Лекции
Кино
TED BBC
0 1077

Работа с «Перспективой»: как один проект ЕС развивает инклюзию в России

— Россия – это Европа

В России, по данным ЮНЕСКО, более двух миллионов детей с ограниченными возможностями. Инклюзивное образование пока еще приживается, но многие некоммерческие организации уже активно создают инфраструктуру, с помощью которой эта практика могла бы развиваться. Европейский союз активно поддерживает российские проекты, направленные на развитие инклюзивного образования. Например, в 2015 году при поддержке ЕС стартовал четырехлетний проект региональной общественной организации (РОО) людей с инвалидностью «Перспектива» под названием «Эффективная реализация права на инклюзивное образование на местном уровне».

В сентябре при финансовой поддержке Евросоюза прошел третий «Фестиваль лучших инклюзивных практик» который несколько лет назад придумала и организовала РООИ «Перспектива». «В какой-то момент мы поняли, что инклюзивное образование стало активно развиваться, но каждый по-своему понимает суть инклюзии. Поэтому и был придумал формат фестиваля, на котором педагогам предоставляется возможность поделиться своим практическим опытом с другими», —  говорят в организации.

Инклюзивное образование в России на официальном уровне существует не так давно. «Когда в России только начинались шаги в этом направлении, в США уже 15 лет существовал закон о включении детей с инвалидностью в образовательный процесс», — отмечают представители «Перспективы».

То же можно сказать и о Европе, но проблема в том, что даже в странах с более развитым подходом к инклюзии проблема с равным доступом к образованию не решена до сих пор. Например, по данным ЮНИСЕФ, Восточная Европа наряду с Центральной Европой и Центральной Азией входит в число регионов, где суммарно 75% детей с инвалидностью не имеют доступа к качественному инклюзивному образованию. Психологи и специалисты говорят, что ребенок с инвалидностью, учась в специализированном учреждении, еще больше отрывается от общества и это дополнительно ограничивает его в развитии. Чем раньше обычные дети в обычных школах начинают учиться вместе со своими сверстниками с особенностями, тем раньше они учатся эмпатии и принятию людей такими, какие они есть.

Как говорят в «Перспективе», запоздалый приход инклюзии в Россию на официальном уровне отчасти играет этой практике на руку: «У нас есть преимущество в создании доступной образовательной среды, а именно — не совершать ошибок наших зарубежных коллег, взять их опыт и приумножить полученные знания», — объясняют представители организации. При этом за рубежом действительно ситуация с инклюзивным образованием местами тревожнее, чем в России. «Сегодня ЮНИСЕФ призывает инвестировать в обеспечение доступа к качественным и приемлемым по цене вспомогательным технологиям, поскольку они могут существенно увеличить число детей с инвалидностью, практически реализующих свое основополагающее право на образование», — говорила в марте этого года Афшан Хан, региональный директор отделения ЮНИСЕФ по странам Европы и Центральной Азии.

Изначально, до принятия законов, инклюзивное образование в России строилось за счет энтузиастов — родителей, неравнодушных педагогов и благотворителей. «В памяти некоторых преподавателей еще свежа эксклюзия, устаревшая советская модель образования с недоступной средой, потом была интеграция, а сейчас активно развивается инклюзия. Становление доступной среды для всех началась с энтузиазма людей как с инвалидностью, так и без, с желания родителей дать их детям возможность учиться в общеобразовательных школах, рядом с домом, а не в интернатах. Объединившись, НКО создали Коалицию „За образование для всех“ для продвижения идей инклюзивного образования в различных регионах страны», — объясняют сотрудники «Перспективы».

Одна из главных задач — создание доступной инфраструктуры и образование тех же учителей. Поэтому фестиваль инклюзивных практик становится своего рода выставкой достижений, которая стимулирует других преподавателей внедрять новые подходы и узнавать о том, как их коллеги успешно справляются с адаптацией детей с инвалидностью. «В этом году география у нас очень обширная — участвовало 16 регионов. У нас были и Калининград, и Уфа, и Владикавказ, и Самара. Это совершенно разные точки нашей страны, и везде активно развивается инклюзивное образование», — говорит Нурсина Галиева, менеджер отдела инлюзивного образования «Перспективы». Ее коллега Анна Михайленко, возглавляющая отдел инклюзивного образования, добавляет: «Особенно важно, что участники — педагоги не только из крупных городов России, но и из глубинок. Благодаря фестивалю мы помогаем транслировать уникальные педагогические практики и доказываем, что даже в небольшой школе можно реализовать инклюзивное образование на высоком современном уровне».

Например, в 29-й школе Санкт-Петербурга инклюзивность решили обеспечивать за счет искусства. «Мы готовили спектакли с ребятами с тяжелыми нарушениями речи. Сначала показывали их на базе нашей школы, а затем и в детском доме. Идея заключается в том, чтобы вовлечь в образовательный процесс и процесс театрализации всех детей — не только с нарушениями речи, но и из общеобразовательных классов. В этом и есть суть инклюзии», — рассказала участница фестиваля, логопед школы №29 Алена Горелик.

У победителей подход к инклюзивному образованию не менее изобретальный.  Тренер батутного центра «Горизонт» из Северной Осетии представил проект «Прыжок в атмосферу» — это серия занятий по прыжкам на батуте для детей с расстройством аутистическго спектра, помогающая им и их сверстникам лучше сблизиться и адаптироваться друг к другу. «Этот опыт может быть перенесен на другие виды спорта, с помощью адаптации тренировочных программ под потребности детей с РАС», — считают в «Перспективе».

Томские преподаватели были отмечены за проект «Сенсорная интеграция дошкольников с разным развитием в условиях детского сада», реализованный первоначально в МБДОУ № 30. Это пример того, как инклюзивные практики могут распространяться дальше при достаточной информационной поддержке. Обработанный на одном учебном учреждении, этот опыт был распространен и на другие дошкольные учреждения города, где придуманные авторами проекта методики были отточены.

Екатеринбург представил опыт профориентации подростков с инвалидностью — этот проект смотрит даже дальше школы, помогая детям подготовиться к взрослой жизни. Суть в следующем: разрабатывается каталог профессий и требуемых для них компетенций, затем проводится профориентационная диагностика детей. После этого координаторы проекта заключают договоры соцпартнерства с предприятиями, колледжами и вузами города и области, а дальше вместе с учениками и родителями изучают план действий по их адаптации в новой среде.

По словам представителей РООИ «Перспектива», глобально инклюзия работает не только в пользу людей с инвалидностью, но и позволяет стать лучше обществу в целом: «Инклюзия — это наилучший путь развития современного общества, основанного на принципах взаимопонимания и взаимной поддержки. Необходимо менять отношение общества к людям с инвалидностью, показывая, что каждый человек ценен как личность независимо от его особенностей».

 

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?