Лекции
Кино
TED BBC
Евгения Альбац: «Перед каждой лекцией я говорила: „Я приношу вам свои извинения. Я никогда не голосовала за Путина, но я виновата в трагедии MH17“»
Читать
01:04:35
0 103616

Евгения Альбац: «Перед каждой лекцией я говорила: „Я приношу вам свои извинения. Я никогда не голосовала за Путина, но я виновата в трагедии MH17“»

— Синдеева

В гостях у Натальи Синдеевой — журналист, главный редактор The New Times Евгения Альбац. Она провела 42 дня в Австралии, где путешествовала по Красной пустыне, встретилась с Юлией Бишоп, которая работала министром иностранных дел во время катастрофы МН17, и познакомилась с австралийской культурой и политикой. Она рассказала о том, как племена маори создали бизнес из собственной истории, как австралийцы относятся к России и что о ней знают, а также поделилась своим самым ярким впечатлением от поездки.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Синдеева: Сегодня у меня в гостях Женя Альбац, которую знает наша аудитория очень хорошо, все еще главный редактор, я так понимаю, журнала New Times, потому что не найден пока главный редактор, и я тебя, конечно, Жень, об этом спрошу. Женя провела 42 дня вверх ногами, в Австралии. Жень, я правда, очень хотела позвать тебя, поговорить, в первую очередь, про Австралию, потому что как человек, который не был, например, там, так далеко, для меня это действительно страна, в которой люди ходят вниз головой. Почему вы вообще там оказались? Это же была мечта, я так понимаю, детства, и это была первая поездка.

Альбац: Я никогда раньше не была. Это была моя детская мечта. У всякого человека есть, наверное, какая-то детская мечта. Когда-то, совсем маленькой, я прочитала книжку про австралийских аборигенов, и все, что я об этом помню, это я помню, что была красная обложка и фотография на ней была, мальчишка-абориген с дедушкой, и вот какие-то там истории. Это была советская власть, и было понятно, что никогда в жизни я никуда не попаду, мой отец никогда не был за границей. Ну вот была такая мечта. И я всю свою жизнь смотрю все, что я нахожу, и читаю все, что я нахожу про Австралию, я смотрю все фильмы, я смотрю документальные фильмы, я читаю книги, я читаю австралийских авторов. И это вот я в этом жила, и я себе все время говорила, что наконец когда-то придет время, я полечу в Австралию, и я вот это все посмотрю, вот все, о чем я читала. Вот Мельбурн, вот я знаю, вот это город, в котором замечательный совершенно музей, один из лучших университетов мира, а сейчас, вот я последнее, что читала, на последних парламентских выборах по одному и тому же округу шли две китаянки от двух разных партий, и это притом, что в Австралии до середины пятидесятых годов было так называемое White Australia policy, политика белой Австралии, они не пускали к себе, старались не пускать азиатов, и я увижу, что такое Сиднейская опера. И конечно, я поплаваю на Большом Барьерном рифе, хотя я никогда в жизни не плавала с маской. Но главная моя мечта была, конечно, это Красная пустыня, так называемый Красный Центр. Там есть знаменитый, сакральный для аборигенов камень Улуру, огромный камень, который за многие сотни, если не тысячи лет, это насыпал песок, вот этот красный песок этой Красной пустыни. И это сакральный камень для аборигенов, туда сейчас все едут, и многие люди пытаются на него подняться и гибнут каждый год, а аборигены против, ну и так далее. Нет, я не пыталась, потому что я считаю, что если люди считают, что это для них плохо, то не надо это делать. Но я вот там как раз умудрилась свернуть себе ногу. И вообще вот эта Красная пустыня, это нечто невероятное. Я поняла, что вот на эту пустыню надо отдельно, конечно, класть дней десять, при этом ты за день проезжаешь по тысяче километров.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?