Лекции
Кино
Галереи SMART TV

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Поколение «сэндвич»: как выжить, когда ты оказался между пожилыми родителями и взрослыми детьми
Читать
32:12
0 36980

Поколение «сэндвич»: как выжить, когда ты оказался между пожилыми родителями и взрослыми детьми

— Психология на Дожде
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В этом выпуске Александра Яковлева и социальный психолог, автор книги «Поколение „сэндвич“. Простить родителей, понять детей и научиться заботиться о себе» Светлана Комиссарук обсуждают трудности жизни так называемого поколения «сэндвич» — это взрослые люди, зажатые между постаревшими родителями, за которыми уже нужен уход, и повзрослевшими детьми, за которыми еще нужен уход. Как выжить, когда ты постоянно всем «должен»? 

гостях уже не первый раз социальный психолог, исследователь Колумбийского университета Светлана Комиссарук. Света, здравствуйте.

Здравствуйте.

Очень рада видеть вас у нас в студии, спасибо большое, что пришли. И говорить мы будем о проблемах отношений поколений, тем более, что у вас недавно вышла новая книга, я ее, кстати, уже читаю, она называется «Поколение «сэндвич».

И я то самое поколение, когда ты уже взрослый, у тебя есть дети, у тебя есть еще более взрослые родители, ты зажат где-то посередине, и иногда бывает сложно как-то выжить. Как выжить, если ты вот то самое поколение «сэндвич»?

Однозначно не ответишь, каждый выживает по-своему. Но общая идея — понимать, что вот в этом треугольнике со стареющими родителями и повзрослевшими детьми ты единственный взрослый: эти уже не взрослые, те еще не взрослые. Это, конечно, утрировано, но если эту установку четко себе в голове установить, то становится легче, то есть у этого положения, между поколениями, есть не только отрицательное, но и положительное.

Во-первых, какое счастье, что наши родители живут дольше, чем раньше, и какое счастье, что несмотря на то, что мы должны за ними ухаживать, мы должны о них заботиться, они стареют, появляется куча проблем, но какое счастье иногда почувствовать себя ребенком, которого вкусно покормят, погладят по головке, и которого до сих пор спрашивают, не забыла ли шапку. Мне кажется, это такое новое преимущество, которого не было у предыдущих поколений.

Второй элемент, который положительный, до того, как мы будем говорить, как выживать и как все плохо, второй элемент положительный это то, что мы, как никто другой, понимаем эти два соседних поколения. Когда мы разговариваем с детьми, мы понимаем, как же мама меня такую терпела, и мы понимаем, что господи, как это болезненно слышать, я должна постараться хотя бы теперь этого не говорить. И наоборот, когда мы говорим с родителями, мы думаем — боже, неужели это я так тоже надоедаю, дырку в мозгу делаю.

То есть мы можем видеть себя с двух сторон, отражаться зеркально в родителях и в детях, так как мы и то и другое, мы в этих двух ипостасях можем больше понимать, и больше сочувствовать, и больше развивать свой эмоциональный интеллект. Это то, что хорошо.

Чем больше людей вокруг нас любят и чем больше вокруг людей мы любим, тем счастливее наша жизнь, потому что самое главное — это насколько ты нужен. Обратная сторона медали — чем больше ты нужен, тем больше у тебя ощущение, особенно у нашей пресловутой русской ментальности, что тем больше ты должен.

И вот это «должен», как выжить, когда ты всем должен, вот об этом тоже книга, то есть о том, как четко разделить проблемы на те, которые решаемые, на те, которые нерешаемые, как их принять, как понять, почему они возникают, и как с этим дальше жить. То есть наша такая залихватская идея, что нужно только найти правильные слова — и тебя поймут, и поймут твою правду, и поймут, почему твои советы самые правильные, и поймут, почему твои требования выполнимы, эта идея залихватская очень не осуществима.

Потому что каждое из поколений смотрит на мир своим взглядом, и они между собой прекрасно друг друга понимают, что предки — отстой, или что дети совершенно не такие, а вот мы на Курской дуге, до 100 градусов прямой угол доходил, и они все между собой согласны, а мы согласны со своим поколением, на нашем уровне, что родители невыносимы, а дети никак не повзрослеют. Но объяснять это соседним поколениям, какие бы мы слова ни выбирали, это не получится.

Поэтому этот главный такой постулат, который насколько ограничивает, настолько и окрыляет — понять и принять. Понять, почему это происходит, понять, что у всех своя правда, понять, какие культурные и мотивационные автопилоты движут нашими взрослыми детьми и нашими пожилыми родителями, как они отличаются и в чем совпадают с нашими автопилотами, и успокоиться, понять, что ничего невозможно изменить в основном, кроме своего отношения к происходящему.

Но когда ты понимаешь четко, что твоя правда не единственная, и ты не влияешь и не отвечаешь за все, то вот эта мегаломания успокаивается, гордыня утихает, и тогда ты уже не так уж за все виноват, и не так уж за все отвечаешь, и не так уж всем должен. И вот это главный такой для меня принцип, как выжить между ними.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Когда-нибудь мои обручальные кольца пойдут на зубы»: Лолита — о самом тяжелом разводе (с Цекало), концерте для Лукашенко, эйджизме, алкоголе и перезапуске карьеры