Лекции
Кино
BBC
Что делать, если у ребенка конфликт с учителем? Советы психолога к началу учебного года
Читать
11:13
0 3456

Что делать, если у ребенка конфликт с учителем? Советы психолога к началу учебного года

— Психология на Дожде

В школах начался новый учебный год, и многие родители отвели своих детей на первый в их жизни урок. Но эйфория и восторг первоклассников может совсем скоро исчезнуть, а жизнь неравнодушных мам и пап могут омрачить первые конфликты с учителями. Многие родители не знают, как правильно выходить из возникающих между учителем и ребенком трудностей, и в попытке повлиять на ситуацию зачастую могут усугубить ее. Социальный психолог Светлана Комиссарук подготовила инструкцию для ответственных родителей. 

Здравствуйте. Меня зовут Светлана Комиссарук, я социальный психолог, исследователь, преподаю в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Сегодня хочу ответить на один вопрос, который постоянно в последнее время мне задают мои слушатели и клиенты, на чьей стороне должен быть родитель при конфликте между учителем и учеником. Вот у нас на носу 1 сентября, и эта тема всплывает все чаще. Естественно, как всегда в психологии, однозначного рецепта для всех нет, и одного ответа, который всех устроит, у меня нет и быть не может, и конечно, каждая семья решает долю своего участия самостоятельно.

Но как общую такую установку, с точки зрения глобальной и с высоты птичьего полета, я хочу сказать так. Не пытайтесь, не надейтесь и даже не планируйте изменить учителя. У учителя таких учеников, как ваш, тысячи, через его руки прошли огромное количество судеб и еще дальше будут идти, поэтому поменять учителя невозможно. Он мыслит масштабно, у него есть какие-то сверхзадачи, мы не будем говорить, насколько они уважаемые, правильные, насколько они этичны, но этот человек видит вашего ребенка в контексте всех остальных. А вот для нас, для родителей, наш ребенок ясно солнышко и уникален, и поэтому нам конфликт, который между учителем и ребенком, виден с точки зрения ребенка.

Поэтому здесь может быть две крайности. Первая крайность, которая чаще всего, согласятся со мной, была у наших родителей, они всегда безусловно брали сторону учителя. Они были со взрослыми, а мы были проказники, наказанные, виноватые, и в этом, конечно, в этой крайности ничего хорошего нет, как в любой крайности. Потому что очень часто, даже если ребенок виноват, и в конфликте учитель прав, каждому ребенку, с семи до восемнадцати лет и дальше, нужна поддержка. И поэтому, даже если родители согласны с учителем, что ребенок виноват, все равно ему плохо, и его нужно хотя бы дома поддержать.

Вторая крайность, это когда родители, сев на метлу, несутся в школу объяснять всем, какой уникальный ребенок, и как учитель не прав, и как они на него найдут управу. Эта крайность не менее плохая, потому что если вы объясняете учителю, что он не прав, он это воспринимает как критику, как все нормальные люди, отнесем учителей к нормальным, он этого терпеть не может, и он тут же на эту критику ответит своей критикой и начнет защищаться. Чаще всего, если он защищается, то он объяснит вам, почему он прав, и будет продолжать доказывать, что он прав в своей оценке ребенка дальше, то есть ваш ребенок станет патологически виноватым.

И та, и та крайность очень опасна и для отношений учителя с ребенком, и для отношений родителя с ребенком, и для отношений родителя с учителем. В общем, во всем этом треугольнике крайности противопоказаны. Что же делать?

Первое и главное, ребенок должен быть поддержан безусловно в семье. Это не значит, что он прав, это значит, что его видят, его слышат, и видят, что ему плохо. Даже если он очень виноват, он расстроен, испуган, у него буря эмоций. Первое, что мы, родители, должны сделать, это в своей форме, в каждой семье своя лексика и каждый по-своему это делает, но первое, что он должен сделать, это сказать: «Я вижу, тебе плохо. Мне тебя жаль, я тебя сейчас хочу обнять, я тебя готов выслушать. Даже если ты виноват, мне все равно тебя жалко, потому что так произошло, и сейчас ты переживаешь какие-то очень сильные неприятные эмоции». Это главная роль родителей, пожалеть, защитить, обнять, принять несовершенство, дать право на ошибку. Все мы были в школе и все мы напортачили, поэтому не забывайте об этом и не надо судить ребенка строго. Даже если они у нас в тюрьму сядут, мы будем передачи носить, это роль родителей, мы их любим любыми. И это ребенок должен знать, и в первом классе, и в десятом. Это первое.

Но это не значит, что эта поддержка и это безусловное принятие автоматически переводится в «Ты прав, пойдем ей объясним». В тот момент, когда человеку, которому плохо, дают безусловное принятие и уважают его право на ошибки, обнимают и жалеют, в той форме, в которой этому человеку нужно, он расслабляется, успокаивается и ему уже не так страшно идти с родителями, которых вызвали в школу, обсуждать, что случилось. Он знает, что его аргументы мама выслушала. Он знает, что мама уже знает, что случилось, и мама будет намного спокойнее и адекватнее выслушивать роль учителя.

Тогда вы приходите к учителю, вы уже знаете точку зрения ребенка. Не будем себя обманывать, ни одной точки зрения обвиненного не бывает объективной, понятно, что он рассказал все события, подсознательно или сознательно, в том ключе, в котором он хочет быть менее виноватым. Поэтому вы должны к этому быть готовы, не выводить его на чистую воду в беседе с учителем, а просто спокойно выслушать другую точку зрения. Потому что нет объективной точки зрения, и учитель тоже может сгущать краски, обобщать, помнить неправильно, понимать неправильно его слова и так далее, не знать всей картины, не знать всей информации, не знать, кто спровоцировал. Поэтому просто спокойно выслушайте учителя.

В этот момент важно вспомнить, что вы не третейский судья, который пришел между ними разобраться, вы пришли в школу, в которой вы хотите, чтобы ваш ребенок чувствовал себя дальше спокойно, нормально и продолжал учиться. Вы пришли в школу не менять учителя, а принять его, какой он есть, и не наживать себе врагов, не пытаться ничего изменить. Поэтому нужно вести себя по-взрослому, нужно выслушать учителя, согласиться, спросить, как это может быть исправлено, и вместо того, чтобы обвинять ребенка в том, что он плохой, признать, что он сделал что-то плохое. Это совершенно разные уровни обвинения, «да, напортачил» или «да, он у меня плохой». Он не плохой, он сделал что-то плохое, оступился. Принять, сказать, что мы об этом уже поговорили и еще поговорим, и конфликт будет решен в зародыше. Если же вы или вместе с учителем нападаете на ребенка, или же вместе с ребенком нападаете на учителя, этот конфликт будет таким тлеющим огнем, который однажды может вспыхнуть пожаром.

Поэтому нет однозначной позиции родителя, единственное, что однозначно во всей этой ситуации, «я твой, я всегда за тебя, ты мой ребенок, я тебя люблю любым, теперь давай разберемся». Если не получается сразу, потому что уже очень страсти кипят, все обсудить, ничего страшного. Вы всегда можете отложить разговор о том, что на самом деле произошло, на позже. Когда вы этот разговор с ребенком все-таки решили провести, важно дать ему понять, что между черным и белым есть еще 50 оттенков серого.

Поэтому вы у него можете спросить: «Если бы сейчас все было заново, вы бы сейчас как поступили?» или «Если бы ты сейчас знал, что она вот так отреагирует, ты бы сказал или не сказал? Или в какой бы ты форме сказал?». Потому что вот такой разбор полетов, который не о том, какой ты был плохой, а о том, как можно было сделать иначе, это конструктивно, потому что ребенок учится, как себя вести в следующий раз, он делает какие-то выводы, он перенимает у вас какие-то тактики, если они у вас есть. Нет ничего более неправильного, чем ставить диагноз и подводить итоги, когда человек растет. А человек растет всю жизнь. Никогда не надо ставить диагнозы, обобщать и подводить итоги, все это только процесс. В этом процессе завтра есть следующее утро, и можно все начинать заново, и нет ничего окончательного, и этому ребенок должен учиться.

Часто меня в этом месте мои клиенты спрашивают: «А если учитель просто вот ну откровенный идиот и давит? Как же можно находить золотую середину, если вот я абсолютно на стороне ребенка?» Это трудный вопрос, потому что чем больше я мама, тем больше учителя давят, а ребенок несчастный, потому что это мой материнский инстинкт под свое крыло посадить, как курица. Эта ситуация, в которой нет объективной реальности и нет правды, нам кажется «давит», учитель думает «ставит границы и воспитывает». И так вот эта расплывчатая картина, кто прав, кто виноват, будет преследовать нас всю жизнь, и детей в том числе. Поэтому школа это школа жизни, ребенок должен научиться, да, не сошлись во мнениях, да, учитель совсем не то говорит, что хотелось бы слышать, ну и что, в жизни очень часто будут начальники, с которыми нужно соглашаться и кивать, в жизни очень часто будут ситуации, в которых ты хотел бы сказать свое мнение, но у тебя нет возможности, или нет ресурсов, или нет времени, или это нецелесообразно. Пусть дети этому учатся, особенно если они в старших классах, пусть учатся, что не всегда нужно идти до конца и стучать кулаком по столу, это тоже школа жизни. То есть можно честно дома ребенку сказать: «То, что учитель говорит, я лично не согласен, и я тебе могу высказать свою точку зрения, но это не значит, что ты должен туда ее транслировать, потому что не все наши мнения нужно сразу выносить на большую арену и говорить в рупор».

То есть если это обобщить в один короткий какой-то лозунг, который вы должны взять с собой после этого короткого разговора, то поведение ребенка в школе учит его, как себя вести дальше в обществе, учит находить компромисс, учит стоять на своем, если это очень важно, учит какому-то дураку не уступить, а с каким-то дураком смириться, учит, что сегодня кажется, что учитель глупый, а через несколько месяцев оказывается, что он здорово объясняет и классный. Все в этом мире течет и изменяется, единственное, что неизменно, это то, что я твой родитель, я всегда за тебя, я тебя вижу, я тебя слышу, но это не значит, что ты всегда прав. Любви и хорошего вам школьного года.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах