке. Но когда ты начинаешь кататься, и с тобой все время здороваются люди, которых ты по телевизору, условно, только видел, то есть ты думаешь, блин, ну ладно. И как-то начинаешь с ними общаться. Например, я на «Голосе» познакомился с Димой Биланом, которого, в общем-то, который вообще для меня не существовал, то есть он оказался исключительно приятным молодым человеком, я просто с ним, я курил еще тогда, и мы там что-то встали и что-то три сигареты скурили подряд, то есть просто стало интересно. Вот со Шнуром, наверное, так же произошло, то есть я, конечно, не могу, положа руку на сердце, сказать, что это культура, это новое слово в искусстве. Да нет, конечно, это все развлекуха, и как бы с моей точки зрения такой однобитный подход немножко к людям, но, во-первых, это…

Синдеева: Ты знаешь, у него же есть, вот что меня совершенно восхищает в нем, у него, конечно, невероятная чуйка на то, что в воздухе, понимаешь.

Беляев: Безусловно, да.

Синдеева: И он очень быстро-быстро и точно реагирует на процессы.

Беляев: Опять же, это такое уже чуть глубже обсуждение, это вопрос формы. Он выбрал прекрасную, мобильную форму для этого, то есть форма искусства, в которой он работает, позволяет тут же менять направление, реагировать на все, она подходит подо все, потому что частушка может быть про все, что угодно сейчас. То есть я это к тому, что материи, с которыми мы работаем, это сложная какая-то инженерия начинается, там надо все уловить, придумать, выстроить, короче, длительная очень такая архитектура. А здесь раз, повернулся — и попер, то есть все очень классно. С одной стороны я понимаю, что это не мое, я не смогу так никогда, но с другой стороны, немножко завидую.