Лекции
Кино
Галереи SMART TV

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

«Мы насилуем жертву второй раз». Чем опасны интервью с маньяками и убийцами — объясняет психолог
Читать
24:04
0 10224

«Мы насилуем жертву второй раз». Чем опасны интервью с маньяками и убийцами — объясняет психолог

— Психология на Дожде
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

На неделе Ксения Собчак взяла интервью у «скопинского маньяка» Виктора Мохова, который в начале марта вышел из колонии после 17 лет заключения. Этот материал вызвал большие споры в соцсетях: все задавались вопросом — насколько правильно и корректно было говорить с преступником. Многие критиковали Собчак за то, что она популяризирует насилие. Поэтому мы решили в новом выпуске «Психологии на Дожде» поговорить с социальным психологом Светланой Комиссарук о том, как СМИ должны освещать трагические события, в которых задействованы преступники и их жертвы. Она рассказала, почему шокирующие новости, связанные с ненормальным поведением человека, могут быть восприняты частью общества как сигнал к действию, чем отличается демонстрация насилия в медиа и в художественных произведениях, и необходимо ли обсуждать в обществе подобные истории. 

Всем привет! Это «Психология» на Дожде, и сегодня у меня в гостях по скайпу из Нью-Йорка социальный психолог Светлана Комиссарук. Света, здравствуйте!

Здравствуйте!

Как социальная психология рекомендует медиа освещать события, новости, связанные с тяжелыми темами, в которых задействованы преступники, их жертвы, что говорит социальная психология?

Вы знаете, самое первое, что приходит в голову, когда я слышу этот вопрос, ― это очень распространенное и изученное явление, которое называется copycat. В тот момент, когда звучит какая-то шокирующая новость, связанная с ненормальным поведением человека, определенный процент общества воспринимает это как сигнал к действию, как модель поведения, и именно такие шокирующие события начинают повторяться после просмотра вот этого медийного материала.

Например, не дай бог, кто-то спрыгнул со знаменитого моста, самоубийство. Чем больше об этом говорит медиа, тем больше вероятность, что в ближайшую неделю будут попытки повторения этого. Или кто-то вошел в кинотеатр с оружием и расстрелял людей, которые ни в чем не повинны, даже не знают его мотивов. Чем больше мы обсуждаем его мотивы, показываем его в медиа, берем интервью у его соседей, у его матери, показываем его дневники в интернете, рассказываем, каким он был одиноким в школе, чем больше мы даем посыла следующему одинокому психопату взять автомат и повторить его «подвиг».

То есть явление copycat ― это болезненное, навязчивое желание повторить шоковое поведение кого-то, решив таким образом свою психологическую проблему. Как правило, люди либо склонны, либо не склонны к такому психопатическому поведение, но триггер, которым является рассказ в медиа, может быть последней каплей. Это очень опасно, это изучено много раз, толпа может быть очень безжалостна, когда она читает о таких психопатах, толпа может быть не обязательно с добрыми намерениями, толпа может не обязательно вся осуждать, некоторые могут восхищаться, некоторые могут видеть в этом какую-то такую возбуждающую нотку.

То есть то, что мы подаем на всеобщий просмотр, должно быть обязательно контролируемо в связи с тем, как это может выстрелить и стать триггером определенным частям населения. Это очень опасно, и поэтому главная рекомендация в двух словах ― как можно больше внимания уделять жертвам и как можно меньше внимания персонального тому, кто совершил преступление, потому что таким образом мы не даем им достичь того, ради чего они совершили преступление, вот этого момента славы, момента «я вам всем покажу, я все равно войду в историю, хоть так, хоть так». И если мы лишаем их этой возможности тем, что мы замалчиваем, кроме фамилии или инициалов, мы не говорим о том, кто именно расстрелял в азиатских спа или кто именно был тот террорист…

Чем больше мы говорим, тем больше внимания, чем меньше мы даем подробностей, тем меньше внимания. Это так же просто, как, например, хороший хитрый совет родителям: если есть в семье, а они всегда бывают, конфликты и ссоры между старшим и младшим, то родители чаще всего говорят: «Конечно, старший не любит появление младшего и поэтому привлекает к себе внимание, он его продолжает дергать до тех пор, пока родители не обратят внимание». Совет родителям: когда старший дергает младшего, все внимание оказывайте младшему, жалейте его, утешайте, объясняйте. Старший, «насильник» в общественном смысле, не получит должного внимания и прекратит.

Конечно, совет, который работает в семейных отношениях, трудно перенести на массовые средства информации, потому что средства информации прежде всего охотятся за вниманием, прежде всего охотятся за интересными жареными материалами, поэтому такой всплеск каждый раз, когда что-то шокирующее происходит. Тем не менее чем больше внимания жертвам, тому, что они пережили, их персональным историям, тому, как их жизнь разделилась на до и после, тем больше вы доносите материал, как вы его хотите донести, и меньше создаете прецедентов для сумасшедших, которые хотят повторить.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Когда-нибудь мои обручальные кольца пойдут на зубы»: Лолита — о самом тяжелом разводе (с Цекало), концерте для Лукашенко, эйджизме, алкоголе и перезапуске карьеры