Лекции
Кино
BBC Галереи SMART TV
Мифы о психосоматике: можно ли заболеть только из-за того, что происходит у вас в голове
Читать
12:27
0 34844

Мифы о психосоматике: можно ли заболеть только из-за того, что происходит у вас в голове

— Психология на Дожде

В этой лекции «Психологии на Дожде» кандидат психологических наук Наталья Фомичева развенчивает мифы о психосоматике — можно ли заболеть только от того, что творится в голове? Есть ли прямая связь между плохим настроением и болью? Лукавят ли врачи, когда говорят «идите полечите голову»? Почему психосоматика и стресс — практически неотделимые понятия?

Здравствуйте. Я Наталья Фомичева, кандидат психологических наук, заведующая кафедрой психотерапии Московского института психоанализа и руководитель «Русского общества психосоматики». Тема сегодняшней лекции — психосоматика. Хотя на самом деле в одну лекцию уместить все то, что современная наука знает о психосоматических расстройствах, невозможно, поэтому я остановлюсь на основных, скажем так, мифах, которые существуют сейчас в общественном сознании. Потому что, если сейчас зайти в интернет и набрать слово «психосоматика», вывалится целая куча таблиц, из которых можно узнать о том, что если у тебя болит нога, это значит, что ты не хочешь идти на работу, а если у тебя болят зубы, это значит, что ты не можешь воспринимать окружающую действительность, а если у тебя геморрой, это значит, что нарушены отношения с партнером.

Хотя на самом деле, психосоматика — это очень большая и интересная наука, которая, в первую очередь, говорит о том, что не существует линейных связей между какой-то эмоцией и каким-то заболеванием. В любом случае мы будем иметь дело с целым комплексом факторов, которые влияют на возникновение и течение заболевания. У нас есть, например, генетический и наследственный фактор, люди рождаются с предрасположенностью к каким-то заболеваниям. У нас есть фактор конституции, человек может быть более слабым физически, иметь какие-то сложности с какими-то системами организма, или, наоборот, быть более устойчивым. У нас есть фактор, связанный со средой, потому что люди, которые живут в Капотне и в горах в Швейцарии, имеют очень разную стартовую позицию для развития заболеваний или для сохранения здоровья. И в целом у нас есть психологический фактор, то есть те составляющие, те пункты психики, которые могут влиять на то, заболеванием мы или нет, и если мы заболеваем, как это заболевание развивается.

Сюда относится, во-первых, то, что в современной психологии называется «образ тела». Это такое очень большое понятие, которое включает в себя чувства по поводу своего тела: мы можем себе нравиться или можем испытывать к себе отвращение и ненависть, вплоть до самоповреждений, которые иногда себе люди наносят. Это то, что в психологии называется «внутренняя картина болезни» и «внутренняя картина здоровья», это такие наши, опять-таки, эмоциональные переживания относительно болезни, наши мысли по поводу нее. Мы можем заболеть и думать о том, что нам с этим делать, или всячески в мыслях избегать этого факта. Это наши действия, опять-таки, есть люди, которые, заболев, прилагают какие-то усилия для того, чтобы выздороветь, а есть люди, которые, наоборот, делают все для того, чтобы как будто бы себя угробить сразу. И вот этот вот комплекс эмоций, мыслей, поведения, телесных ощущений относительно собственного тела, болезней и здоровья, оказывает очень большое влияние на заболевание.

К психологическому фактору будет относиться уровень стрессовой нагрузки. Очень многие люди знают по опыту, что мы действительно заболеваем после сильного стресса или во время него. Дело в том, что стресс имеет очень сложную цепочку таких биохимических, эндокринных сдвигов в организме, и если мы не справляемся со стрессом, если наш организм, в первую очередь с помощью эндокринной системы, не может пройти вот этот вот цикл, возникает хронический стресс, который приводит к тому, что в организме нарушается баланс тех же самых гормонов, и в результате постепенно системы организма начинают истощаться.

Более того, люди с психосоматическими заболеваниями, они часто имеют не просто высокий уровень стресса в жизни, они еще очень плохо умеют с ним справляться, потому что у нас есть такое понятие, как копинг-стратегия, то, как мы этот стресс перерабатываем. И для большинства людей с психосоматическими заболеваниями есть две стратегии: это не замечать или выпить. Ни та, ни другая не способствуют улучшению состояния здоровья. Еще покурить можно, тоже не самая конструктивная стратегия. А такие стратегии, как расслабляться телесно, быть в контакте с природой, заниматься творчеством, запрашивать поддержку у близких людей, очень у многих из нас просто их нет в арсенале. И вот постепенно накапливающийся стресс и постепенное истощение организма за счет того, что и стратегии преодоления очень слабо представлены, будут приводить к тому, что может развиться какое-то заболевание.

Мы много говорим о психологических травмах, когда работаем с психосоматическими болезнями, потому что люди очень часто, пережив в детстве какую-то психологическую травму, лишаются того самого опыта преодоления стресса. Когда ребенок попадает в травматическую ситуацию, он испытывает очень много беспомощности. Если это повторяется, беспомощность становится выученной, у ребенка перестает возникать идея о том, что в принципе можно справляться, можно что-то делать, и это будет иметь какой-то результат. И во взрослом возрасте эта выученная беспомощность также начинает очень сильно влиять на состояние здоровья.

Мы часто будем говорить о семейных сценариях. Есть семьи, где ребенок с детства получает послание про то, что «в нашей семье у каждой женщины была мигрень». И он видит каждый месяц, как мама три дня лежит с полотенцем на голове, а так как ребенок обучается, в том числе через наблюдение, он очень хорошо эту модель усваивает. Или «в нашей семье все мужчины умирали от инфаркта», и дети, будучи внушаемыми, тоже могут это как внушение усвоить, и риск развития инфаркта увеличивается.

Очень большой вклад в психосоматические расстройства вносят личностные особенности. Люди с плохим контактом с эмоциональной сферой, которые не умеют опознавать эмоции, называть их, проживать, в психологии это называется алекситимией, достоверно имеют более высокий уровень психосоматических заболеваний, потому что, по сути, постоянное сдерживание эмоций начинает также приводить к различным застойным явлениям. Например, мы очень сильно раздражаемся и подавляем раздражение, и каждый раз возникает напряжение в области живота, в основном более смещенное вправо, к желчному пузырю. Через двадцать лет повторений микроциркуляция вокруг желчного пузыря точно будет нарушена, и это может приводить к застоям, сладжам, дальнейшему образованию камней. Желудочно-кишечный тракт вообще очень чутко откликается на наши эмоциональные переживания, и именно он в первую очередь очень сильно страдает при стрессах. Опять-таки, есть те из нас, кто перестает есть во время стресса, есть те из нас, кто, наоборот, начинает переедать, и это все сильно сбивает настройки организма.

Мы будем говорить о том, что люди с психосоматическими заболеваниями часто имеют высокий уровень ригидности. Ригидность — это жесткость, отсутствие гибкости, неспособность переключатся. И эти люди как будто бы застревают в токсических эмоциях, они могут очень долго обижаться. Двадцать лет прошло, уже умер тот человек, на которого они обижались, но тем не менее обида остается таким вот постоянным переживаемым чувством. Они застревают в мыслях, и там есть очень высокий уровень тревоги, такие постоянно мельтешащие мысли, от которых невозможно избавиться, про то, что будет скоро апокалипсис, и мы все умрем. Они очень ригидны телесно, телу недостает гибкости, возникает большое количество мышечных таких блоков, спазмов привычных, застоев, и это все тоже будет приводить, в том числе, к развитию каких-то проблемных процессов, скажем так.

И мы всегда говорим о том, что при работе с психосоматическим заболеванием (как меня спрашивают — а все психосоматика?), я говорю о том, что всегда есть определенный психологический фактор, всегда есть какие-то элементы психики, которые будут приводить к ухудшению состояния или улучшению. Но никогда не будет вот этой прямой связи, что ты обиделся, и у тебя выросла раковая опухоль, оно так не работает. Но при этом, вот этот вот психоэмоциональный спектр, он большой, и работая с этой стороной, действительно, можно очень хорошо улучшить состояние.

И есть, например, психосоматические заболевания, которые убираются только психотерапией. Это так называемые функциональные расстройства, раньше они назывались «неврозом органов». Это ситуация, когда врачи говорят: «Ну, с нашей стороны ничего нет, но проблема есть. Идите полечите голову». И сюда относится психогенное бесплодие, различные боли в самых разных областях тела.

При этом у нас есть группа так называемых классических психосоматических расстройств, когда организм уже поврежден. Например, есть язва желудка или ревматоидный артрит, или псориаз, и в этом случае эмоциональное состояние человека будет оказывать влияние на течение заболевания, но обязательно необходим контакт и с лечащим врачом, и лекарственная поддержка, и использование процедур, которые назначает врач, потому что вот здесь вот в чистом виде уже психотерапией справиться невозможно.

А есть, например, так называемые конверсионные расстройства, когда организм вдруг начинает выдавать какую-то очень бурную симптоматику, которая еще и очень разнообразна и не сводится в одну клиническую картину, и это часто происходит при остром внутриличностном конфликте у людей, которые обладают… Раньше в психологии их называли истероидными личностями, но сейчас это слово уже получило такую негативную окраску, поэтому мы стараемся аккуратно обходиться с терминами, чтобы никого не обидеть. То есть это человек, который склонен в принципе к очень сильной эмоциональной нестабильности, его все время бросает из одного полюса в другой, при этом у него есть сложности, чтобы описывать эмоции словами, они очень образные, артистичные. И в этом случае, например, при возникновении очень сильного стресса и конфликта внутри, когда человек буквально начинает как тяни-толкай расходиться, одна голова тянет в одну сторону, другая в другую, могут развиваться симптомы, которые выглядят очень странно, например, паралич, который не имеет неврологической основы. Или потеря зрения, опять-таки, врачи говорят, да нет, все нормально у вас с глазами, и с мозгом все нормально, но вот человек не видит. Я знаю случай, когда мужчина утратил речь после того, как жена в таком добровольно-принудительном порядке взяла его с собой на роды. Он посмотрел на все на это и онемел в какой-то момент. И это тоже не имело никакого основания с точки зрения организма, это была именно такая вот психическая реакция.

Конверсионным расстройствам, особенно в американской медицине, уделяется очень большое внимание, потому что здесь есть опасность того, что человека начнут лечить, причем очень сложными методами: будут оперативные вмешательства, назначение каких-то сильных препаратов, назначение каких-то процедур жестких, но при этом это никак не будет помогать, потому что причина действительно находится в психике, именно психика запускает вот эти вот процессы. Но опять-таки, здесь нет никакой однозначности, и мы никогда не можем сказать о том, что вот если ты такой, то у тебя обязательно возникнет вот это. Скорее всегда психологи, работающие с психосоматическими расстройствами, ищут, а что вот при этом конкретном заболевании у этого конкретного человека есть такого, что мы можем в процессе работы изменить, улучшить и помочь ему лучше справляться с тем, что с ним происходит.

Фото: Кадр из фильма «Kingsman: Секретная служба»

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах