Поддержать программу
Синдеева
35:57
19 июля 2015

Как стать ресторанным магнатом: мастер-класс Аркадия Новикова

21 465
17
Расписание
Следующий выпуск
11 декабря 22:00
пятница: 03:00, 15:00
воскресенье: 22:00
понедельник: 01:00

В гостях у Натальи Синдеевой — Аркадий Новиков, владелец 53 ресторанов о том, чем бизнес в Москве отличается от бизнеса в Лондоне, о том, как в нынешней экономической ситуации чувствует себя ресторанный бизнес и как разгромная публикация в Guardian стала залогом успеха его ресторана.

Синдеева: Я, несмотря на то, что много о тебе знаю, хочу, чтобы зрители короткую твою биографию узнали от тебя. Я дам тебе посыл. Почему тыдействительно удивительный и уникальный пример, потому что ты не просто сам когда-то работал поваром. Ты закончил кулинарный техникум, ты получил это профессиональное образование, ты попал в ресторан и прошел все стадии, и умеешь все это сделать руками: и на кухне, и разгрузить машиныты все это делал.

Новиков: 25 июля 1962 годая, школа, учился плохо. Не знаю, почему. Стоял самый последний в классе, физкультурой не увлекался, короче, школу отбросили. После школы не поступил в институт.

Синдеева: В какой?

Новиков: Автодорожныйпровалился на математике. Хотя, в принципе, думал, что математику знаю и любил ее. Провалился. Пошел, мама меня отвела в кулинарное училище, где я начал новую жизнь.

Синдеева: Это совершенно удивительный выбор.

Новиков: Это был выбор не мой, это был выбор моей мамы, потому что в 17 лет я вообще не понимал, чем я хочу заниматься. Я в автодорожный институт пошел только потому, что я вроде мальчик, и машиныкак-то так звучало. В общем, я тогда еще не родился, будем так говорить. Короче, кулинарное училищекогда я в первый раз попал в этот класс и открыл учебник, я не знаю, что это было. Знаешь, якак Алиса в стране чудес: я приоткрыл занавес и попал в другой мир, в другую жизнь. Мне реально это понравилось. Потом были правильные люди, потому что я попал в правильный ресторан, где была практика, где меня научили готовить. Потом была армия, где меня научили быть мужчиной. Я пошел в армию таким худым, а вышелуже таким серьезным человеком.

Синдеева: Армия дала позитивные…

Новиков: Да, я считаю, что мне на пользу пошла армия. Я положительно вспоминаю армию. Было сложно, было трудно, было тяжело. У нас была дедовщина в соседних подразделенияху нас не было. Дратьсядрался, битьиногда так получал. Но так, чтобы у меня были отрицательные впечатлениянет. Я считаю, что армия мне помогла и принесла пользу. После армии…мне в армию мама прислала учебникия чего-то читал, но пошел поступать в институт в военной форме, и меня приняли в институт Народного хозяйства Плеханова, где было отделение «Экономика общественного питания»это было вечернее отделение, я работал поваром. После повара я короткий промежуток времени4 месяцаработал шеф-поваром. Потом меня оттуда турнули. ПотомПерестройка, кооперативное кафе, 1991-й год, ресторан «Сирена».

Синдеева: «Сирена» до сих пор работает?

Новиков: Я не знаю, сколько она еще протянет. К 2025-му году уже близится.

Синдеева: Она до сих пор продолжает приносить прибыль?

Новиков: По поводу прибыли я…пусть кто посмотрит хотя бы разочек, еще сходят и помогут бедному ресторатору сохранить ресторан «Сирена». Жизнь меняется, места меняются, и рестораны пользуются популярностью в более таких проходных местах.

Новиков: Жаловатьсягрех, радоваться еще пока нечему. Плюс, еще ситуация, которая происходит сейчас на рынке, вообще экономика, может быть, не так легко рестораторамэто тоже сказывается. До последних событий мы чувствовали себя более-менее. Сейчасне идеально. Онодин из, может быть, двух ресторанов, которые не чувствуют себя хорошо как остальные. Еще у нас есть «Камчатка», которая на театре Ленкомтоже не очень хорошо работает. Еще у нас есть ресторан тоже не очень хорошо работающий«GQ», большой. Он называется не «GQ», он называется «Балчуг 5», но я для себя в голове его все равно… «Балтик 5»потому что он очень хорошо работает днем. Это большая такая недешевая столовая. Там был и обед, и ужин, а сейчас, в основном, только обед. Мы пытаемся что-то придумать, чтобы заманить на ужин, но он в стороне от всего, и жизнь переместилась на Патриаршие, на Пятницкие, на Бронные и на всякие другие улицы, а оттуда вся эта движуха ушла.

Синдеева: Сколько у тебя ресторанов в Москве?

Новиков: Под моимиоколо 50-ти, наверное. Я, честно, не кокетничаю, я не знаю, сколько, никогда не интересовался. Честно говоря, меня это меньше всего волнует. Хотя, по идее надо бы узнать. Но, честное слово, я не знаю.

Синдеева: Чем всегда, когда меня спрашивают, что такое ресторан Аркадия Новикова для меняэто стабильность. В любой ресторан в какой ресторан Аркадия Новикова ты бы ни пришелты всегда получишь качественную еду, качественный сервис. Когда появилась Ginzaтакой сторонний проект очень симпатичный, в котором во многом, в том числе, использовались твои какие-то наработки, опыт вдруг начал так активно в Москве захватывать эту поляну. Понятно, что людям хочется чего-то новенького, и они начали изменять тебе. С одной стороны, это хорошо для конкуренции. С другойнам было немножко обидно, хотя мы точно так же стали также ходить в их рестораны, и они большие молодцы, потому они тоже держат этот стабильный уровень качества, который есть в их ресторанах. Как ты считаешь, вообще если смотреть в будущее, насколько эта сетевая стратегия оправдана в том, как сейчас развиваются рестораны? Потому что, опять же, мы сейчас наблюдаем, появляются рестораны поваров. Не Аркадия Новикова, который и повар, и создатель, и ресторатор или Ginza, а поваров. Или ты идешь к Уильяму или ты идешь к братьям Березуцким. И мне иногда кажется, что начинает работать штучная модель: ресторан один, может быть, два, а не эти сети.

Новиков: С тобой хорошо разговариватьс тобой ничего не надо даже говорить, а просто соглашаться и все. Да, ты права, и все. Давай по порядку. Что касается Ginza и конкуренции. Если бы не было конкуренции, было бы здорово для меня, конечно. Я был бы один и держал бы свой ресторан, и даже обещал бы не повышать цены и кормить хорошо. Конкуренция для меняне очень хорошо. Хороша ли она для вообще в целом рынка? Конечно, хороша. Потому что это ценовая политика, это разные предложения и вообще. Что касается Ginza дальше? Ginzaмолодцытам их несколько человек, владельцев Ginza. У нас есть какие-то партнерские отношения где-то в чем-то. У нас есть в Питере итальянский ресторан «Франческо», мы с ними там сотрудничаем по Пулковоу нас несколько ресторанов в Пулково. И у нас есть один или два проекта в Москве. Один, наверное.

Синдеева: То есть, они вас в Питер и запустили?

Новиков: Мы изначально, когда они еще не пришли в Москву, они меня попросили помочь им в «Франческо». Тогда у них еще не было в Москве проектов. Это с тех времен первый проект. Ребятамолодцы, они немножко с другой стороны идут, они начали заниматься ресторанами, не будучи рестораторами полноценными, они все время занимались пиаром. Это не так важно, с какой стороны. Главноерезультат и что они сделали много проектов, и что развиваются дальше и продолжают. И то, что они меня обогнали где-то в чем-то: в количестве, в качестве… Короче, онимолодцы. Что касается остального рынка и тренда, вообще что происходит в Москведумаю, что ты права и, наверное, как и во всем мире, сейчас мода за личными именными ресторанами, такие как открыл Мухин, где он шеф-повар и партнер, Казаков Володя, где оншеф-повар, братья Березуцкие и еще разные людиАнатолий Ком, один из главных поваров страны, маэстро. Так что я считаю, что за этим будущее, растет большая плеяда молодых талантливых ребят.

Синдеева: Ты в связи с этим свою стратегию как-то меняешь тоже? Ты никогда не выпячивал поваров, всегда был ресторан Аркадия Новикова, хотя где-то в интервью ты рассказываешь про своих поваров, ты ими хвалишься, гордишься, но никогда они не были визитной карточкой ресторана. Ты как-то будешь менять?

Новиков: Если у меня что-то будет, чем я могу хвалиться…ну, не то что хвалитьсяэто неправильно. У меня хорошие ребята работают. Но тут важно не от того, что хочу ли я хвалиться ими, а хотят ли они хвалиться и есть ли у них для этого силы, чтобы они говорили о себе.

Синдеева: Ну давай вот какой-то шеф какого-то ресторана, вот я хотела бы…

Новиков: У нас есть Мирко Дзаго, который шеф-повар ресторана «Сыр». Ондостаточно известный человек, онимя. У нас в Донна Маргарита есть итальянский повар, который достаточно известный и популярный.  У нас Юрия Рожкова кафе, который вел разные программы на телевидении и который хороший шеф и его хорошо знают.

Синдеева: Но все равно идут в ресторан к Аркадию Новикову, а не к Юрию Рожкову.

Новиков: Может быть, я не знаю. Если мы говорим про Уильяма Ламберти, то он тоже сейчас не стоит за кухней, он тоже стал ресторатором. Это всежажда наживы. Посмотрите на группу, которая Зарьков-Мухинто же самое: открыли один ресторан, сейчас они открывают еще разные. Это нормальная жизнь, когда сначала тышеф-повар-ресторатор, а потом ты превращаешься из шеф-повара-ресторатора в ресторатора-бизнесмена. Но есть люди, которые помешаны на идее, которые не хотят становиться глобальными ресторанными монстрами, хотят иметь свой ресторан. Я не знаю, кто такие, как их зовут.

Странная вообще какая-то ситуация происходит в Москве. Я не знаю, что в стране, потому что я живу в Москве и редко езжу куда-то в регионы, при том, что я читаюмногие пишут, что с экономикой не так все идеально, как хотелось бы, особенно после всех этих последних событий, связанных с санкциями. Меня удивляет, как изменилась Москва как город. Вот мы сейчас прошлись по этому райончику завода…как он называется?

Синдеева: Дизайн-завод Флакон.

Новиков: Так вот, посмотри на людей, посмотри на лица, посмотри на их одежду, посмотри на взглядыони все улыбаются, они радостные и счастливые. Я тут, к своему стыду, был недавно в первый раз в Музеоне и прошелся в парк Горького. Я не знаю, Лондон отдыхает, Париж отдыхает, Вена отдыхает.

Синдеева: Ну так и рестораны все заполненные.

Новиков: У нас офигенные кафе, парки. Самое основноелица людей. Я сейчас смотрюэто прям бахэто как грибы выросли. Если раньше все сидели в ресторанах и делали вот так: «Шу-шу». Это называется «терки»терли что-то. То сейчас люди радостные. Они улыбаются, они говорят, они себя ведут свободно. Мы превратились из города, в котором мы ожидали, что он приравняется к Европе, я не знаю, но мне кажется, что мы стали полноценной Европой. Это раз. И несмотря на это, покупательная способность, я думаю, что падает. И в связи с этим, наверное, сокращается доля дорогих ресторанов. Сейчас популярна недорогая еда, сейчас популярны стрит-фуды и простые кафешки, кофейни, где, в принципе, много народу.

Новиков: Чему и мы следуем где-то, несмотря на то, что у нас работают все рестораны, которые раньше работали, мы все равно пытаемся что-то такое недорогое сделать. Мы первые сделали «Прайм»у нас 47 ресторанов. Мы открыли уже 12 пончиковых «Krispy Kreme».

Новиков: Мы недавно открыли бургерную «#Farш».

Синдеева: Я не была еще. Надо? Брутально? Мужчины, бороды, что? Как обещают?

Новиков: Бороды все сбрили. Я сегодня прочитал такой комментарий, где человек пишет. Их очень много, знаешь что, я такое количество благодарностей получал за этот «#Farш», за эти 2 месяца, что за несколько лет меня столько людей не хвалило. Язвезда, когда захожу в эту бургерную, там все со мной фотографируются. Я крутой сейчас парень, бургеровладелец. Его комментарий был такой, что человек писал, буквально час назад я прочитал, что: «Я очень много путешествую. Был во всех бургерных L.A., Нью-Йорка» Он еще какие-то города там написал: Америка что-то там и это доходит до Лондона. «И ваш «#Farш» очень вкусный,имеется ввиду бургерная,и я ее ставлю в тройку лучших бургерных мира».

Новиков: Вообще я очень редко хвалю и нахваливаю свои проекты, так достаточно спокойно, но тут случайно получилось так.

Синдеева: Не случайно. Лондонские проекты, сейчас хочу их затронуть, потому что это же совсем другой рынок.С точки зрения бизнеса насколько это все успешно и какие планы на будущее?

Новиков: Отличается все-таки бизнес в Лондоне от Москвы тем, что я в Москве, я все-таки москвич коренной, Москву знаю, люблю, понимаю, знаю менталитет наших сограждан. Лондон для меняновый город, и я думаю, что я понимаю или думал, что я понимаю. Почему я думаля скажу вам далее. Мы сделали первый проект, который, это была большая серьезная афера«Новиков». Мы нашли место, которое естьплощадь 1800 метров, сделали в нем три проектаэто азиатский ресторан, итальянский и бар. Вложили туда, я нашел инвестора, мы вложили туда большие достаточно деньги.

Синдеева: Скажешь? Я слышала уже, честно, но не буду говорить.

Новиков: Что ты слышала, скажи?

Синдеева: Я слышала, 16 миллионов фунтов.

Новиков: Нет, мы вложили туда 11,5.

Синдеева: Фунтов? В Москве это даже невозможно представить.

Новиков: Да. Мы вложили туда 11,5 млн. И после того, как мы это сделали…ну, там были моменты, что пока мы это делали, у нас немножко там того.

Синдеева: Почему? Не хотели пускать русских?

Новиков: Потому что мы вступили в спор со строителями и с прожект-менеджерами, которые когда ремонтировали, просверлили насквозь несколько дырок в соседнее помещение, и нас на несколько месяцев закрыли. Я пытался с ними разбираться, кто виноват. В итоге закончилось тем, что я заплатил всем сверху: строителям, прожект-менеджерам и юристам, лендлорду и местной администрации, чтобы начать все это обратно делать, иначе бы я вступил в долгий конфликт и ничего бы не получил.

Короче, мы вложили эту сумму. Нас же еще газета Guardian…

Синдеева: Я прочитала эту статью. Я думаю, что надо было умереть после этой статьи. Эмоционально ты не умер?

Вам вовсе не обязательно ненавидеть Новикова из принципа. Тем более что в его новом ресторане достаточно вещей, которые сами по себе неприятны. Странности начинаются сразу — если вы заказываете столик на 9 часов, вам скажут, что бронь действует всего 2 часа. Вторая странность — горилла в бомбере у входа, которая неожиданно появляется и начинает гавкать: «Вы ужинаете здесь сегодня?» На это я мог промолвить лишь: «Ну если вы позволите». Внутри очень много людей. Но нас замечают и ведут через толпу. «Новиков» огромен. На самом деле это два ресторана в одном. Первое помещение — с паназиатской кухней, которая состоит из китайских, малазийских и японских блюд (как будто это одно и то же). Кстати, в меню есть стоящий перед угрозой вымирания голубой тунец. Но не удивляйтесь. Новиков же кормит Путина, зачем ему беспокоиться о такой безделице, как экология? 

Полную версию статьи  «Русские и тут: The Guardian о ресторане Аркадия Новикова» читайте на сайте The Village

Новиков: Я когда прочитал, я думал, что это все, это конец. И могу тебе сказать так, что это была статья в воскресенье, в понедельник у нас уже было на 50% больше на ланч и в 2 раза больше на вечер заказов. Эта статьянаша реклама.

Синдеева: Но ты, конечно, этого не предполагал, когда ее читал, потому что я читалая умирала.

Новиков: Слушай, он нас разорвал там просто, размазал.

Синдеева: Да, прям разорвал. И главное, что там были все время отсылки к Путину.

Новиков: Он нас разорвал, размазал, смешал политику, Путина, продукты. Он плохо отзывался о русских женщинах, о еде, о моем дизайнеобо всем. В итоге там было сказано так: «Если вы видите вывеску «Ресторан «Новиков»бегите, не оборачивайтесь. Если в Лондоне много плохих ресторанов, то этотномер один». Но это, как оказалось, была реклама. И мы сразу после этой рекламы, у нас все пошло. В итоге мы за 3 года вернули деньгиокупили. Сейчас он работает хорошо. Единственное, я не знаю, что будет дальшерядом с нами достраиваются два ресторана тоже очень больших.

Синдеева: А кто их строит?

Новиков: ОдинАлан Яу.

Синдеева: Это кто?

Новиков: Это очень известный английский ресторатор, который построил Hakkasan, который Yauatcha и еще какие-то очень серьезные проекты. Он открывает ресторан, я думаю, что в августе, или в сентябре. И открывает еще рядом такой же рыбный ресторан еще наш один конкурент, который тоже немножко меня обманул, я так думаю все-таки, который предложил мне изначально с ним делать, спросил меня, какую я концепцию хочу.

Синдеева: Это иностранец?

Новиков: Да, местный и, в общем-то, потом меня подвинул.

Синдеева: И делает твою концепцию?

Новиков: Он делает азиатский рыбный ресторан, поэтому посмотрим, как мы себя будем чувствовать после того, как они откроют. Но, тем не менее, пока все нормально.

Синдеева: Окупаемость в Лондоне быстрее, чем в Москве?

Новиков: Я давай так. Я недорассказал тебе. На успехе «Новиков» я решил сделать еще одно место, которое называлось Brompton Asian Brasserie. Очень красивое место, мы сделали очень красивый проект. Туда достаточно много приходило посетителей, гостей. Красиво, мы туда вложили большие деньги, и у нас не пошло это так, как я хотел. В итоге мы его продали, этот ресторан.

Синдеева: С потерями?

Новиков: С потерями, да. Это я к тому, что Лондоннепростой город. Я знаю еще несколько человек, которые сделали, и у них что-то не получилось. Лондонсложный город, там нельзя подходить мерками российскими, несмотря на то, что Михаил Зельман с командой ребят сделали потрясающий проект Burger & Lobster, я считаю, что это одно из гениальнейших произведений российских рестораторов в мире. Снимаю шляпу, потому что это интересный проект, который они начали тиражировать в разных… По-моему, они открыли и в Нью-Йорке. Просто сам концепт очень хороший. Молодцы, они хорошие, поймали эту нишу, почувствовали ее.

Синдеева: То есть, «Новиков» окупился и работает, и ты ждешь дальше. Этот проект ты закрыл. Будешь ли делать что-то еще?

Новиков: Мы сделали еще несколько ресторанов. Вот недавно открыли еще один такой ресторан «I Robert», который потихонечку начал работать.

Синдеева: Почему Robert?

Новиков: Земляки открыли ресторан, который не пошел, и они просили его переделать. Я его переделали и, в общем-то, и он заработал.

Синдеева: А название почему такое?

Новиков: Мы долго думали про название. Я когда был на одной выставке, увидел картину: это был кролик, и там было написано «I Robert». И мне понравилось, я купил эту картину, она у нас висит. Там такой кролик и название ресторана «I Robert». Вот такой очень без претензий недорогой ресторан с хорошей едой, талантливый шеф-повар работает, которого я когда-то приглашал работать в «Новиков», но он, наверное, тогда не поверил в нас. А сейчас он согласился и прекрасно работает.

Синдеева: Скажи, а бренд Новиков, когда ты называешь ресторан, он как-то повышает еще больше твою ответственность как-то или нет?

Новиков: Я вообще ответственный.

Синдеева: Это я знаю. Но не добавляет дополнительного такого…

Новиков: Свой ресторан мы открываем, открывается ресторан DUBAI NOVIKOVбольшой ресторан, очень красивый.

Синдеева: В партнерстве?

Новиков: Нет, не в партнерстве. Я дал франшизу. Там открывают ребята, которые уже себя зарекомендовали в Дубаи. Уже я думаю, что в конце июля или в августе будет открыт ресторан. Очень красивый, на 250 мест, делает дизайн хорошая компания, дизайнеры были российскими. Наша команда менеджеров и поваров там поработала, мы набрали очень хороший коллектив. Я в ближайшее время, может быть, поеду, посмотрю ближе к открытию, что там делается. Мне каждый раз присылают фотографии, отчеты какие-то, круто будет.

Синдеева: Возвращаясь к ответственности, ты сказал тыочень ответственный человек, и я, как постоянный посетитель твоих ресторанов, наблюдала достаточно часто тебя в ресторанах, когда ты приходишь и, понятно, что ты не просто пришел туда поесть, а ты пришел с контролем. Один раз мы попали на ситуацию, когда ты выстроил стафф, думал, что мыVIP-клиенты, и ты там их, это было очень эффектно, эффектно для нас и это, конечно, и определяет количество этой работы. Сколько раз сейчас ты ездишь в рестораны? Сколько в день ты успеваешь объезжать?

Новиков: Начинается день обычно с 10 утра, рабочий день. В 10 утра я сажусь в машину обычно, но бывает и необычнораньше. И заканчиваю я работать в 11 или пол 12 вечера, ближе к ночи. За этот день я успеваю проехать 5, 6, 7, 8 ресторанов, но в какие-то дни я заезжаю чаще. Также я, к сожалению, прихожу и также прихожу, гоняю. Потому что, если что-то не так, я не стесняюсь и могу громко кого-то поставить на место или объяснить. Мне кажется, это иногда лучше работает, чем если бы я кого-то отозвал в сторону и тихонечко сказал. Иногда мне так говорят: «Тише, тише, там люди сидят». Я, в общем-то, не стесняюсь, ничего страшного в этом нет, пусть видят то, что происходит. Потом тем, кто неправильно что-то делает, им должно быть стыдно. Ничего не меняется, я просто понимаю, что это моя работа.

Синдеева: Смотри, ты приехал быстро посмотрел, нашел, увидел или ты получаешь какие-то сигналы, которые проясняют тебе?

Новиков: Не так, по-разному. Во-первых, сейчас существуют социальные сети. Я тут недавно завел себе инстаграм.

Синдеева: Тебе стали писать люди, жаловаться, хвалить?

Новиков: Да, у меня получилось же 64 тысячи подписчиков сейчас, как практически у вас.

Синдеева: Можешь уже продавать посты.

Новиков: Скажи как, и я буду продавать, ладно? Я сейчас пользуюсь этим инстаграмом, и мне достаточно много людей пишут какие-то замечания, иногда прям в лоб: «Были там-то, там было вот то-то, разберитесь». Сразу через WhatsApp щелкаю и пересылаю директорам. На самом деле, это удобно. Удобно, это работает.

Синдеева: Отвечаешь людям?

Новиков: Да, я сам и веду его, сам отвечаю, сам иногда извиняюсь, сам говорю «спасибо», если меня хвалят, если я там выставляю какие-то картинки… У меня достаточно веселый инстаграм, такой он позитивный, я надеюсь. Может, поэтому достаточное такое количество за 6 месяцев. Это раз. Потом, иногда мне кто-то мне звонит и кто-то говорит из моих знакомых: «Я был там-то, там-то». Я всю жизнь реагировал на то, что мне мои друзья говорили: «Вот мы были там-то, там-то. Проверь то-то, то-то». Для ресторатора, смотри, что вообще важно. Важно, конечно, в ресторане должен быть порядок, он должен сразу чувствовать атмосферу, а там посмотреть: как, что происходит. Естественно, ты должен глазами увидеть, что на тарелке. Желательно иногда попробовать, но ты же не можешь попробовать сразу в 10-5 ресторанах. Поэтому надо научиться, по крайней мере, видеть глазами, как вкусно это или нет. Но плюся стараюсь, в общем-то, брать максимальное количество профессиональных поваров или менеджеров, пытаюсь, которые стараются что-то делать правильно.

Синдеева: Скажи, пожалуйста, импортозамещение, о котором сейчас все говорят, что вот эти санкцииэто, с одной стороны, плохо, с другой стороны, что все-таки это невероятная возможность для российского бизнеса, для российских фермеров.

Новиков: Первое. Во-первых, если вдруг санкции ввели, то понятно не получится так, чтобы это сразу взять и заменить на что-то. То есть, оно заменилось, но откуда-то привезли из другого места, потому что сразу произвести в какой-то момент, вот сегодня запретили привозить мясо, вырастить корову через месяц невозможно или произвести сыр невозможно, значит, его надо откуда-то привезти. Проблем с продуктами нет вообще. Их и не было. Я ни разу не позвонил ни в один ресторан с момента, когда ввели эмбарго, не сказал: «Ну как же вы там будете, чего вы там будете делать?». Понятно, что водичка всегда дырочку найдет и откуда-то непонятно продукты придут. То есть, вообще если раньше была рыба с Италии, Франции, еще откуда-то, то сейчас Марокко, Турция, еще что-то. Если овощи были: Голландия, Италия, Франция, Венгрия, сейчасУзбекистан, Азербайджан, Таджикистан.

Что касается мяса, есть компания «Мираторг», есть «Воронежский агрохолдинг», или, как там называется, воронежское мясо, есть липецкое мясо. Проблем в Москве, по крайней мере, с мясом нет. Свининынет, курынет, рыбынет, овощей, я сегодня был на рынке, по крайней мере, на Дорогомиловском рынке, и вообще в магазинах проблем нет. Поэтому говорить о проблемах с продуктами вообще, я считаю, что не стоит. Плюс, если ты знаешь, у нас есть у самих тепличные хозяйства, которые, мне сейчас прислали еще фотографию, у нас как и закрытый грунт, имеется в виду теплица, так и открытый грунт. Мы выращиваем помидоры, огурцы, клубнику, зелень, салаты, кабачки, перцы, и у нас вообще нет проблем. Если что-то не дай Бог, то, по крайней мере, мы сами себя накормим, и проблем у нас не будет.

Плюс, мы тут еще интересную историю в связи с этим стали делать. Не секрет, мы открываем свою сыроварню, и будет ресторан тоже называться «Сыроварня». Это будет на Бадаевском заводе, где мы будем производить свои сыры. У нас порядка 8-10 наименований сыров будет. Это будут свежие сыры, которые мы будем продавать, из них что-то готовить, будет потрясающе вкусно. Так что, голь на выдумки хитра и вообще я не считаю, что существуют какие-то проблемы с продуктами.

Синдеева: Дети: сын учится, а дочка уже закончила и уже вышла работать. Пошла ли она в твой бизнес или развивается параллельно? И было ли, как это сейчас очень модно говорить, твое желание, мечта о том, чтобы дети продолжили, предать это детям? То есть, у вас же нет этой культуры совсем.

Новиков: Да. Я всегда мечтал о том, чтобы дети продолжили мое дело, пока ни один из них не спросил: «Папа, как ты все это делаешь? Откуда берется денежка?». Я никогда не навязывал им свое мнение и не хотел говорить: вот, давайте вы будете рестораторами или поварами. Они не хотят этого. Тем не менее, моя дочка, закончив школу и институт, занялась здоровым питанием. Во-первых, она открыла свою компанию и блог, она пишет для разных журналов как блогер, он называется «How to green» это здоровое питание.  

Сама начала готовить, я даже видел ее ролики, как она ведет с кем-то какие-то программы. Из искры возгорится пламя, поэтому, я считаю, не надо ничего никуда толкать, я считаю, что если уж оно должно само произойти, оно так и произойдет. По крайней мере, она сама этим занимается.

Синдеева: А какие-то инвестиции, ты ей помог?

Новиков: Нет. А какие инвестиции? Для этого нужен телефон и все. Вообще никаких инвестиций. Нет затрат никаких. Ей какие-то люди помогают сейчас там, какие-то ребята, которые просто на энтузиазме работают с ней и что-то делают. Посмотри, у нее достаточное количество подписчиков. Она начала это все недавно. Интересно, очень много людей, которых я встречаю, как клиентов моих ресторанов, это, в основном, девушки, которые говорят: «Ой, спасибо Александре. Я по ее рецептам начала готовить и что-то делаем». В двух ресторанах мы делаем по ее рецептам уже здоровую еду. Это ресторан «Большой». Пока просто мы попросили у нее сделать и даже уже идет борьба там с, тоже еще есть компания, которая наша же компанияэто «Jazz for you».

Синдеева: Последний вопрос, заканчивается программа: сколько сейчас человек работает во всей этой империи Novikov Group?

Новиков: По поводу империи я, кстати, хотел сказать. Я очень боюсь. 1900 какой-то год, не помню, какой журнал: то ли «Деньги», то ли «Власть», то ли еще что-то. На главной странице заголовок«Империя и их императоры». И потом там подзаголовок«Любая империя рано или поздно рушится». И фотография 11-ти или 12-ти а-ля императоров: Ходорковский, Березовский, Фридманы, Алекперов, и я туда попал в конце. Это был какой-то год, не знаю, чего они меня туда засунули, но, видно, у кого какая сетка. Я был один из тех, у кого что-то было в каком-то количестве. То есть это нельзя сравнить по деньгам, то есть что-то с пальцем, но, тем не менее, я туда попал. И я все время боюсь, я просто смотрю за это время, какое количество…

Синдеева: Не у всех, а у кого-то хорошо.

Новиков: Да, поэтому я очень боюсь слова «император», «империя».

Синдеева: В твоей компании Novikov Group сколько сейчас человек работает?

Новиков: Может, тысяч 8, может быть, побольше. Может быть, 10 даже.

Синдеева: Почему я задала этот вопрос? Потому что одной из задач и телеканалов, и программ, я считаю, это должна быть популяризация бизнеса, как очень важного не только в экономическом смысле, а еще и в социальном.

Новиков: Я думаю, что любой бизнесэто, в первую очередь, экономика, поэтому нельзя говорить.

Синдеева: Не только это. Социальная функция у бизнеса огромная, потому что это 8 тысяч человек, это люди, которые получают зарплату, которые работаю, которые реализовываются, которые платят налоги Просто у нас сектор в России бизнеса и людей, задействованных в бизнесе, очень низкий. Уж либо чиновники, либо госкорпорации. Получается, нас, бизнесменов, которые платят налоги нас меньше всего.

Новиков: Нет, нас много. Нас тысяч 10.

Синдеева: На этой оптимистичной ноте10 тысяч бизнесменов на страну 140-миллионнуюмы заканчиваем нашу программу.

Синдеева: И, завершая нашу программу, после всех слов благодарности Аркадию, хочу еще раз сказать спасибо нашему прекрасному заводу «Флакон», вот этому пространству The Cube, где проходят разные презентации, какие-то перформансы и, в общем, спасибо за гостеприимство.