Лекции
Кино
BBC Галереи SMART TV
0 5046

Коронакризис и женщины: как ЕС помогает спасаться от насилия в России

— Россия — это Европа
 

Елена, успешная девушка из Поволжья, еще несколько месяцев назад жила спокойно и уверенно, работала, воспитывала дочь и гуляла с собакой. Но в результате коронакризиса оказалась без денег: ее отправили в неоплачиваемый отпуск. Нормальная жизнь молодой семьи была разрушена. Елена несколько дней находилась в состоянии паники и стресса, она не понимала, что делать, не знала, к кому обратиться за помощью. Ей казалось стыдным идти к незнакомым людям с протянутой рукой.

Фото: WikiCommons

Пандемия коронавируса привела мир в 2020 году к самым масштабным карантинным мерам в истории. Большая часть человечества живет в условиях ограничений и самоизоляции. Одним из последствий стал катастрофический по масштабу экономический кризис, быстрый рост безработицы и падение доходов.

Вторым последствием стал взрывной рост домашнего насилия: люди, запертые в четырех стенах и лишенные заработка, вымещают злобу и фрустрацию на своих близких. И, к сожалению, чаще всего жертвами становятся женщины. По данным российских НКО, с 10 апреля число жалоб на домашнее насилие в стране выросло в 2,5 раза по сравнению с предыдущим месяцем.

Европейский союз оказывает финансовую поддержку целому ряду российских общественных организаций, которые помогают женщинам, ставшими жертвами насилия. Среди них Центр против насилия в отношении женщин «АННА», ,лаготворительный фонд развития филантропии «КАФ» и межрегиональная общественная организация поддержки семьи, материнства и детства «Врачи детям» из Санкт-Петербурга. Они сотрудничают с похожими региональными организациями — формируя сеть и сообщество, построенное на принципе солидарности.

Помощь в трудную минуту

В России нет специального закона о защите от домашнего насилия. Существует законопроект, вокруг которого продолжаются яростные споры и за принятие которого выступают практически все НКО, занимающиеся проблемой домашнего насилия. Но пока он не принят, очень часто только негосударственные организации могут помочь пострадавшим.

Этой проблемой в центре «АННА» занимаются уже 30 лет. Сотрудники центра заняты поиском средств на оплату гостиниц для пострадавших от домашнего насилия, организуют транспорт для переправки жертв в безопасное место, ищут волонтеров для оказания юридической поддержки. В неформальной информационной сети, с которой взаимодействует «АННА», уже 150 государственных и негосударственных организаций, рассказывает руководитель центра Марина Писклакова-Паркер.

При поддержке НКО в российских регионах создаются системы, позволяющие оказывать оперативную помощь женщинам, пострадавшим от насилия. Например, в Тюмени функционирует компьютерная программа, которая позволяет распространять информацию о жертве насилия между всеми заинтересованными ведомствами и органами власти региона. А в Удмуртии полиция начала взаимодействовать с социальными службами по вопросу домашнего насилия прямо в разгар самоизоляции.

Помощь в строительстве жизни, свободной от насилия

Одна из главных проблем домашнего насилия — это зависимость, в которой находится жертва от агрессора. Женщины с маленькими детьми находятся в группе риска, так как у них часто нет работы и постоянного заработка, а соответственно и возможности жить автономно, без финансовой поддержки партнера. Поэтому помощь с обучением и трудоустройством — среди основных направлений работы НКО, поддерживающих женщин в кризисных ситуациях.

Любовь Смыкало, координатор проекта из организации «Врачи детям», рассказывает, как их центр помогает пострадавшим: «[Мы] принимаем в нашу программу женщин, которые столкнулись с проблемой домашнего насилия или какими-то другими жизненными трудностями и готовы идти дальше. Наша задача — формирование у них новых социальных, эмоциональных и личностных компетенций после выхода из кризиса, чтобы [они смогли] подготовиться к трудностям и обрести устойчивость в будущем. Полученные знания и навыки помогут женщинам обрести уверенность в себе и своих силах, в том числе при устройстве на желаемую работу, построении карьеры, смене профессиональной деятельности или открытии своего бизнеса».

Фото: «Социальная справедливость»

Юлия Ромащенко из «КАФ» рассказывает о сложностях, с которыми сталкиваются женщины из регионов при поиске работы: «Особенно это ощутимо для женщин с маленькими детьми. Когда работодатель узнает про детей, то сразу задумывается о потенциальных отгулах и больничных. Хотя это лишь стереотип. Поэтому, когда у женщины появляется ребенок, она волей-неволей выпадает из жизни, весь мир замыкается на ребенке, ей все тяжелее вернуться на прежнюю работу, поэтому приходится учиться чему-то новому, быстро перестраиваться. Но чтобы дело приносило доход, нужно для начала дать навыки, которые пригодятся в будущем». Для этого в «КАФ» придумывают различные программы профессиональный переподготовки и развития собственного дела, в частности для мам, которые находятся в декрете. Подобные курсы все чаще проходят онлайн, поэтому в режиме самоизоляции они стали еще более актуальными в том числе для женщин, которым нужно сменить работу.

Мы спросили основные фонды и центры, которые занимаются этой проблемой, какие профессии востребованы на курсах переподготовки у женщин, и вот результат: 

  • бухгалтеры,
  • веб-дизайнеры,
  • SMM, продвижение в соцсетях,
  • интернет-маркетинг,
  • специалисты по госторгам, тендерам и т.п. 

Татьяна Акимова, исполнительный директор фонда «Самарская губерния», рассказывает, что они помогают женщинам стать конкурентоспособным на рынке труда. Иногда это означает готовность заняться чем-то совсем новым. Например, потерявшая в кризис работу Елена из Поволжья, с рассказа о которой мы начали этот материал, стала участницей одной из таких программ, и теперь она работает почтальоном, что позволяет ее семье сводить концы с концами.

До пандемии усилиями экспертов НРООИ «Социальная инициатива» в Нижнем Новгороде был открыт специальный коворкинг, где можно было работать, пока ребенок находится под присмотром в детской зоне. Организация работает как биржа труда, периодически соединяя своих подопечных из любой точки области с местными работодателями, среди которых оказываются министерства и банки. Ольга Смурова, заместитель директора «Социальной инициативы», рассказала Дождю, как лучше адаптироваться к удаленной работе: «Во время коронавируса мы учимся работать надомно, сейчас у всех появляется возможность и время на личностный рост. Но важно себя дисциплинировать. Все-таки сложно реально работать, а не бегать к холодильнику. Поэтому мы продолжаем стимулировать свою целевую аудиторию, потому что проблем становится еще больше, доходы сокращаются, семьи страдают, а семьи с маленькими детьми уязвимы еще больше. Всем нужна поддержка. Мы переживаем за страну, потому стараемся делать то, что в наших силах. Продолжаем и дальше куда-то подталкивать женщин».

Собственное дело как путь к независимости

Центр социальных технологий «Гарант» из Архангельска, взаимодействующий с «КАФ», создал вместе с экспертами и успешными бизнесменами специальные курсы по обучению социальному предпринимательству, то есть адаптировал навыки бизнес-тренингов к местным реалиям, традициям и привычкам. Марина Михайлова, директор «Гаранта», объяснила, как работает их курсы: «Наша задача — снять боязнь начать собственное дело, это не так страшно. Важно также научить тому, как сделать продукт, который будет востребован на рынке, найти каналы сбыта, скооперироваться с нужными людьми. Тогда можно уже зарабатывать деньги. То есть мы учим женщин монетизировать собственное хобби».

Фото: проект «Самарская губерния»

Именно таким образом зарабатывать научилась Елена Панина, которая четыре года назад попала в проект «Энергия успеха» центра «Гарант». Елена вместе со своей коллегой Анастасией Пискуновой присоединилась к их годичной программе повышения квалификации несколько лет назад. До этого у них была сувенирная мастерская, которая разорилась во время кризиса 2014 года. «Во время обучения мы поняли, что надо делать и куда двигаться дальше. Можно сказать, что прожили маленькую жизнь, где нас постоянно учили и направляли. Так мы придумали делать не просто красивые сувениры, а сувениры с историей и местным колоритом, которые будут интересны туристам. В итоге получили большие заказы, которые подняли нас финансово», — делится своими результатами Елена.

Теперь кукольная мастерская «Антресоль», которой руководит Елена, объединяет сразу несколько творческих коллективов, подключает и другие мастерские к работе над заказами. Елена и Анастасия записывают онлайн мастер-классы по рукоделию для людей с инвалидностью, начинающих мастеров, молодых пенсионеров с серьезными заболеваниями, для которых участие становится формой арт-терапии. «Антресоль» привлекает на временную работу людей с тяжелыми онкологическими заболеваниями, чтобы помочь тем выжить в период борьбы с болезнью.

На фото игрушки Елены из Архангельска

Обмен знаниями и обучение региональных НКО

По результатам мартовского опроса фонда «КАФ» о работе НКО в условиях пандемии коронавируса, почти половина сократили очные встречи, 65% перенесли или отменили конференции, семинары и мероприятия на ближайшие 2-3 месяца. Больше половины программ НКО теперь проходит онлайн: коммуникации с партнерами осуществляются только таким образом, а большинство организаций (75%) работают в том же объеме или сократили его незначительно.

Оказалось, что перестраивание на онлайн-рельсы и дистанционный формат работы даже помогают организациям, которые занимаются проблемами адаптации жертв домашнего насилия и стимуляцией экономической независимости женщин, их профессиональной переподготовкой в кризисных условиях, в достижении их целей. Обучение в режиме онлайн оказалось эффективным и гибким инструментом. 

Центр «АННА» и фонд «КАФ» в рамках программы, получившей поддержку ЕС, успели до пандемии провести семинары с региональными экспертами, специалистами и представителями местных общественных организаций со всей России. Специалисты говорят, что выстраивание взаимодействия между НКО и разными государственными учреждениями крайне важно в условиях декриминализации домашнего насилия, так как в регионах часто не знают, как реагировать на экстренные случаи.

Юлия Ромашенко, директор по программной деятельности и отношениям с донорами благотворительного фонда «КАФ», рассказывает об этой проблеме: «Женщины потеряны, находятся в тяжелом психическом состоянии, не знают, куда обратиться за помощью, а государственные кризисные центры не всегда находятся в шаговой доступности. Очень многие ищут причину в себе вместо того, чтобы сразу действовать. Много времени уходит на поиск организации, которая поможет быстро сориентироваться, решить проблему с документами и полицией, подобрать жилье или переправить в нужное место. Такие НКО должны быть начеку и реагировать, но для начала их этому надо научить». 

Глобальный кризис домашнего насилия

В условиях пандемии жертвам еще сложнее найти защиту, ведь они иногда даже не могут позвонить по телефону доверия, потому что постоянно находятся наедине с агрессором. Рост уровня домашнего насилия был зафиксирован во многих странах. Во Франции за первый месяц изоляции число инцидентов выросло в среднем на 32%, в Испании горячая линия отметила рост числа обращений на 13% в последние две недели, на Кипре — на 30%. Председатель комитета по правам женщин и гендерному равенству Еврокомиссии Эвелин Регнер призвала принять меры против домашнего насилия. «Мы все столкнулись с психологическими вызовами, когда приходится оставаться в изоляции. Но женщины, а иногда и дети, оставшиеся дома с родителями, испытывают особый стресс», - заявила она.

В России же ситуация сложнее — здесь нет специального закона о защите от насилия в семье. Даже в обычных условиях мест в убежищах для пострадавших не хватает, а в связи с особым режимом из-за коронавируса многие кризисные центры прекратили прием, некоторые из них и вовсе закрылись. Кроме того, даже составить статистику сейчас трудно, ведь в регионах, а особенно в сельской местности, все эти случаи редко поддаются огласке. 

Писклакова-Паркер из центра «АННА» считает, что роль российского государства в защите женщин должна быть намного больше, чем сейчас: «В данный момент нагрузка ложится целиком и полностью на плечи общественных организаций. Но все-таки защищать граждан — это функция государства. Мы не можем заменить собой государственные институты, особенно в разгар пандемии. В данный момент люди чувствуют себя незащищенными по всему миру. Полицейские не арестуют агрессора даже после подтверждения случая домашнего насилия, потому что им сейчас не до этого. Но там, где работает закон, шанс на защиту есть всегда».

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах