Лекции
Кино
Галереи SMART TV

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Что делать родителям, когда ребенок начинает хамить и огрызаться? Советы психолога Александра Шадуры
Читать
19:52
0 31350

Что делать родителям, когда ребенок начинает хамить и огрызаться? Советы психолога Александра Шадуры

— Психология на Дожде
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Семейный и детский психотерапевт Александр Шадура объясняет, как справиться с ребенком, который резко входит в подростковый период и начинает выплескивать негатив на самых близких, то есть своих родителей. Он объясняет, почему важно относиться к ребенку с уважением даже тогда, когда он начинает грубить и нецензурно выражаться, а также как помочь подростку справляться со злостью и агрессией.

Александр Шадура: Здравствуйте! Меня зовут Александр Шадура, я психолог, детский и семейный психотерапевт. И сегодня мы с вами поговорим о тех ситуациях, когда наши растущие дети ведут себя неправильно, с нашей точки зрения, прежде всего по отношению к нам, родителям.

Это всегда такая трудная ситуация, потому что большинство детей, пока маленькие ― они такие прекрасные, добрые, нежные, отзывчивые, и, в общем, вполне понятно, как с ними взаимодействовать, они отзываются на взаимодействие, они как-то достаточно пластично реагируют на требования взрослых, на их какие-то просьбы.

Но в какой-то момент вдруг наш ребенок начинает превращаться в какого-то ежа, к которому просто трудно подойти. И сколько бы мы к этому ни готовились, в каждом конкретном случае это всегда неожиданно, потому что невозможно предсказать возраст или вообще момент в жизни, когда это изменение произойдет. Безусловно, есть дети, у которых изменения не происходят столь резко, но всё-таки чаще всего это происходит действительно неожиданно, бурно, резко, и очень важно правильно на это среагировать.

Но здесь очень важно поговорить о причинах того, почему же это происходит. Прежде всего, мы должны знать и помнить, что организм каждого ребенка постоянно меняется. То есть он и у каждого человека постоянно меняется, но просто в детском возрасте период роста происходит бурно, и эти внутренние изменения организма на уровне тела опережают довольно часто следующие за ними психические структуры, собственно говоря, те зоны, которые отвечают за самоконтроль, за эмоции.

И не говоря о том, что все эти процессы ― они же скрыто от меня происходят. То есть в моём теле что-то происходит, меняется какой-то гормональный фон, да, растут мышцы, растут кости. Это происходит непрерывно, потихонечку, а иногда очень быстро, на самом деле, и в такие моменты детям особенно сложно. И я не в силах за этим уследить. И никто не в силах.

Безусловно, вот это изменение внутреннего состояния, состояния тела вынуждает, приводит к тому, что к нему нужно постоянно приспосабливаться. Это такой спонтанный процесс, но это правда. Это всё равно что пересесть с велосипеда на автомобиль, причем в достаточно короткий период времени, да? То есть нужно же время, чтобы привыкнуть. И то, и другое ― транспортное средство, даже едет похожим образом, но навыки нужны разные. Точно так же и ребенку выросшему, да, тоже требуется время, чтобы как-то привыкнуть, понять, что с ним происходит.

И, конечно же, в это время физический рост приводит к высвобождению периодическому разного рода энергии, энергии физического плана, прежде всего, потому что рост сопряжен с напряжениями внутренними. Это напряжение растет, оно ищет себе выход. Это, мне кажется, естественное следствие, да, вот таких клеточных преобразований, по большому счету. Но просто у человека этот выход происходит и на физическом уровне, и на уровне таком психическом, что ли.

И, конечно же, у каждого человека вообще на протяжении жизни вырабатывается свой способ выравнивания этого внутреннего напряжения. Наверно, и взрослым это знакомо, да, что мы иногда приходим, нас что-то достает, и мы должны это выплеснуть, собственно говоря. Так вот, вы понимаете, что у ребенка это происходит в десять раз чаще. То есть у него потребность выплеснуть бывает гораздо чаще. А он должен держать себя в руках, потому что ну как? Это неприлично, это непринято. И вообще большинство детей хотят быть хорошими.

Надо сказать, что такие выплески, очень часто эта энергия лишняя выплескивается в виде таких негативных эмоций прежде всего. Кому достаются эти эмоции? Конечно же, эти эмоции достаются прежде всего тем, кто ближе всего, кто роднее всего. «Почему?», ― думают родители, ― «мы же всё делаем для него, а он же нам вот так вот!». Так ровным счетом потому, что вы самые близкие и вам ребенок пока ещё доверяет. Если он позволяет себе выражать негативные эмоции вам, это значит, что он вам доверяет.

Об этом очень важно помнить, поскольку ребенок понимает, что выражение негатива небезопасно в социальной среде, оно формирует отношение определенное. И такие ситуации очень часто встречаются, да, когда идеальный ребенок, отличник или отличница, в школе на хорошем счету. Никто и не знает, что дома это страшный монстр, который посылает бабушку матом, который постоянно огрызается на родителей, и непонятно, что с этим сделать.

Это о чем говорит? Это говорит о том, какой ценой этому конкретному ребенку достаётся вот эта нормативность, насколько сильно приходится вот ему или ей себя сдерживать в обычной социальной ситуации. Это индивидуальные особенности, да, это характеристика нервной системы, темперамента, да, то есть у него высокая достаточно истощаемость, дома силы кончаются, невозможно пока, не вырос ещё. И задача родителя ― понять, что же делать для того, чтобы вырос и не закрепилась вот эта реакция прежде всего, такая страшная.

Очень важно помнить, что в грубых интонациях ребенка нет никакой злой воли, хотя родителю иногда кажется, что вот он специально, вот он доведет меня до белого каления и успокаивается! Но мне кажется, что это немножко ошибочная реакция, что для того, чтобы он успокоился, обязательно нужно, чтобы вы дошли до белого каления. Родитель доходит до белого каления, потому что он не знает, как принимать это всё. Он полагает, что это так и есть, что ребенок хочет его задеть. А он хочет выбросить эмоции.

А вы попробуйте предоставить ему это право, сказать: «Я вижу, что ты злишься. Это ужасно». Просто очень важно игнорировать личный компонент, даже когда он присутствует, поскольку это, как правило, не имеет к вам никакого отношения. Тут ещё есть такой важный момент, что после таких эмоциональных негативных выплесков, да, когда взрослые обижены, ребенок, как правило, понимает, собственно, что он сделал что-то не так, в любой семье должны быть какие-то свои способы выхода из этих ситуаций. И они, как правило, какие-то автоматические.

Некоторые родители перестают разговаривать. Не разговаривают неделю, да, нормально. Как вы понимаете, это не способствует развитию контакта, да, а только возводит стену между вами и уничтожает то доверие, которое и прорывается вот в этих эмоционально неприятных для вас выплесках, безусловно. Надо помнить о том, что у некоторых детей вообще самооценка внутренняя очень неустойчивая. И эта неустойчивость самооценки порой затрудняет им способность даже извиняться.

То есть реально есть дети, которые никогда не говорят: «Прости». Они будут подходить как ни в чем не бывало вскоре после этой бурной сцены или как-то ластиться, как будто пытаясь загладить свою вину. То есть что угодно, но не слова извинения. Они никогда не говорят: «Я был неправ». И родителей это очень сильно обижает, они думают: «Вот, это неправильно, он должен понять, он ничего не понимает, с него как с гуся вода».

Это не так. Наверно, один из тысячи случаев бывает, да, это вообще такая патология, когда у человека есть такое эмоциональное отсутствие некоторых эмоциональных переживаний, связанных со стыдом, с виной, но это действительно очень редко встречается. В большинстве случаев всё-таки ребенок тоже переживает, но ему его же комплексы мешают сделать что-то. И кто, как не родитель, самый близкий человек, сможет или должен понять это и принять тот вариант восстановления отношений, на которые ребенок сейчас способен? Это важно.

Если его слова или действия вас сильно задели, то к этому разговору можно вернуться, но не сразу и не сейчас. Разговор по горячим следам ― это разговор эмоционально обиженного человека, и вы тоже можете быть несправедливы и недостаточно рассудительны для того, чтобы донести до ребенка свою позицию и по-настоящему рассказать о ваших чувствах. И он может быть в этой ситуации не в состоянии вас услышать.

Поэтому принимайте, пожалуйста, это затруднение вашего ребенка, тем более что нередко в каких-то социальных ситуациях такие дети как раз могут признать свою неправоту, да, а с вами ― ну вот сейчас никак. А ещё подумайте о том, извиняетесь ли вы друг перед другом, перед ним, потому что он же у кого-то должен этому научиться. Это ещё одна такая интересная деталь, связанная с тем, что взрослых же надо уважать, но откуда берется уважение? Это отдельная и важная тема, она тоже связана с переживаниями, с развитием эмоциональной сферы ребенка.

Уважать ― значит признавать значимость другого человека, его ценность. Но у нас к уважению есть разное отношение, да? Некоторые люди считают, что уважать ― это значит «уважение надо заслужить». Почему ценность надо заслужить? Особенно в личных отношениях. Разве сам по себе я как член семьи не ценен? Если вы меня любите, значит, ценен. А если ценен, значит, я имею право на свое мнение, я имею право быть выслушанным.

Ребенок ведь не приходит с уважением в этот мир, правда же? Он же должен откуда-то это уважение получить. И лучше всего это формируется именно через уважительное отношение к себе. И надо помнить, что это происходит не сразу. Вы не сразу будете получать то, что отдаете. Как сказал один человек, родители ― это те камни, о которые дети точат свои зубки. Но вы тоже это получите, да, если проявите достаточно терпения и прежде всего сами покажете тот уровень уважения, которое хотите получать взамен.

В некоторых традиционных культурах это передается по-другому. Например, для народов Северного Кавказа или Средней Азии уважение к старшим, опять же, в крови, да, то есть там невозможно оскорбить старшего никак. Но пока ребенок маленький, к нему относятся, как к царю, вообще-то говоря, с максимальным уважением и потаканием. Но там ещё есть свои какие-то дополнительные, видимо, культурные способы передачи, трансляции этого. К сожалению, в нашей культуре (я говорю сейчас скорее о русской, европейской) таких традиций нет, и поэтому мы можем действовать только таким образом. Проявляя уважение к ребенку, мы помогаем ему узнать, что это такое, и научиться этому. Иначе все наши требования будут впустую.

Ну и, конечно же, у родителей всегда есть искушение сравнивать ребенка с собой. Это самое неблагодарное занятие, потому что ну правда у него другая эмоциональная структура, он живет в другое время и не может реагировать так же, как вы.

Так что же делать для того, чтобы помочь ребенку преодолеть этот такой трудный возраст эмоционального взросления? Во-первых, нужно позволять ребенку высказывать недовольство и спорить. Мало того, что это как раз уважение, то есть ты имеешь право на свою точку зрения, и, кроме всего прочего, это помогает ему укрепить свою самооценку.

Некоторые родители упрекают ребенка за то, что он недоволен. Не надо упрекать за недовольство, это же просто настроение, оно у каждого человека бывает. Скорее нужно поддержать. Можно констатировать факт: «Ты чего такой грустный сегодня?». Он, может, расскажет вам об этом, может, нет. Но он будет знать, что вы заметили, но не навалились на него, чтобы вытащить, что же это такое. «Ты, если что, расскажи, я здесь», ― вот что должен сказать родитель.

Очень важно сочувствовать ребенку и говорить о своем сочувствии. То есть когда он злится, распален: «Я не хочу, я не буду этого делать! Надоело, дурацкая математика!», родитель скажет: «Слушай, как тебе тяжело всё-таки, трудно. Я так тебе сочувствую!». Это важно. На самом деле с этого начинается, потому что если я чувствую, что меня не отвергают, не говорят: «Замолчи, сколько можно!», то напряжение уменьшается, правда? Разделенная вот такая злость, агрессия фактически делится, да. Она не уходит в никуда, просто мне позволяется так быть, я понимаю, что меня понимают. То есть ребенок может позлиться, а потом сделать.

Очень важно, чтобы он слышал «Но я верю, что ты сможешь. Я тебе сочувствую. Это ужасно, я вижу, как тебя это задевает. Но вообще ты у меня способный, ты у меня хороший, ты замечательный. В принципе, ты можешь это сделать. Или вот совсем нет сил?». Надо давать ему возможность выбрать. Чаще всего дети выбирают: «Конечно же, есть. Я сильный!». То есть выбирают быть сильным. А если уж совсем нет, значит, не надо делать, пусть отдыхает. Такие моменты тоже бывают, к этому нужно быть чувствительным, потому что у ребенка бывает, что кончаются силы и ничего не сделать.

Ещё одна важная деталь: никогда не фиксируйтесь на интонациях ребенка. Интонации ― это то, чем управлять труднее всего. Старайтесь реагировать на содержание высказываний, а интонации, если они неприятны, лучше обсудить потом. Интонации ― это трудно, да. Можно просто с ним поговорим о том, что это действительно сложно. «Ты так говоришь, меня аж дрожь пробирает». Потому что, может быть, ваш ребенок напоминает вам кого-то неприятного, да, и ему об этом можно сказать, и тогда он может об этом задуматься. Но не в тот момент, когда он говорит с этими интонациями, потому что это невозможно.

То же самое про громкость. Вопрос «Чего ты на меня орешь?» ― он же не знает, что он орет, потому что изнутри-то мы себя слышим иначе, чем снаружи. Это тоже вопрос для обсуждения в более спокойной обстановке. Или можно сразу сказать: «Слушай, я тебя слышу, ты громко очень просто говоришь. Можешь говорить потише?». А может быть, и не сможет. «Тебе надо поорать? Тогда можно я просто прикрою уши руками? Мне правда трудно, барабанным перепонкам». Это же что? Это принятие, да, это уважение, это признание права быть таким сейчас, собственно говоря.

Хуже, когда ребенок использует какие-то нецензурные, неприятные слова, да. Значит, с ним нужно говорить опять же в спокойной ситуации о том, какие ещё можно говорить слова в этих эмоционально напряженных ситуациях. Правда, нужно помогать вырабатывать контроль, но контроль можно вырабатывать, в том числе и расширяя словарный запас эмоционально насыщенных слов, понимаете? Потому что можно сказать слово «селедка» так, что в нём будет что-то такое. Надо помочь ребенку найти то слово, которое будет не обидным, цензурным, но эмоционально разряжающим. Это тоже такой хороший процесс для разговоров.

Ну и конечно же, ни в коем случае нельзя сравнивать своего ребенка с другими детьми, потому что на самом-то деле вы не знаете, какие они в своих семьях. Ну и вообще, это же ваш особенный, уникальный ребенок, уникальный человек, который неповторим. И именно вам выпало помочь ему становиться взрослым и обретать себя в этой жизни.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах