Лекции
Кино
BBC
Откуда в человеке стыд, почему от него не избавиться и при чем тут эволюция? Лекция бизнес-тренера Сергея Насибяна
Читать
16:58
0 9140

Откуда в человеке стыд, почему от него не избавиться и при чем тут эволюция? Лекция бизнес-тренера Сергея Насибяна

— Психология на Дожде

В новом выпуске программы «Психология» — бизнес-тренер, коуч Сергей Насибян. Он рассказал о том, откуда в человеке появляется чувство стыда, как оно может разрушить отношения родителей и детей, почему от стыда невозможно избавиться и каким образом оно связано с эволюцией. 

Здравствуйте. Меня зовут Сергей Насибян, я психоаналитический коуч, бизнес-тренер, психолог, и в общем, еще наверное, можно много чего про меня сказать, чего говорить не стоит. Сегодня мы с вами поговорим о стыде, о таком чувстве, которое в общем-то, можно говорить точно, что если вы меня слушаете, или вы меня читаете, или вы меня видите в свободном мире, то вы обладаете этим чувством, потому что люди, у которых этого стыда нет, как правило, в общем-то находятся в местах лечения тяжелых психических заболеваний и отклонений. Потому что психбольницы, конечно, наполнены людьми, у которых не оттормаживается их лимбическая система, их мозгом не оттормаживаются реакции, и поэтому эти люди, действительно можем их назвать, что они не обусловлены этим самым стыдом. Если же мы с вами общаемся, если мы с вами находимся в каком-то социальном контакте, то мы можем говорить точно, что чувство стыда нам всем знакомо.

И конечно же, давайте так, люди будут делиться на две категории, говорят, люди делятся на две категории, одни делят людей на категории, другие не делят. Вот я сейчас буду делить, хотя стараюсь этого не делать. Люди будут делиться на две категории, одни из которых будут считать, что стыд это хорошо, и правильно, и здорово, и это будут, как правило, моралисты, чаще всего религиозного толка, которые будут связывать стыд с моралью, с какой-то этикой, с какими-то идеями внутри культуры. А вторые, это люди, которые будут считать, что стыд это плохо, и что стыд им мешает, и что стыд это вообще в принципе желательно было бы его не иметь. Но оба случая представляют какую-то крайнюю позицию, поэтому сегодня я бы хотел поговорить о такой центрированной или серединной позиции по отношению к стыду, а для этого мне необходимо выйти за границы морали, то есть стать аморальным на это время, пока мы будем об этом говорить, и возможно, занять немножко экспертную позицию человека, знакомого с идеями психоанализа, психологии и всего остального.

Я являюсь автором тренинга, семинара, который я писал на протяжении семи лет, изучая чувство стыда в разных культурах и в разных традициях, в разных философиях и в разных психоаналитических и психотерапевтических школах, методы, как с ним работать, методы, как он описывается, способы его проявления и все остальное, в результате чего у меня появился вот этот самый тренинг «Стыд, вина и одиночество», чуть позже, может быть, расскажу, почему именно такое название. Я пришел к интересному такому заключению, это не мое заключение, но я с ним солидарен абсолютно, что стыд является инфицированной эмоцией, инфицированным чувством, потому что если мы посмотрим на любого ребенка, то ребенку стыд абсолютно чужд до определенного возраста. Я смею утверждать, что ребенок не испытывает стыда, если его не насиловать в этом смысле, до трех лет вообще, то есть совершенно спокойно до трех лет ребенок будет, самая простая проверка, что до трех лет ребенок будет совершенно спокойно демонстрировать свои гениталии, если ему не бьют по рукам, как это делали в советских садиках, когда мы изучали свое тело и тело рядом лежащей девочки или мальчика, то конечно же у детей нет этого ограничения, нет этого стопора. Ребенок не может стыдиться, потому что, что есть стыд, стыд есть, понятно, что это разделение человека на себя, который какой-то, и на себя оценивающего. И это происходит, в этой дуальности внутри, такая дихотомия так называемая, дихотомия в сознании, и вот это разделение ребенку несвойственно, ребенок цельный. А потом появляются соответственно любящие мама и папа, которые рассказывают ребенку про то, что если он будет вести себя так или иначе, то им будет за него стыдно. Как я вчера сказал на одной встрече, что это единственное, что ваши дети никогда вам не простят. Когда вам стыдно за детей, ваши дети это чувствуют, запоминают, не могут вербализировать, для этого им понадобятся тренинги, психологи, психотерапевты, психоаналитики, чтобы до этого добраться. Потому что, слава богу, детская психика обладает фантастическими защитными механизмами, и конечно же, она эту эмоцию вытеснит, она эту эмоцию гнева, сожаления, страдания и всего остального каким-то образом контейнирует и уберет в бессознательное, но влиять это на ребенка будет все время, и на наши с ними отношения, на отношения наши с детьми, будет влиять все время.

Но родители появляются в жизни ребенка очередной раз в совершенно иной роли, в роли вот этого как раз инфицианта такого, то есть человека, который должен его инфицировать, это такая прививка. И дальше еще и родители будут проверять, насколько далеко прошла эта прививка, как Манту, помните, да, мочат, соответственно, будут проверять, будут все время мочить эту Манту, она все время будет чесаться, воспаляться и так далее, но это будет показывать, насколько ты реально адекватен к этой реакции. И как только ребенок начинает стыдиться, мама и папа говорят, «О, круто!», а дальше стыд начинает, скажем так, мимикрировать под нормальные адекватные слова, например, стеснение, скромность, то, что можно в общем-то назвать хорошими качествами человека. И дальше родители будут хвалить ребенка за то, что он скромный, за то, что он стеснительный, будут как-то ласково к нему в этом смысле относиться, но все, это означает, что ребенок инфицирован, это означает, что ребенок не съест последнюю конфету, не станет первым выскакивать в каких-то ситуациях, не будет выскочкой, но при этом при всем ребенок с этого момента навсегда будет понимать, что внутри него появилась такая ролевая модель, как судья, и этот судья всегда будет иметь голос.

Это происходит уже к пяти годам, и в пять лет это становится уже абсолютно законсервированной методикой внутреннего сознания нашего. И с этого момента можно говорить, что все, мы знаем уже про стыд все. Уже с этого момента нам стыдно появляться голыми на пляже, не знаю, нам стыдно каким-то образом себя проявлять. И дальше, дальше и дальше это начнет влиять на человека, и в итоге в общем-то сформирует его характер. Как говорил Юнг, мы характером в общем-то называем набор неврозов, потому что набор неврозов определяет наше поведение.

Стыд, наверное, является одной из самых ключевых эмоций, экзамен на владение которой нужно сдать для того, чтобы тебя выпускали в общество, то есть чтобы тебя можно было отправить к своим родителям, тебя можно было отправить, не знаю, к своей сестре, отпустить тебя куда-то с друзьями, потому что я теперь уже знаю, что ты нормально ешь, и мне не стыдно за то, как ты ешь, ты хорошо учишься, и поэтому мне не стыдно за то, как ты учишься, и ты послушный и так далее. И вот это слово «послушный», наверное, становится ключевым, потому что стыд необходим в любом обществе только для того, чтобы это общество могло быть спокойно, что его представитель не является таким источником проблемы, источником опасности, что мы все одинаковые, мы стыдимся за одно и то же. Вот почему это становится в общем-то критерием или, можно даже сказать, синонимом морали.

Но дело в том, что к стыду мораль, наверное, имеет очень опосредованное отношение, потому что мораль категория философская, стыд все-таки категория более личностная. И надо понимать, что стыд работает двумя формами, от стыда люди либо раздуваются, либо сужаются наоборот. Вот если представить себе воздушный шар, то есть люди, которые, как воздушный шар, надуваются еще больше, и они могут лопнуть, либо наоборот, сдуваются и становятся такими вялыми, потому что они теряют силы. Стыд забирает практически все силы у человека почему, потому что на проживание этого самого стыда уходит в общем-то вся та энергия, которую можно было бы направить на реализацию, не знаю, в отношениях, в творчестве, в чем угодно.

Второе пришествие этого стыда к человеку в период его становления, согласно моей такой теории эволюции эмоционального интеллекта в человеке, происходит, конечно, когда ребенок сталкивается с пубертатом, потому что как только ребенок столкнулся с пубертатом, это мы будем говорить, 12 лет девочка, 14 лет мальчик, когда ребенок уже не просто исследует свое тело, а он уже знает свое тело, он уже понимает, источником чего является его тело, но в этот момент ребенку, конечно, становится стыдно за то, что у него начинают формироваться вторичные половые признаки. А поскольку первичные половые признаки связаны со стыдом, вторичные связываются с ним автоматически. Я забыл, честно говоря, как в средние века в анатомии на латыни назывались женские половые органы, но в переводе они означали именно стыд, и поэтому в русский язык оно пришло со словом «срам». Это удивительно, дело в том, что если бы мы поговорили сейчас со средневековым каким-нибудь анатомом, то он бы точно говорил бы, называя женские, именно женские половые органы, называя их «стыдом». У этого есть целая теория, об этом отдельный должен быть, этому нужно посвящать отдельную целую сессию, чтобы об этом рассказать, но это уникальная на самом деле идея, когда ты начинаешь это исследовать, что даже в анатомии, в науке, это было связано со стыдом.

Поэтому стыд входит в человека дважды, вот первый раз инфицирован родителями, второй раз это уже получается соответственно замкнутый второй круг проходит, и все, и у человека практически нет шансов вырваться из этого плена. Еще один момент, если мы почитаем любую психологическую литературу, или зайдем в интернет, в «Википедию» или еще куда-то, то мы увидим, что описание стыда будет, я сейчас боюсь сбиться в терминах, но это будет как результат высокоорганизованной психической деятельности индивидов в социальных активностях, что-то вот такое там будет. Круто, потому что это правда, потому что стыд может быть только в связи с другими людьми. Вам не может быть стыдно одному, если вы ни с кем не общались.

И стыд очень часто связан в нашей культуре с двумя вещами, это секс и деньги. Людям очень стыдно, например, за то, что быть богатыми и как-то тратить деньги. Люди очень часто приходят ко мне на консультацию с тем, что они заработали деньги и теперь не знают, почему им так плохо, и в 90% случаях мы столкнемся со стыдом за то, что они богаты. Это тоже такая очень культурологическая интересная христианско-советско-русская такая теория воспитания, которая, конечно, на мой взгляд, глубоко ошибочна. А второе секс, об этом мы уже как бы коснулись этой темы. И поэтому стыд это чувство, которое появляется только тогда, когда общество эволюционирует, эволюционирует социально.

Если мы пойдем вообще к первоисточникам, с чего я, наверное, начал изучать понятие стыда, это Фрейд, его труд «Тотем и табу». Если не ограничиваться брошюркой, в которую превратился его труд, а посмотреть дальше, все что доступно, с точки зрения его лекций, его выступлений, его статей, то на мой взгляд, он проскочил эту идею. Ну, на мой взгляд, я, конечно, тот еще как сказать, оцениватель Фрейда. На мой взгляд, он проскочил эту тему, хотя она очень явно выражалась там, потому что он исследовал, в том числе, и поведение «колыбельных цивилизаций» так называемых. И почитав эту книжку, я начал исследовать «колыбельные цивилизации» в доступном мне формате, то есть через описания разного рода специалистов, путешественников, которые сталкивались, открывали и до сих пор открывают эти «колыбельные цивилизации». Последняя была открыта, по-моему, лет 26 назад нашим соотечественником Сундаковым, по крайней мере, я могу ошибаться, но по его заявлениям.

Что такое «колыбельная цивилизация»? Это люди, которые живут в общем-то первобытно-общинным строем. Они сегодня живут, они есть там где-то в Бразилии в лесах, они существуют в Папуа-Новой Гвинее точно, в Индонезии были и так далее. И у нас есть на самом деле прекрасно сохранившийся этнос австралийских аборигенов, которых действительно австралийские власти оберегают в их, так сказать, оригинальном формате. Соответственно, если посмотреть на это, то французские ребята в семидесятых, наверное, годах натолкнулись в Бразилии на такое племя, которое жило соответственно таким натуральным хозяйством, первобытно-общинным строем жило в лесах. И вот они их встретили и спустя какое-то время смогли с ними пообщаться, и самое важное, что они через двадцать лет сняли снова про это племя фильм. А племя, естественно, после контакта с европейцами стало умирать от банальной оспы, которой мы все болеем и носим, и соответственно, эти французы решили этих ребят срочно спасти, перевезли их в город, поселили в какой-то резервации, где почти все умерли, осталось там несколько человек. И вот очень интересно в этом фильме видеть разницу между вождем этого племени, который остался жив, каким он был, когда он жил дикарем в своих лесах, и каким он стал, когда он оказался в цивилизованном мире. И там есть один вопрос, который им задают: «Что вам принесли белые люди?», и он, как ребенок, естественно, развитие его достаточно низкое, рассказывает про то, что вот белые люди, они принесли нам часы, время, тра-та-та, пятое-десятое, какие-то цветные штучки, но самое интересное, что они принесли им стыд. У них не было стыда в культуре, они не стыдились своего тела, у них были очень простые законы, как нужно себя вести, эти законы были напрямую связаны с природой, как мы понимаем, а у природы нет стыда. Если мы посмотрим на природу, в природе стыда быть не может.

И конечно же, когда мы возвращаемся к научному определению стыда, мы столкнемся с тем, что это то, что отличает нас от животных. Это факт. Но насколько управляемо это чувство, вот это вопрос. И дело в том, что если мы не осознаем свой стыд, а осознавать его означает сталкиваться с ним, соединяться с ним, а это не очень приятно, то значит, оно управляет нами. И если мы научимся соединяться со своим стыдом, с этом чувством, то мы поймем его корни, мы поймем, откуда оно берется, мы поймем, кем оно нам инфицировано, и тогда у нас появляется выбор, что с этим делать.

На сегодняшний день, наверное, теме стыда посвящена большая часть моей работы, я действительно могу сказать, что я специалист в этой области, потому что ко мне действительно многие люди приходят именно с этим чувством, такое коллективное чувство, иногда оно бывает семейное чувство, и оно определяет в человеке то, что можно назвать «телом боли», человек живет в этом стыде. И понятно, что стыд еще напрямую связан с невозможностью получения удовольствия, не только сексуального. Это первое, с чем связывают стыд, но дело в том, что стыд зачастую не дает нам возможности получать удовольствие от жизни, вот почему так важно в нем разбираться максимально глубоко. И вот тут нужно понимать, что сама техника стыда, она всегда одна и та же, то есть алгоритм, который работает внутри тебя под названием «стыд», он всегда будет работать по одному и тому же методу, по одним и тем же критериям, и триггеры будут одни и те же. И вот чем больше человек узнает о своем стыде, тем больше он узнает о себе.

Вот почему, мне кажется это такой важной темой, и что я бы рекомендовал сделать. Избавиться от стыда невозможно, это надо просто сдаться в этом смысле, но есть тоже очень важный вопрос, которым я увлечен последние три года, что основным, ключевым, я бы даже сказал, внутренним конфликтом, лежащим в основе всех неврозов, смелое заявление, но все же, является конфликт между этикой и моралью. И вот этика, как набор внутренних правил твоих, это первое, что спасет тебя от стыда, потому что стыд всегда будет исходить от морали общества, а этика это внутренний набор твоих правил. И первое, что необходимо сделать, нужно выписать себе этические нормы, свои собственные, основанные на твоих принципах. Человек, обладающий принципами и знающий свою внутреннюю этику, не будет подвержен влиянию стыда со стороны других людей, а это единственное, от чего мы можем освободиться.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Читать