Лекции
Кино
Галереи SMART TV

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

0 28533

«Недобросовестные» приобретатели: как семьи в Москве лишаются жилья из-за ошибок государства

— Россия — это Европа
И как Конституционный суд помогает им разобраться с проблемами
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Почти 12 лет семья Однодворцевых живет под угрозой выселения из собственной квартиры. Эти 44 квадратных метра до последнего времени были единственным жильем семьи из 6 человек. Мама, папа, сын с женой и ребенком, дед — ветеран войны, сейчас ему 96.

12 лет назад московские власти через суд потребовали лишить Однодворцевых квартиры — а по сути предложили им ответить за чужое преступление. Двушку в Москве Валерий Однодворцев купил в 2005 году. Как выяснилось позже, за год до этого квартиру незаконно приватизировала мошенница — по поддельным документам.  Однодворцевы о махинациях не знали и были, как следует из законодательства, «добросовестными приобретателями». Тем не менее, в 2008 году департамент городского имущества Москвы, который сам же и одобрил незаконную сделку, потребовал вернуть в собственность города квартиру Однодворцевых, а семью из 6 человек оставить на улице. И рано или поздно это могло произойти, если бы Однодворцевы, получив отказ во всех судебных инстанциях, наконец не дошли до Конституционного суда и не выиграли бы дело там.

Татьяна Однодворцева, Валерий Однодворцев и ветеран войны Василий Однодворцев
Фото: личный архив

Как защитить права в Конституционном суде

«Главный упрек в адрес Конституционного суда — что он неэффективен и ничего не делает, кроме как, например, одобряет поправки к Конституции. В этом случае Суд, и правда, сыграл странную роль, хотя мог не рассматривать столь политизированный вопрос; но он все еще может оказывать и положительное влияние на правовую систему России и судьбу определенных сегментов общества, защищая права и свободы человека (социальные и трудовые права, свободу собраний, право собственности, право на свободу передвижения)» , — говорит Ольга Сидорович, директор Института права и публичной политики. Действительно, даже за последний год Конституционный суд России существенно потерял свои позиции с точки зрения законодательства - количество судей уменьшили, им запретили публично высказываться и выступать с особым мнением, то есть давать альтернативную оценку постановлениям Суда. Тем не менее, уже 5 лет юристы Института успешно используют  возможность обращения в Конституционный суд как инструмент для защиты общественных интересов. Подходы просты: юристы систематизируют нарушения конституционных прав, разрабатывают стратегию защиты и представляют интересы граждан в Конституционном суде, выступая в качестве экспертов на важнейших общественно-значимых процессах и таким образом добиваются системных изменений в законодательстве и правоприменительной практике. Постановления Конституционного суда обязательны для всех органов власти, это последняя инстанция по  судебному конституционному контролю внутри страны, куда может обратиться россиянин. Разбирая дело конкретного гражданина, коллегия рассматривает и решает вопросы права — в том числе насколько та или иная законодательная норма соответствует духу Конституции. Если решение выносится в пользу гражданина, оно может повлиять на судьбу всех тех, кто оказался в схожей ситуации. Так получилось и с Однодворцевыми.

Фото: Dmitry Lovetsky / AP

Конституционный суд РФ

В 2010 году Мосгорсуд вынес окончательное решение по делу этой семьи: квартиру у Однодорцевых забрать, самих москвичей оттуда выселить. Еще 4 года семейство жило на чемоданах: Однодворцевы получали в судах отсрочку от выселения, все-таки в квартире живет ветеран войны и несовершеннолетний ребенок. А потом отсрочки закончились: департамент городского имущества столицы снова потребовал у Однодворцевых немедленно освободить  квартиру. К семье стали приходить судебные приставы.

«Мы купили — а у нас отбирают. Мы спрашиваем на суде, почему не ищут мошенника. А на суде нам отвечают: у мошенника ничего нет, а у вас квартира», — пенсионерка Татьяна Однодворцева до сих пор не понимает, почему за ошибку департамента московской мэрии приходится отвечать ее семье. В ведомстве ведь одобрили приватизацию и долгие годы не интересовались квартирой - а теперь требуют ее назад. «В большинстве случаев квартира сначала похищается мошенниками, и в результате их мошеннических действий идет на вторичный рынок. Мы с вами, веря государственным структурам, покупаем эти квартиры на вторичном рынке. Через какое-то время департамент обращается с иском в суд и требует квартиру у последнего добросовестного приобретателя, объясняя это тем, что у него — департамента — эту квартиру похитили», - добавляет Светлана Гладышева, адвокат семьи Одноворцевых, которая сама когда-то пострадала от подобных махинаций и в 2011 году первой из России добилась победы в Европейском суде по правам человека, который посчитал, что за ошибки госструктур граждане отвечать не должны.

В 2017 году у Однодворцевых снова появилась надежда. В Конституционный суд с помощью Института обратился Александр Дубовец. Он тоже чуть не лишился квартиры из-за чужого преступления и в итоге добился, чтобы Суд признал неконституционным первый пункт 302 статьи Гражданского кодекса, которая позволяла департаменту истребовать «похищенную» «помимо воли» у него квартиру от последнего покупателя, ничего противоправного не совершившего.

Новая череда судов и новые отказы: несмотря на решение по делу Дубовца, которое, казалось бы, должно касаться всех граждан в такой же ситуации, Однодворцевых власти требовали выселить из квартиры.

Москвичи вместе со своим адвокатом обратились за помощью в Институт права и публичной политики.Чтобы защитить свое конституционное право собственности на жилье, им оставалось только подать жалобу  в  Конституционный суд. Ведь это последняя инстанция в стране, проверяющая  обеспечение конституционно закрепленных прав законодателем и судами. Юристы-эксперты Института составили жалобу и защищали интересы Одноворцевых на процессе.

Наконец, летом этого года Конституционный суд встал на сторону Однодворцевых — он постановил пересмотреть предыдущие судебные решения и не выселять семью из квартиры. Но что самое важное - КС  еще раз сделал акцент на том, что его постановления в отношении конкретных заявителей должны распространяться и на других граждан, попавших в аналогичные ситуации. Суд также потребовал создать механизм исполнения его решений и внести соответствующие изменения в законодательство. Необходимые поправки уже подготовил Минюст.

То есть благодаря этому постановлению гарантированный  шанс вернуть свою квартиру получили не только Однодворцевы, но и другие «добросовестные приобретатели», которым пришлось отвечать за ошибки государства. «В Москве несколько сотен квартир город отобрал у людей таким образом. Официально такая статистика не ведется, это информация, которую я слышал от чиновников», —  рассказывает юрист Григорий Вайпан, который от Института представлял интересы Однодворцевых в Конституционном суде.  Адвокат семьи Светлана Гладышева ведет свою статистику: «У меня в производстве было около 400 таких дел - и в Москве и в регионах». Она добавляет - ЕСПЧ в подобных случаях всегда встает на сторону заявителя. 

Подобные решения Конституционного суда — как раз пример успешного ведения стратегических судебных процессов, которыми занимается Институт права и публичной политики в совместном проекте с Евросоюзом. За 5 лет  работы проекта юристы Института подали в КС 38 жалоб, 9 из них были удовлетворены. Это может показаться скромным результатом. Однако даже одно выигранное дело в итоге помогает защите интересов всех граждан. «Это показывает высокую результативность жалоб Института. —  отмечает Ольга Кряжкова, доцент Российского университета правосудия и ведущий эксперт Института. — Как правило, до стадии вынесения постановления доходит менее 1% всех обращений. А здесь — 23,7%. Дело в профессионализме юристов Института, в свое время начавших целенаправленную работу по подаче жалоб в КС, и этот подход, как видно, работает».

Заседание КС РФ по реабилитации жертв политических репрессий 22 октября 2019 года
Фото: Александр Коряков / пресс-служба Института права и публичной политики

При этом для организации важно  добиться не только положительного решения Конституционного суда, но и того, чтобы это решение верно исполнили. Сейчас Институт вместе с правозащитным центром «Мемориал» занимается проектом «Право вернуться домой». Год назад, 10 декабря, юристы организации добились, чтобы Конституционный суд принял знаковое постановление по делу жертв политических репрессий. Дело в том, что из-за неработающего законодательства они сами и их родственники долгие годы не могут вернуться на прежнее место жительства, из которого их когда-то незаконно выселили, не могут получить от государства жилье взамен того, которого их лишили. По решению КС, необходимо изменить закон 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий», дать репрессированным возможность вставать в очередь на получение жилья без выполнения специальных условий, и обеспечить финансирование кампании из федерального, а не регионального бюджета. Это должно помочь жертвам репрессий получить жилье как можно быстрее.

Это большая победа. Но теперь важно добиться принятия правильных изменений в законодательство. Правительство России внесло законопроект в Госдуму - но он игнорирует постановление КС: предлагает оставить жилищное обеспечение жертв репрессий в ведении регионов и отправлять жертв репрессий в общую очередь на получение жилья. Стоять в такой очереди можно больше 20 лет, и те, кто нуждается в льготных квартирах, могут их просто не дождаться.

Теперь Институт вместе с центром «Мемориал» ведет общественную кампанию для внесения необходимых поправок в законопроект — в частности, на change.org можно подписать петицию. Сейчас там уже больше 80 тысяч подписей

«Друг суда»

Еще одно важное направление работы Института при поддержке Евросоюза - экспертное сопровождение судебных процессов. Институт — одна из немногих организаций в России, которая регулярно выступает на процессах в КС в качестве «друга суда» (это буквальный перевод латинского термина — amicus curiae). Как это работает? Юристы представляют  суду аргументированное заключение, основанное на российской и международной судебной практике, документах наднациональных органов и научных исследованиях, тем самым способствуя суду  в том, чтобы  найти верное решение острой правовой проблемы.

При этом они выступают независимо, представляют только общественные интересы.

Школа-практикум Института прав и публичной политики «Ведение стратегического дела в Конституционном Суде и международных инстанциях» – 2020
Фото: пресс-служба Института права и публичной политики

С конца XX века такая практика применяется и в зарубежных странах,и  в наднациональных судах, однако в России до сих пор мало распространена. Институт стал первопроходцем в подготовке независимых инициативных экспертных заключений для судов и 3 года назад  такая его  практика  привела к тому, что независимые экспертные заключения amicus curiae официально включили в регламент Конституционного суда.

В 2019 году иркутский активист Валерий Тетерин, в том числе благодаря независимым экспертным заключениям, выиграл в Конституционном суде спор с городской администрацией. Он пытался согласовать с властями публичное мероприятие (проще говоря — митинг), но те отказывали, ссылаясь на то, что иркутянин не может обеспечить  во время мероприятия достаточную безопасность для граждан. По мнению властей, уведомить участников митинга о телефонных номерах полиции и скорой помощи было недостаточно.

«И действительно в законе есть такого рода положения, которые возлагают ответственность на организаторов публичного мероприятия за то, чтобы оно проходило безопасно», — объясняет автор экспертного заключения от «Апологии протеста» Александр Передрук. «Но при этом не нужно забывать, что в целом обеспечением общественной безопасности занимается все-таки государство, у которого для этого есть большое количество ресурсов. А конституционное право на свободу собраний - это не блажь, а все-таки право», — добавляет Передрук.

На процессе по делу Тетерина специалисты Института представили свое экспертное заключение в поддержку жалобы заявителя. Ссылаясь на международные нормы и практику, юристы в том числе пришли к выводу о том, что «поддержание общественного порядка и организация медицинской помощи во время проведения публичного мероприятия должны находиться в исключительной зоне ответственности органов публичной власти». Конституционный суд согласился с такой позицией и вынес решение в пользу Валерия Тетерина, а значит, защитил права и других организаторов публичных мероприятий. Всего за последние 5 лет заявители выиграли 9 процессов в Конституционном суде, на которых Институт в качестве «друга суда» и давал свои экспертные заключения.

Доктор юридических наук, судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова объясняет: экспертные заключения правоведов в обычных судебных процессах направлены на решение узкой юридической проблемы, связанной с тем или иным событием. Письма же «друга суда», то есть экспертиза  по вопросу, рассматриваемому  в КС — это способ отразить социальную проблему, представить  суду  интересы общества и при этом защитить каждого. Морщакова уверена, что работа Института помогает сохранить в России традицию конституционного правосудия по   обеспечению   верховенства права, несмотря на всю критику этого судебного органа:«Такие механизмы,  как конституционное правосудие, даже если оно используется плохо, должны быть охраняемы обществом, чтобы не потерять возможность  использовать их исходные функции, чтобы уберечься от  их уничтожения, скажем, до  момента, когда и  правосудие  в целом могло бы восторжествовать».

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Когда-нибудь мои обручальные кольца пойдут на зубы»: Лолита — о самом тяжелом разводе (с Цекало), концерте для Лукашенко, эйджизме, алкоголе и перезапуске карьеры