Лекции
Кино
BBC
Поколение снежинок. Почему наши дети взрослеют все позже, и нужно ли что-то с этим делать?
Читать
16:50
0 13076

Поколение снежинок. Почему наши дети взрослеют все позже, и нужно ли что-то с этим делать?

— Психология на Дожде

Семейный психолог Екатерина Бурмистрова объясняет, что такое «Поколение снежинок» и как оно образовалось — речь о людях, которым около тридцати лет, выросших в благополучных семьях, а сейчас живущих с родителями. Они не торопятся заводить семью и в целом кажутся не такими взрослыми, как поколение их родителей. Но так ли это плохо — и надо ли что-то с этим делать?

Здравствуйте. Я Екатерина Бурмистрова, семейный психолог, детский психотерапевт, писатель, хозяйка онлайн-школы и ведущая программы для родителей, подростков и молодежи. Я много в последние годы работаю с теми, у кого выросли дети, ну и с выросшими детьми. Самая потрясающая ситуация, когда ко мне на терапию приходит человек, которого я знаю реально с пеленок, знаю в возрасте года, полугода, с ним родители могли приходить в «кенгурушке». В общем, все больше случаев таких продолжительных в моей практике, и видно, как происходит взросление.

Как происходит взросление сейчас, я думаю, что очень многие про это думают, потому что довольно резко и много поменялось всего в обществе. Я называю этот феномен «отложенное взросление». Относительно того периода, когда росли мы, как бы мои ровесники, мне 46, поменялось буквально все. Помимо быстрого интернета, который везде и про который мы сегодня не будем говорить, поменялся подход к воспитанию и образованию. Все люди, которым сейчас 25, 30, 20, были гораздо дольше в состоянии, когда их опекали, когда о них заботились, когда их буквально водили за ручку и не сводили с них глаз. В моду вошли совершенно другие веяния для родителей, мы все очень хорошо были знакомы и знакомы сейчас с теорией привязанности, мы, выращивая наших взрослых теперь уже детей, подходили к родительству очень внимательно. Это когда растили нас, считалось, что пусть ребенок поплачет, разовьет легкие. Когда были младенцами нынешние тридцатилетние, считалось, что любой плач, любое время в длительном одиночестве без родителей это травма, а травмы опасны, травмы не нужны. К их взрослению подходили очень и очень бережно. И это не плохо, это хорошо, наверное, мы увидим.

Продлен был период заботы. Из-за того, что жизнь в обществе воспринималась как гораздо более опасная, дети долго не находились одни, например, на улице. Вот сейчас же никто не гуляет во дворе сам. Поколение нынешних родителей гуляло самостоятельно лет с пяти-шести, семи. Не знаю, как ваш опыт, мой таков, и множество людей говорили, конечно же, мы ходили и в первый, и во второй, и в третий класс в школу, конечно, самостоятельно. Нынешние двадцати и тридцатилетние были вожены за ручку до четвертого, пятого, шестого, иногда девятого класса, не находились люди сами, не ходили сами в школу. И период самостоятельности, вот этот период «с ключом на шее», когда ты сам отвечаешь за себя, когда ты сам отвечаешь за свое время, он начинается теперь не в семь-восемь лет, а в лучшем случае, в тринадцать-четырнадцать, а то и позже. Хорошо это или плохо, нельзя сказать, это так. Эффект — это отложенное взросление. Человек начинает более-менее ориентироваться в жизни, когда он отвечает за себя сам.

Есть такой термин, он набирает популярность, это так называемое «поколение снежинок», вот этих вот прекрасных тридцатилетних и двадцатипятилетних людей называют представителями «поколения снежинок». Снежинки уникальные, очень нежные существа. Не я его придумала, я не хочу его особенно сильно популяризовать, дело в том, что у этого поколения есть несколько особенностей. Они не готовы подвергать себя стрессу сознательно, их позиция это попытка уйти от всего, что выводит их из зоны комфорта, либо вообще, либо надолго. Это дети довольно благополучных времен, и слава богу, наше общество достаточно пережило времен нестабильных и трудных, это дети относительно спокойного и безусловно сытого времени. Они сразу выросли не в периоде нехватки, а в периоде изобилия, это поколение в общем-то изобилия, у них отсутствует тот хватательный рефлекс в супермаркете, который есть у большинства родителей.

Именно они сейчас все больше приходят к осознанному потреблению, с ними много чего происходит хорошего. Лично я, когда сталкиваюсь с представителями вот этого поколения тридцатилетних, я иногда поражаюсь тому, насколько мощно работает их мозг, насколько они многое умеют брать даже от образования. И все это классно и здорово. Момент такой, что, по крайней мере в России, у нас сейчас действительно отложенный старт, из-за того, что плохо работают социальные лифты, за исключением лифтов военных, может быть, и лифтов госслужбы, эти теперь уже не дети, эти взрослые дети действительно медлят с выходом в самостоятельную жизнь. Тут влияет и то, что ключ на шее появился позже, эти пять лет потеряны и потом наверстываются, и то, что они привыкли изначально к тому, что еда вкусная, постель мягкая, шведский стол из нескольких блюд, а отдых в очень комфортных отелях. И они совершенно не готовы вылетать в самостоятельную жизнь, есть то, что там мы ели в студенчестве, жареный хлеб на маргарине, или что там это было в девяностые, рис с соевым соусом, что так любят вспоминать родители, когда ругают этих самых детей за пассивность, не ругают, входят в конфликт. Они действительно не готовы сознательно ухудшать свой уровень жизни, а очень часто при отделении от родительских семей ты не можешь пройти, не ухудшая каждодневный собственный достаток и уровень комфорта, уровень защищенности, часто этот шаг не делается.

Эти дети привыкли, эти взрослые привыкли к тому, что к каждому их душевному движению относятся очень-очень внимательно. Мы их так воспитали, мы, родители, их воспитали так. И смотрите, в этом тексте нет моих проекций. Да, у меня есть дети, моей старшей почти 25 лет, но это клиентский опыт, и это опыт из бесконечных запросов. Я читаю письмо, конкретные примеры все любят, я читаю письмо, здравствуйте, я хочу с вами поговорить про своих детей, у меня мальчик 32 года, девочка 34 года и мальчик 37 лет, мы живем все вместе, и дальше там история. И это не одно обращение, когда дети не перестают быть детьми своих родителей, потому что родители очень ресурсные, родители очень устойчивые. Они ресурсные не только в плане финансовом, они ресурсные в плане эмоциональном, в плане таком житейском, у них все хорошо, у них все сложилось. И вот настолько же ресурсную конструкцию детям сложно воспроизвести, без потери комфорта на первых порах, с неработающими социальными лифтами. Сложная конструкция.

Проблема не в выросшем этом поколении, проблема в том, в какой ситуации они взрослели, и куда они выросли. В Европе то же, плюс вот эта европейская тенденция, которую мы подхватили. Еще один пример, наверное, все знают, мы читали документы, для подающих бумаги на Кипр, семьи с детьми в возрасте до 28 лет, имеют какие-то там преференции. С детьми до 28 лет, именно так, четкая цитата. В Германии до 27 лет семья имеет право получать пособие, если с ней живет ребенок, который учится, не работает и живет вместе с семьей. Пособие, не очень большое, 100-150 евро, зависит от земли, но вот оно присутствует. Во Франции, например, и во всех европейских странах до 25 лет это юные люди,

jeune-jeune, у меня плохой французский, это люди, которые имеют право на бесплатный проход в музеи, на льготы при покупке билетов, это люди, опекаемые государством.

Действительно, этот период растянулся, Болонская система образования, которая двухступенчатая, сначала бакалавриат, потом магистратура, удлинила период образования. Отчасти это социальный заказ, потому что чем дольше человек учится, тем позже он выходит на рынок труда, в Европе с рабочими местами проблема. У нас в общем-то сейчас тоже не все так спокойно. Удлинение периода взросления, то, что взросление становится отложенным, это мировой процесс, часть его мы подхватили, но как всегда, на русский лад, не то что все плохо, все очень аутентично.

У нас на это растянутое в хороших европейских традициях взросление наложилась огромная российская тревога в принципе за взрослеющих детей, и действительно сложность в отделении, в том числе экономическом, молодой семьи. Эти дети, эти взрослые, да, мы называем их детьми потому что они по статусу пытаются сохранить как можно дольше статус ребенка, не торопятся заводить семьи, и это неплохо, потому что все, что они делают, это осознанно. Осознанность — тренд этого поколения, мы их так растили. Они так выросли, они действительно гораздо меньше склонны к импульсивным шагам.

И смотрите, все, что я говорю, оно вообще не про всех детей так называемого «поколения Z» или там хвост «поколения Y», это про тех, кто вырос в среднеобеспеченных и в общем-то в основном в высокообразованных семьях, уровень образования не ниже среднего. В неблагополучных регионах, в неблагополучных семьях взросление происходит стремительно, быстро и мало что изменилось. Вот это вот «поколение снежинок», новая генерация, она именно в семьях защищенных социально, экономически и эмоционально, это дети состояния покоя и состояния стагнации в обществе, на самом-то деле.

Они действительно все выборы делают осознанно, брак серьезный шаг, про него думают очень долго. И действительно, это новый тип для России браков, когда люди сначала строят материальную основу брака, а потом только женятся, и довольно долго не заводят детей. Браки этих людей, как правило, долго остаются на стадии супружеской, люди не торопятся, у них мало спровоцированных замужеств. Спровоцированное замужество это когда люди женятся, извините за сленг, «по залету», то есть беременность провоцирует брак. Здесь таких историй мало, это действительно очень граждане, которые пытаются все просчитать, все выверить.

И смотрите, звучит-то неплохо, но тут сложность спонтанных шагов, сложность принятия интуитивных решений. Слишком большая фиксация на комфорте, физическом, эмоциональном, может быть даже экономическом, что в результате дает не большую свободу, как нам бы хотелось, а свободу меньшую.

Я надеюсь, что я достаточно описала проблемное поле. Возможно, с этим можно дискутировать, другие специалисты видят по-другому. Что же делать тем, кто сосуществует, соседствует с этим отложенным взрослением? Если вас в принципе такой вариант не вдохновляет, пугает, то в целом могу сказать, что если ваш ребенок младше, он еще не вошел в возраст студенчества, вы можете сделать довольно много всего, чтобы взросление шло обычными темпами, а не стало отложенным, и в первую очередь это передоверие ответственности за уроки, ответственности за тайминг и ответственности за жизнь школьнику, не дожидаясь студенчества.

Смотрите, в сентябре в «Шанинке» в Москве начался учебный год «круглым столом» знаете, на какую тему? Проблема первокурсника. Собрались представители лучших гимназий Москвы и лучших вузов, и обсуждали, что же делать с первокурсниками, которые массово покидают после первой сессии вузы, разочаровываясь в образовании, либо не справляясь с той системой, которую предлагает высшее учебное заведение. Эти все первокурсники, большой процент их, они были выращены в жесткой системе контроля со стороны родителей, их учеба не была отпущена вплоть до сдачи ЕГ. Потом ребенок поступает в вуз, он уже не ребенок, учебу в вузе мало кому приходит в голову контролировать, и ребенок не справляется, вылетает. Синдром первой сессии, каждый год у меня пачка случаев синдрома первой сессии, синдрома первокурсника. Часть людей разочаровывается и уходит, являясь успешными, потому что институт не соответствует их ожиданиям, а часть не справляется с отсутствием контроля и возникает синдром первой сессии. Это тоже все представители «поколения снежинок», это все тоже про отложенное взросление. Они только к середине или к концу бакалавриата по такой личностной зрелости могут доходить до той стадии, которая у нас была в общем-то в конце школы.

Сейчас же высшее образование стало абсолютно доступным для всех, нет вот этого вот барьера, что ты можешь не поступить в вуз, в какой-нибудь вуз ты поступишь обязательно. Не на бесплатное, так на платное, не в этот, так в тот, количество вузов в России увеличилось, ну просто нереально увеличилось. Соответственно, вот это, что высшее образование стало фактически последней ступенью школы, тоже часть вот этого феномена отложенного взросления. Если вы не хотите попадаться, делегируйте уроки до окончания школы, а лучше до старшей школы.

Следующий момент, это экономические причины отложенного взросления. Из-за того, что семья не поджата финансово, нет таких узких социальных рамок, слава богу, никто не считает яблоки. и никто не стоит в магазинах за мясом и никто не получает гречку в заказах, это осталось все в истории, и даже мы об этом вспоминаем с трудом. Это вроде бы здорово, свобода, но эта свобода оборачивается тем, что мы не умеем воспитывать детей в такой свободе, в свободной экономической ситуации. Они не умеют считать деньги, они не торопятся зарабатывать первые свои, они действительно искренне думают, что родительские деньги это их деньги. Собственно, почему нет, им никто не говорил ничего другого.

И вот тут вот, я считаю, это очень важно, возможность осознать то, сколько человек тратит на себя, сколько стоит его жизнь, возможность заработать первые деньги, здорово, если создана еще в старших классах школы. Цена заработанной собственной копейки, тысячи, до первых пяти тысяч рублей, она очень быстро ставит многое в мозгу на место. Финансовая составляющая отложенного взросления это довольно большая история, дайте ребенку возможность заработать деньги как можно раньше.

И когда человек закончит школу, мне кажется, должна возникать передоговоренность о том, как устроены ваши отношения. Часто мы их кормим, ну если не с ложки, то всем, что они попросят, и оплачиваем их кофе вплоть до окончания магистратуры. Это ловушка. И человек не соглашается на дешевый вариант работы, говорит, ну слушайте, что такое 250 рублей в час, чашка кофе в Coffee Bean стоит дороже, как это я пойду работать за такие деньги. Простраивание системы финансовых отношений, спокойное, не в конфликте, в нейтральное время, это большая опора для того, чтобы отложенное взросление не затянулось. Я цитирую, и это реальная цитата реального случая, мама говорила про своего взрослого сына, что важно до пенсии довести, вот мне до пенсии его довести, дальше я свободна. Сегодня я услышала, буквально сегодня, то же самое, ну что же мы его до пенсии не прокормим.

Понимаете, если у вас нет настроя прокормить ребенка до пенсии, сберечь его, как вы его берегли в младенчестве, пронести его на ладонях, сберегая от всех невзгод, которые есть в жизни, то тогда нужно что-то делать. Взросление не происходит само по себе сейчас, более свободные финансовые обстоятельства, неработающие социальные лифты, бережный подход к самому себе плюс европейские тенденции замедления взросления, создают такое, что нам нужно создать противоток, чтобы человек поплыл. Нам нужно создать определенные условия, чтобы включились системы не выживания, нет, системы отделения личности от семьи. Спасибо.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах