Лекции
Кино
BBC
Золушка — древнегреческая куртизанка, и туфельки не хрустальные, а меховые. Дмитрий Макаров об истоках известной сказки
Читать
15:06
0 16538

Золушка — древнегреческая куртизанка, и туфельки не хрустальные, а меховые. Дмитрий Макаров об истоках известной сказки

— Страшные сказки

Поэт и писатель Дмитрий Макаров запускает цикл лекций «Страшные сказки». Первая лекция посвящена всемирно известной «Золушке» — о древнегреческих мифах о женщинах, которые удачно вышли замуж, гениальной ошибке Шарля Перро при переводе, современных анекдотах о Золушке и реальных женщинах, чьи истории напоминают сказку. 

Здравствуйте. Меня зовут Дмитрий Макаров. Сегодня мы поговорим с вами о «Золушке». «Золушка» — это в конечном итоге история стремительного социального взлета по социальной лестнице, из пыльного чулана с мешком золы прямо в королевскую опочивальню. Кто о таком не мечтает? В самом деле, кому не кажется, что его хоть немного, да где-нибудь обделили, кто не ждет, что однажды придет волшебница и поможет судьбе расставить все по своим местам. В общем, история стара, как мир, и нет ничего удивительного, что впервые сказка о Золушке была записана на древнегреческом языке, а события в ней разворачиваются в Древнем Египте.

Страбон, знаменитый историк и географ, современник Христа, рассказывает, что в середине VI века до нашей эры, в это время Египтом правил фараон Амасис II, жила одна девушка, по имени Родопис. Она была из Фракии, гречанка, которую пираты похитили и продали в рабство. Хозяин, плененный ее невероятной красотой, подарил девушке свободу, дал ей содержание и подарил пару изумительных сандалий на золотой подошве. Дальше я предоставлю слово Страбону. Во время купания бог Гор в виде орла похитил одну из сандалий Родопис и принес в Мемфис, в то время, когда царь производил там суд на открытом воздухе. Орел, паря над его головой, бросил сандалию ему на колени. Царь же, изумленный как прекрасной формой сандалии, так и странным происшествием, послал людей во все стороны на поиски женщины, которая носила эту сандалию. Когда ее нашли в городе Навкратисе и привезли в Мемфис, она стала женой царя.

Есть вероятность, что у Родопис был реальный прототип, а возможно, она и вообще была реальным персонажем. Так, например, Геродот рассказывает историю другой Родопис, которую называли Дорихой. Эта Дориха также была похищена пиратами и продана в рабство, она была гетерой, куртизанкой, ну вы понимаете. Эта самая Дориха была выкуплена за огромные деньги из рабства человеком по имени Харакс. Харакс был богатейший торговец вином с острова Лесбос. А кроме всего прочего, он был братом известнейшей поэтессы Сапфо, которая осуждала и страсть Харакса, и такие неумеренные траты на женщин. Так до наших дней сохранилась злая и поучительная эпиграмма Сапфо, в которой она пишет: «Лучшая найдется на белом свете, помыслы к иному направь».

И совсем уже, конечно, неправдоподобной кажется чрезвычайно распространенная у древних греков легенда, что одна из трех великих пирамид в Гизе, пирамида Микерина, была гробницей гетеры Родопис. Так мы можем видеть, что смешали здесь истории нескольких реальных женщин со схожей непростой судьбой, а после народная молва добавила сюда элемент чуда, сначала в виде бога Гора в виде орла, и элемент волшебства, волшебный предмет. И вот в дальнейшем эти точки реперные мы можем находить в многочисленных пересказах этой легенды, этой сказки. Существует она более чем в ста разновидностях и в десятках культур.

Современная история о Золушке начинается со сказки Шарля Перро. В 1697 году он написал свою версию текста для сборника сказок былых времен с поучениями, куда вошли и другие знаменитые сказки. В изложении Перро Золушка обрела свое имя, по-французски Cendrillon. Золушкой она звалась потому, что проводила все свое свободное время на мешке с золой, была грязной замарашкой. При этом она была дочерью знатного, хотя и слабовольного, дворянина, от его первого брака. В то время он женился во второй раз, как говорит Перро, на женщине надменной и гордой, которая привела в дом двух своих дочерей от своего первого брака, которые были полными копиями матери. Ну и понятно, что дочери жены заняли положение принцесс, а Золушка, по сути, превратилась в служанку, которая выполняла самую черную работу. А дальше был королевский бал, был большой праздник, который длился несколько дней, на который собиралась вся семья. Золушке помогла ее крестная, фея, переодеться, подарила ей прекрасное платье, превратила мышей в лошадей, тыкву в карету, и главное — подарила ей туфельки.

Вот здесь с туфельками есть очень интересный момент. Дело в том, что у Перро использовано слово-омофон, то есть слово, которое звучит так же, но значит иное. В одном написании это стекло, как мы привыкли, а в другом — это мех. Дело в том, что с точки зрения XVII века, вполне возможно, туфельки эти были меховыми, мех в то время был драгоценным, добывался с большим трудом, и носить его могли только представители знати. А вот со временем, после многочисленных переписок, переделываний, пересказываний сказки туфельки все-таки превратились из меховых в стеклянные. Бальзак считал, что Перро прямо ошибся, что никакими стеклянными туфельки не бывают. Ну, в этом весь Бальзак. Анатоль Франс считал наоборот, что невозможность такой обуви и есть непременный атрибут сказки, как он говорил: «Они волшебные, и этим сказано все».

В конце концов, у стеклянных туфелек действительно есть несколько уникальных характеристик. Во-первых, они твердые, их невозможно разносить, под них невозможно подстроиться. В конце концов, они как девственность, их же можно разбить один-единственный раз. И в конце концов, сияние стекла — это же полная противоположность тому пеплу, той золе, из которой, собственно, поднялась наша героиня. Даже если Перро изначально ошибся, эта ошибка, мне кажется, из разряда гениальных.

В дальнейшем есть множество других версий. Вообще если посмотреть историю сказки о Золушке, как она записана у самых разных народов, мы находим и золотые туфельки, как у братьев Гримм, и туфельки из красного шелка с жемчугом, как в китайской версии сказки, и например, стеклянные туфельки есть в шотландской версии, где их преподносит девушке, героине, волшебный черный барашек.

Возвращаясь к сказке Перро, хочу сказать, что она заканчивается на удивление миролюбиво, что вообще Перро, да и сказкам того времени, совершенно несвойственно. Наша героиня, став принцессой, прощает своих сестер, и тут же выдает их замуж за двух вельмож из дворца.

В противовес истории, которую рассказывает Перро, в сказке о Золушке, которую рассказывают братья Гримм, намного более кровожадная садистская версия. Там роль феи, роль волшебства исполняет так называемый волшебный орех. Это дерево, которое Золушка посадила на могиле матери, и именно это дерево, омытое ее слезами, снаряжает нашу героиню на бал несколько дней подряд и дарит ей золотые туфельки. Эти золотые туфельки привлекают всеобщее внимание, и наша героиня теряет одну из туфелек, когда сбегает по лестнице. Дело в том, что принц приказал измазать лестницу смолой, вот в этой смоле туфелька и увязает. Дальше начинается классический хоррор в духе братьев Гримм. Когда эту туфельку примеряют сестры Золушки, то они, естественно, не могут в нее влезть, и тогда одна сестра отрезает себе палец, а другая сестра отрезает себе пятку. И вот когда принц уже такую отредактированную невесту посадил рядом с собой на лошадь и собрался везти во дворец, птички ему поют с дерева — что ты, кого ты везешь, у нее же полная туфелька крови.

Конечно, блестящий финал, финал просто великолепен. Цитирую: и когда свадебное шествие отправилось в церковь, старшая оказалась по правую руку от невесты, а младшая по левую, и выклевали голуби каждой из них по глазу, а потом, когда возвращались назад из церкви, шла старшая по левую руку, а младшая по правую, и выклевали голуби каждой из них еще по глазу. Так сестры Золушки и ослепли.

Сюжет этой сказки, конечно, уже в XIX веке породил огромное количество всевозможных интерпретаций. Здесь могу вспомнить лишь некоторые, самые яркие. Конечно, знаменитая опера Россини, в 1817 году она была написана, на волне огромного успеха композитора после «Севильского цирюльника». Что важно сказать про эту историю, важно, что здесь не только Золушка притворяется знатной дамой, как бы возвышаясь, поднимаясь на несколько ступенек вверх по социальной лестнице, важно, что и принц опускается по социальной лестнице, он притворяется камердинером в собственном дворце. Так с либреттистом Ферретти Россини как бы сделал нашу героиню еще более благородной, она считает, что не только она не достойна принца, она камердинера даже не достойна. В каком-то смысле это даже не благородство, а какое-то самоуничижение, неслучайно в этой сказке вместо туфелек использованы одинаковые браслеты, то есть практически наручники.

Кинематограф, конечно, неоднократно обращался к истории о Золушке. Вспомнить хотя бы фантасмагорическую версию Жоржа Мельеса 1899 года, Мэри Пикфорд играла Золушку в 1914 году. Но для нашего зрителя важнее всего пьеса Евгения Шварца и фильм, который поставили по этой пьесе в 1947 году режиссеры Надежда Кошеверова и Михаил Шапиро. В этом фильме Золушку играет 37-летняя актриса Янина Жеймо, необыкновенно миниатюрная, ростом 147 сантиметров, с 31 размером ноги. В общем, настоящее воплощение Золушки на экране.

Однако, я думаю, что даже главную героиню затмила в этом фильме мачеха в исполнении Фаины Раневской. Здесь Фаина Раневская не такая садистка, как у братьев Гримм, где мачеха и сестры нарочно высыпают в пепел чечевицу, заставляя девушку перебирать. Даже когда Фаина Раневская, уезжая на бал, перечисляет все то, что надо сделать Золушке, она выглядит всего лишь как слишком упрямый завуч из какой-нибудь школы. Вообще такую женщину, которая прославилась всеми этими мемами, «Какое сказочное свинство!», «Крошки мои, за мной!», «Королевство маловато, разгуляться негде», я думаю, многие из вас встречали подобных персонажей в столе заказов, в гороно, да мало ли где.

Сказка же заканчивается очень противоречиво. С одной стороны, абсолютно коммунистически, король говорит, что вот подрастет его внучка, дочка Золушки, и он с удовольствием выдаст ее за подросшего мальчика-пажа, и как все будет хорошо и прекрасно. А с другой стороны, абсолютно антисоветски, потому что, как говорит король, связи связями, но надо же и совесть иметь. И в конце концов, когда настанет момент, никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, а душу большой, а сердце справедливым. Так что уж связи для советского человека всегда играли роль главной валюты.

Начиная с выхода этого фильма, в фольклор уходит огромное количество анекдотов про Золушку, которая, как известно, не хотела никакого принца, а просто просила выходной и новое платье, но в конечном итоге доказала всем, что пара новых туфель действительно может изменить человеческую судьбу. Много анекдотов было про то, что Золушка, выйдя замуж за принца, свела его с ума своей манией чистоты, а недавно, я думаю, многие из вас пересказывали друг другу тот анекдот, в котором подвыпившая Золушка, возвращаясь с бала, звонит крестной: «Дорогая крестная, пропустила полночь, сижу в карете, бухаю с крысами». Этих анекдотов, из них можно составить целую энциклопедию.

Важно то, что сам образ изменился, уже никто не говорит о чистоте и невинности Золушки. Более того, условная Золушка уже может быть проституткой, вспомните замечательный фильм «Красотка», с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. Но сегодня слово Золушка часто используется по отношению к женам настоящих принцев крови, никто из этих жен не принцессы, начиная от леди Ди и заканчивая Кейт Мидлтон. Что говорить, если сегодня это Золушка, жена принца, принцесса, как жена принца Гарри Меган Маркл, может быть американкой, разведенной, мулаткой. Двадцать лет назад еще это было совершенно невозможно.

Вообще во второй половине ХХ века практически каждый год появлялась либо киноверсия «Золушки», либо анимационный фильм, либо опера, либо балет, что угодно, и огромное количество театральных постановок. И вот интересно, вот вроде бы общество стало намного демократичнее, женщины все равнее и равнее в правах с мужчинами, но вы знаете, искусство не обманешь, и образ девушки, которая чудесным образом взлетает из кучи золы и попадает в объятия принца, становится только популярнее. Одно меня удивляет, ведь юношей, которые мечтают совершить подобный прыжок по социальной лестнице, ничуть не меньше, а Золушками всегда называют девушек. По-моему, это несправедливо.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Канун трагедии: как началась Вторая Мировая война. Лекция Николая Сванидзе