Поддержать программу

Советник Трампа: Америка вмешивается в дела других государств, реакция России неудивительна

Лекция о «новой перезагрузке» в Российской экономической школе
8 744
2

«Соединенные Штаты относились к странам постсоветского пространства слишком критически», — так считает Картер Пейдж, советник по иностранным делам Дональда Трампа. В своей лекции в Москве, Пейдж рассказал о том, что намного более конструктивная внешняя политика — невмешательство в дела других государств и уважение их интересов.

Шломо Вебер: Добрый вечер! Я рад вас поприветствовать от лица Российской Экономической Школы, которая и пригласила Картера Пейджа посетить Москву. Я расскажу, почему Картер на самом деле находится в этом здании. Откровенно говоря, мы пригласили его на наш выпускной вечер, который состоится уже завтра. Однако потом мы подумали, что когда человек такого масштаба приезжает в Москву, то нельзя упускать возможность представить его широкой аудитории.

Я забыл представиться: меня зовут Шломо Вебер, я директор Российской Экономической Школы.

Прежде чем сказать, какие вопросы можно задавать, а какие — нет, я расскажу вам немного о Пейдже.

Картер — экономист. Он является автором нескольких исследований в различных областях экономики и финансов. Пейдж учился в Военно-морской академии США и в Бизнес Школе в Нью-Йорке. Как вы услышите по его акценту, он и сам из Нью-Йорка. Картер является основателем Международной энергетической компании (Global Energy Capital LLC), в которой он работал на протяжение многих лет. Интересным фактом является то, что в свое время он работал на кампанию Merrill Lynch и открывал ее московский офис, а потом в течение трех лет он работал в Москве. Вообще Картер работал во многих странах и городах, включая, например, Лондон.

После того, как я закончу свою речь, Картер Пейдж будет выступать в течение 40 минут, а потом вы сможете задать свои вопросы. Но прежде всего, я прошу вас понять, что на вопросы, касающиеся предвыборной кампании Соединенных Штатов, ответы даны не будут. Мне очень жаль, что так вышло, я бы и сам бы хотел про это услышать, но не в этот раз и не в этой комнате. Так что постарайтесь задавать более общие вопросы и держите себя в рамках.

И еще один момент, который я бы хотел отметить: семь лет назад, в 2009 году, нынешний президент США Барак Обама приезжал в Москву и выступал на выпускном вечере РЭШ, как это завтра сделает Картер. Речь господина Обамы была прекрасна, он говорил о перезагрузке. Увы, в итоге перезагрузки не получилось. Да и отношения между нашими странами находятся в состоянии, которое является нежелательным и для России, и для США, и для всего мира. Наверняка в выступлении Пейджа речь пойдет о другой, следующей, перезагрузке, и я надеюсь, что она окажется успешней предыдущей и будет руководствоваться какими-то определенными действиями, а не только словами. Тогда, надеюсь, мы до чего-нибудь и доберемся.

Я в общем-то знаю, чего именно следует ожидать от выступления Картера, ведь я посмотрел его презентацию заранее. А потому я хотел бы попросить вас вынести из этого выступления одну вещь: сегодня действительно существует альтернативный подход к отношениям между Россией и США, и если мы это услышим и поймем, то это уже будет великим достижением.

Я передаю микрофон Картеру Пейджу, так что давайте же отправимся в путь.

Картер Пейдж: Для начала я хочу показать вам основные темы, которые будут затронуты в ходе сегодняшнего обсуждения. Первая — как сегодня определяется капитализм. Вторая тема — как найти грамотный баланс между контролем со стороны правительства и более «либеральными» подходами в управлении экономикой. Третья — какие сегодня существуют методы конструктивного международного сотрудничества. И четвертая — как модели взаимного уважения, равенства и взаимной выгоды влияют на международные отношения. Заранее хочу отметить, что на самом деле правильного ответа ни на один из этих вопросов нет. Особенно если вы посмотрите на разные страны.

И, конечно, когда я закончу свое выступление, мне будет очень интересно услышать ваше мнение по тем вопросам, которые мы сегодня будем обсуждать.

Итак, определение капитализма и соответствующих экономических теорий были фундаментально пересмотрены и  переработаны в последние десятилетия. И такие примеры, как Россия, США, Китай и страны Южной Азии, показывают, как каждая страна ищет новые практики, чтобы приспособиться к реальности.

Сегодня происходят определенные изменения в регулировании рынков. Используя различные альтернативные технологии, эти страны пытаются сбалансировать контроль над развитием экономики с принципами свободного рынка. Эти новые тенденции отразились на отношениях стран Центральной Азии — Китая, России и соседних государств. В то же время США и другие, включая ЕС, очень часто критикуют эти регионы, утверждая, что они продолжают использовать методы, которые использовались в период Холодной войны. Парадоксально, но Вашингтон и другие западные столицы препятствуют потенциальному прогрессу, фокусируясь на критике демократизации, неравенства, коррупции и смене режима.

Хочу рассказать небольшую историю, которая поможет проиллюстрировать эту динамику и понять, как выглядит данный баланс на международном уровне. Здорово быть здесь в Москве, сегодня это международный торговый центр. Но несколько лет назад команда топ-менеджеров ведущей российской компании проводила день инвестора в другом международном центре торговли, в Манхеттене. Это было ежегодное собрание акционеров. В 2011 году на соседней улице от этого центра собралась группа, которая выкрикивала: «Occupy Wall Street» — «Захвати Wall Street». Эти люди говорили о несправедливости, неравенстве и коррупции в США. Чуть позже подобные акции проходили в Европе, в Лондоне и даже в Москве. День инвестора был важнейшим событием для развивающихся рынков; и то, что он проходил недалеко от парка, где были протесты, очень символично.

Российская компания говорила о последних шагах, которые были сделаны: о расширении производства, внедрении новых технологий, повышении эффективности и снижении вредных выбросов в атмосферу. От Москвы до Нью-Йорка восемь тысяч километров, но российская компания не поленилась проделать такой длинный путь в якобы враждебную страну, и между инвесторами состоялся очень продуктивный диалог. Тогда как, несмотря на декларируемую толерантность и широту взглядов, ни члены Белого дома, ни американского конгресса не добрались до протеста Occupy Wall Street, который находился от них в 30 раз ближе, чем США от России.

Те эксперты, которые критиковали эти протесты, одновременно не одобряют и стиль управления в России, Китае или Центральной Азии. Эти режимы называют хищническими, также в литературе встречаются термины: хаос, жестокость, насилие, династия. Журналист Джек Фуллер, умерший совсем недавно, говорил, что это общепринятая тенденция подавать новости на Западе. Цитирую: «Обнаженный эмоциональный подход к новостям, где часто встречаются мнения, при этом отсутствуют факты, сильно воздействует на аудиторию. Самая свежая и негативно окрашенная информация, как правило, очень легко воспринимается людьми и считается наиболее важной, хотя на самом деле она может быть тривиальной и не относящейся к сути».

В одной важной телеграмме в феврале 1946 бюрократ из правительства США Джордж Кэмон сказал, что за невротическим отношением Кремля к мировым событиям скрывается чувство незащищенности.

Несмотря на то, что уровень лидеров России и стран СНГ значительно продвинулся за эти несколько десятилетий, вечно критический тон запада и продолжение проактивных действий, инспирирующих смену правящего режима в различных странах, по понятным причинам, действительно могут вызывать чувство незащищенности. Это понятно. Сегодня консенсус западных экспертов показывает, что они воспринимают регионы Центральной Азии как страны, пораженные коррупцией и контролируемые преимущественно правящим режимом. Но такое определение может относиться к любой стране, даже к США. Последние тенденции показывают, что есть возможности для укрепления взаимных интересов, но им мешает та нетерпимость, которую я описал.

На той же неделе, когда состоялось встреча инвесторов в Нью-Йорке, тогда еще заместитель председателя Китайской народной республики Си Цзиньпин выступал на приеме у государственных чиновников и бизнес лидеров. Он должен был стать преемником Ху Цзиньтао, срок которого подходил к концу. Во время своей речи он предложил четыре шага, которые США и Китай могут предпринять для улучшения двусторонних отношений. Каждое из его высказываний отражало не только философские различия с Соединенными Штатами, но также альтернативные тактики, которые Китай использует в своем подходе к международным событиям, к своей инвестиционной политике и в Центральной Азии, и по всему миру. Прежде всего, Си Цзиньпин заметил, что самое главное — это улучшать взаимопонимание и повышать стратегическое доверие. Он процитировал китайскую пословицу: «Не доверяя друг другу, мы ничего не достигнем».

Между прочим, это позволяет прояснить еще кое-что. Американские аналитики не поняли ту манеру, с которой их принимали в России в последние десятилетия. При этом как правило, Вашингтон старался использовать проактивные шаги в отношении инициации изменения режимов в бывших странах СССР. Пекин же показал довольно высокий уровень толерантности в отношении к этому региону. Председатель КНР Си Цзиньпин сказал, что обе стороны должны уважать интересы и основные заботы друг друга.

Далее он процитировал первого президента Джоржда Вашингтона, что действия, а не слова являются реальными критериями, показывающими  взаимоотношения между друзьями. Различие в стратегиях Китая и США в международной политике заключается в концептуально разных подходах. Некоторые примеры показывают, что Китай в основном концентрируется на действиях в форме инвестиций, а США и другие западные державы фокусируются на исправлении тех политических недостатков, которые они видят, например, в странах Центральной Азии. Они пытаются изменить тенденции которые якобы могут привести к хаосу и насилию, к развитию династий в этих странах.

Подобные цели были объявлены, когда Соединенные Штаты развязали войну в Афганистане, объявив это основным приоритетом своей международной политики. Третье: вице-президент Си Цзиньпин сказал, что две стороны должны много работать для того, чтобы углубить взаимовыгодное сотрудничество. Таким образом, приоритетом Китая, как и бывшего Советского Союза, являются возможности по увеличению взаимной торговли, это очень важно, потому что многие годы торговля с Америкой была для этих стран несбалансированной. И, наконец, он предложил усилить координацию и сотрудничество в международной политике. В конце он выразил надежду, что Соединенные Штаты будут уважать интересы Китая и других стран в этом регионе.

Те же принципы поддерживал Путин в своем президентском приказе, которой он подписал в тот день когда начал свой третий срок в 2012 году. В первую очередь он говорил о принципах равноправия, невмешательства в политику других стран и уважение взаимного интереса. Вместе с тем взаимное доверие и взаимная эффективность нашли свое отражение в пятой статье Декларации создания Шанхайской организации сотрудничества в 2001. Россия и Китай вместе с другими членами этой организации, объединились для того, чтобы улучшить и сбалансировать взаимоотношения с США. Они пытались найти ответ на стратегию США, которая рассматривалась как враждебная. ШОС выстраивала свои взаимоотношения на принципе рациональности. Отсутствие усилий со стороны США, чтобы принять эти принципы, часто привило к игнорированию интересов стран ШОС со стороны Вашингтона, хотя некоторые идеи и предложения этой организации были и в интересах Америки.

Стоит отметить, что в 90-х годах начался бурный рост Китая, китайское экономическое чудо, и хотя оно не может длиться вечно, лишь немногие страны мира могли приблизиться к Китаю по темпам экономического роста.

В 2009 году Россия стала крупнейшим производителем нефти в мире, и за исключением Саудовской Аравии немногие страны могли сравниться по темпам роста добычи. В двухтысячные годы Россия демонстрировала темпы роста экономики, с которыми могли сравниться лишь немногие страны. Вместе с тем взрывной рост экономики и инвестиций в Китае обеспечили значительное развитие рынка в Азиатском регионе.

Совершенствование политики в этих странах проводилось активными темпами. Годы, которые предшествовали распаду Советского Союза, и затем появлению СНГ, отражали реперные точки в развитии государств. Среди развилок для выбора был уровень государственного контроля, баланс между государственным и частным управлением. Несмотря на негативную оценку, которые высказывали западные аналитики, новые методы работали, способствовали развитию экономики.

Многие страны Центральной Азии следовали той же модели развития неполной либерализации и поддерживали тесные связи с Москвой. Западные обозреватели часто говорили о продолжении советских традиций. Вместе с тем происходило развитие и по направлению либерализации, появилась свободная торговля и частная собственность.

Традиции, которые существовали в советский период и остались, или были вновь возобновлены уже в новых условиях, включают довольно высокий уровень государственной власти над бизнесом, и это касалось предприятий как в стратегических, так и не в стратегических секторах экономики. Глава Института Гарримана Колумбийского университета Тимоти Фрай охарактеризовал такую борьбу между посткоммунистическими и антикоммунистическими фракциями, как войну на истощение за между экономические и политические ресурсы. Он считает, что эта борьба оказывает сильный негативный эффект на экономический рост.    

Я провел определенные исследования в этой области и у меня сложилось иное видение. В частности, я рассматривал, какие методы использует государство, силовые и институциональные структуры для того, чтобы достичь конструктивного диалога вместо конфликтов.

Недавние действия западных лидеров без всякой необходимости закрепляют многие тенденции холодной войны. Вместе с тем мой анализ показывает, что есть целый набор других подходов в международной политике, которые действительно могут служить основанием для будущего развития.

После распада СССР иногда не было другого выхода, кроме как вести дела через коррупцию, но некоторые политические лидеры сейчас в Центральной Азии готовы к тому, чтобы отступить от доминирования государства в целях развития.  Коррупция – это не прерогатива востока. Мы наблюдаем некоторые тенденции и в западных экономиках. Один из очевидных примеров — скандал, связанный с Мэдоффом в финансовом секторе, и с Энроном в энергическом. Другие были менее явными, в обществе назрело ощущение несправедливости, которое вылилось в движение «Оккупай Уолл–стрит».

С точки зрения развития отношений между Россией и внешними силами, необходимо сказать о растущем влиянии и независимости стран Центральной Азии. Политическое, экономическое и социальное давление вынуждает лидеров и потенциальных лидеров стран этого региона искать новые подходы в управлении. При этом надо отметить высокий уровень взаимодействия между Россией и Китаем и то влияние, которое они оказывают на другие страны Центральной Азии.

Примером параллельных тенденций к либерализации можно считать приватизацию в энергетическом секторе, которая прошла в России и  Казахстане, тогда как во многих других странах с большим энергетическим рынком ничего подобного не произошло. 

Очень важным элементом определенной конкуренции, которая происходит между Россией или Китаем и другими странами, включая США, является роль Азиатского региона на международной политической арене. Если мы говорим об исторической модели конфликта между Британской и Российской империями, нужно вспомнить доминирующую роль России в регионе в 19 столетии. Также важным вкладом в политическое влияние России в регионе является сотрудничество с Китаем. Несмотря на высокий уровень государственного контроля в Китае, экономика выросла, и появляются всё новые рыночные модели в сфере инвестиций и обмена технологиями. В итоге, в то время, когда в мире множатся конфликты и происходит столкновение интересов, есть и другие сценарии, такие как в России и Китае, когда политика между странами выстраивается на взаимном уважении, взаимовыгодном сотрудничестве и, несомненно, это дает положительные результаты для всех сторон.

Если говорить о последних тенденциях, ведущие страны сейчас активно проявляют внимание к трансформации в использовании природных ресурсов и развитию высоких технологий. Соединенные Штаты и Европа сосредоточены на безопасности, и это включает энергетическую безопасность также. Они поддерживают энергетическую диверсификацию, чтобы избежать зависимости от России. Также происходит сокращение инвестиций, как, впрочем, и в Китай.

Последнее, о чем я бы хотел поговорить, это возможные направления для будущего сотрудничества. Я представил свои варианты в небольшой таблице. Например, что Россия может предоставить США? В основном, это сотрудничество в энергетике и других сырьевых отраслях. Китаю нужна свободная торговля и более качественная обработка их продукции. Очевидна также, возможность Китая финансировать более триллиона долларов суверенного долга США, и это является значимым фактором. Китай имеет капитал, который мог бы вложить и в Россию.

А США, с другой стороны, могут предоставить России технологии и доступ на рынок капитала. Я недавно говорил с представителями крупнейших китайских компаний. Оказывается, в некоторых секторах экономики они очень заинтересованы в природных ресурсах. Но все это я хотел бы обсудить с вами, и буду очень благодарен, если бы вы поделились своими соображениями.

Большое спасибо еще раз Российской экономической школе за приглашение. И я жду с нетерпением нашу дискуссию.