Лекции
Кино
BBC
Яйцо — это рай, мышь — это дьявол. Античные символы и предсказание грядущих бед в «Курочке рябе»
Читать
11:10
0 6915

Яйцо — это рай, мышь — это дьявол. Античные символы и предсказание грядущих бед в «Курочке рябе»

— Страшные сказки

В новой лекции из цикла «Страшные сказки» Дмитрий Макаров рассказывает об одном из самых трагических сюжетов во всей российской культуре — «Курочке рябе». Что не вошло в ту версию сюжета, который пересказывают современным детям, какой таинственный и древний символ стоит за золотым яичком, и как режиссеры XX века переосмысливали всем известную историю о тщетных попытках деда и бабки разбить злополучное яйцо?

Всем привет. Меня зовут Дмитрий Макаров, и мы опять-таки в проекте «Страшные сказки» на телеканале Дождь. Сегодня мы будем говорить об одной из самых трагических сказок русской народной культуры, а именно о сказке «Курочка Ряба». Давайте вспомним. Жили-были дед да баба, и была у них курочка Ряба. Снесла курочка яичко, яичко не простое, золотое. Дед бил-бил, не разбил, баба била-била, не разбила. Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. Дед плачет, баба плачет, а курочка кудахчет: «Не плачь, дед, не плачь, баба, снесу я вам яичко не золотое, а простое».

Текст буквально знакомый с детства, потому что его, в компании трагического «Колобка», это выражение Татьяны Никитичны Толстой, русский ребенок слышит в исполнении родителей тогда, когда сам еще не умеет читать. И возможно, у маленького человека по мере взросления не находится времени для того, чтобы разобраться и понять, что же там именно произошло у деда и бабки. Окей, мы-то с вами подросли, повзрослели, давайте попытаемся разобраться вместе.

Итак, жили-были дед и бабка, у которых была курочка. Курочка эта была обычная пеструшка, собственно, ее и называли рябой, ряба это прилагательное. Курочка эта как-то вместо обычного яйца снесла яичко, яичко золотое. Дед и баба попытались его разбить, как разбили бы обычное яйцо, для того чтобы, не знаю, выпить его или зажарить, оно, однако, не давалось. Тут мимо пробегала мышь, и легким элегантным движением она сбросила его со стола, яйцо это разбилось, все принялись рыдать. Почему? Потому что золотое или потому что запекать стало нечего, жарить? Видимо, второе, потому что курочка утешает хозяев тем, что она вместо золотого яйца снесет им яичко обыкновенное, которое можно съесть.

Древняя сказка, аналоги которой можно найти у многих восточнославянских народов, кажется простой, но таит в себе немало загадок, и может быть истолкована в общем и так, и эдак. Но мы должны понять, что краткая поэтизированная история курочки Рябы это только одни сегмент сказки, оставленный нам и подготовленный для нас педагогом и литератором Константином Дмитриевичем Ушинским.

В ранних версиях яичко совершенно не обязательно было золотым, это было обычное яичко, рябое, вкусное, то, которое дед и бабка в общем не разбили по неумелости, а мышь справилась. И вот оно на полу растекшееся, все рыдают голодные, а дальше в сказке появляются новые персонажи, которые спрашивают: «А что рыдаете-то?». Узнают, какая беда случилась, сами бросают все свои дела и начинают рыдать, все у них из рук валится. Девки, шедшие по воду, уронили ведра с водой, разлили, мать их узнала о том, что произошло, у нее квашня опрокинулась, в общем и так далее. И великое множество этих событий, как считал Владимир Пропп, знаменитый фольклорист, показывает нам, что природа такой кумулятивной сказки, накапливающей энергию, как снежный ком, она комична. Ну правда же, что за ситуация, яйца выеденного не стоит, извините за каламбур, яйцо разбилось, а в итоге вся деревня сгорела. А может случиться и антологическая драма. Так, в одной из версий сказок все заканчивается тем, что поп, глава семейства, узнав о том, какая случилась беда, изорвал свою книгу, то есть книгу бытия, Библию.

Почему, действительно, то, что как говорится, яйца выеденного не стоит, приводит к такой беде? Возможно, здесь скрыты какие-то древние смыслы? Яйцо, часто золотое, это космогонический символ, из него во многих мифологиях зарождается все сущее, появляются на свет боги. У индусов, например, из мирового яйца, плавающего в неком Мировом океане, появляется на свет золотой плод, из которого рождается бог Брахма. В орфическом культе, появившемся в Древней Греции примерно в 6-7 веках до нашей эры, возможно, занесенном туда с Востока, из такого мирового яйца рождается демиург Фонет, обоеполое мужеженское существо, создавшее, в конечном итоге, золотой род людей. Яйцо снесла и Леда, которая была соблазнена Зевсом в виде лебедя, из этого яйца появились братья диоскуры Кастор и Полидевк, а возможно, и Елена Прекрасная, ставшая, в свою очередь, причиной, поводом, вернее, к ужасной Троянской войне.

Так что, возможно, произошло смещение сюжетов, и потеря именно золотого, а не обычного рябого яйца воспринимается как утрата чего-то первоначального и значительного. Но почему тогда дед и баба, обладающие таким сокровищем, стараются его разбить? Интересную трактовку дает культуролог Александр Ужанков. Он считает, что сказка вобрала в себя и христианскую символику, и дед и баба на самом деле это Адам и Ева. В их распоряжении есть золотое вечное яйцо, это рай, который они старались разбить, но в итоге появился дьявол, и в данной ситуации это не змей, а мышка, и ей удалось это сделать. То есть, не ей, а ему, дьяволу. В результате курица сносит им новое яйцо, и начинается смертная жизнь, Адам и Ева в болезни рождают детей, в поте лица едят свой хлеб. Вопрос только один — в каком же звании в таком случае находится курочка Ряба? Прямо страшно подумать.

Вместе с тем сокращение сказки до ее канонической версии не убавило, а прибавило ей смыслов. Про Адама и Еву, наверное, думают единицы, а вот мысль о том, что дед и баба профукали какое-то неожиданно свалившееся на них сокровище, не поняли и не приняли его, такая мысль приходит в голову многим. Им досталось чистое золото, а они хотели его разбить, плачут от того, что разбилось, а утешаются простым яйцом, самым обыкновенным. Тут можно подумать о родителях, которые не поняли, что им достался необыкновенный, особенный ребенок, не смогли его ни вырастить, не полюбить. Им милее его обычный, хотя, может быть, и рябой братик.

А может, золотое яичко это наше с вами обыкновенное счастье, то самое? И тогда выходит, что «Курочка Ряба» это страшная сказка о бессмысленности, бесплодности надежд на то, что появится в наших краях, у наших людей золотое яйцо. И не дай бог, чтобы оно появилось, ведь не оценят же его, не поймут, угробят. А ребенок, слушающий такую сказку, какой он должен сделать вывод? Пожалеть старика и бабку? Или пожалеть, что одно-единственное неповторимое золотое яйцо в такой неудачной семье было снесено? Не о том ли писал своей жене, Наталье Николаевне, Александр Сергеевич Пушкин в мае 1836 года, «черт догадал меня родиться в России с душой и с талантом».

Само же выражение «золотые яйца» стало со временем значить нечто, противоположное смыслу сказки: не одно яйцо, уникальное и неповторимое, погибшее в неумелых руках, а много достающихся с легкостью удач и выигрышей. Не надо резать курицу, несущую золотые яйца, так говорят про самую прибыльную, требующую при этом наименьших затрат часть бизнеса.

Конечно, не мог наш народ не эротизировать такой замечательный сочный образ, как золотые яйца. Смотрите, например, дивный пластилиновый клип на одноименную песню группы «Ляпис Трубецкой».

Жил парнишка молодой — золотые яйцы.

Вот дык чудо бог послал, удивлялись мальцы!

Он идет — они звенят, словно принц в карете,

и машины вслед гудят, радуются дети.

Когда с тучи дождик льет, он штаны снимает,

будто солнышко встает и лучиком играет.

Приезжали ювелиры: «Покажите яйцы!

Не смогли поставить пробу — обожгли все пальцы.

Любопытно, что сама курочка Ряба никогда и нигде не может сама воспользоваться своим яйцом, оно просто не ее. Здесь должны, конечно, встать боевым строем веганы и поднять курочку Рябу на свои щиты. Впрочем, может быть, у Рябы и были намерения стать самой хозяйкой своего счастья. В 2013 году режиссер Анна Шепилова сняла анимационный фильм «Золотые яйца», в котором рассказала историю из советских двадцатых. Одна баба, без всякого там деда, живет со своей нетоптанной курицей, в общем несущей каменные яички. Съесть их нельзя, выбросить жаль. Начинается конфликт, и Ряба покидает хозяйку, оказываясь в НЭПовской Москве двадцатых годов. Здесь она ворует золотую краску, которой начинает красить свои каменные яйца и ими приторговывать. Но советское правительство, оно не дремлет. Оно арестовывает Рябу и само налаживает производство и сбыт, замечу, фальшивых золотых яиц. В то время как хозяйка дома тоскует в общем не по золоту яиц, а по родной куриной душе.

В фарсе Андрея Кончаловского «Курочка Ряба», 1994 года эта картина, хозяйка курицы, постаревшая коммунистка Ася Клячкина, одинокая пьющая колхозница, для нее курица тоже единственная подруга. И перед тем, как снести, или вернее, выкопать из кучи навоза золотое антикварное яичко, эта курочка Ряба вырастает до потолка и сама начинает учить уму-разуму свою хозяйку, которая как и вся постперестроечная Россия, совершенно потерялась во времени и пространстве. Ей бы чудо, но чудо в виде яичка, практически от Фаберже, оно только усиливает раздор вокруг нее, порождая зависть и злобу.

Страшно в общем даже представить себе, как бы делили дед и баба это золотое яичко, как бы взыграла соседская ненависть, какие войны и склоки начались бы, если бы не мышь, которая разбила яйцо. Если бы, в конце концов, не полное неведение по части того, что такое подлинное счастье, и сколько оно на самом деле стоит. Так что может оно и к лучшему. А курочка Ряба, она ведь еще яиц наметает, обычных яичек для самых обыкновенных людей. А золотых не надо, ради бога. Ради бога.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Канун трагедии: как началась Вторая Мировая война. Лекция Николая Сванидзе