Лекции
Кино
TED BBC
Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита», 1966 год
Сто лет — сто лекций Дмитрия Быкова. Выпуск № 67
Читать
32:38
0 46131

Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита», 1966 год

— Сто лекций с Дмитрием Быковым
Сто лет — сто лекций Дмитрия Быкова. Выпуск № 67

В новом выпуске «Ста лекций» — 1966 год и роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Почему главным адресатом произведения был Сталин, как Булгаков санкционировал зло и сделал его обаятельным, на каких двух персонажей разделен образ Христа, почему ключевой персонаж — это Фрида, и из-за чего не удалась ни одна постановка книги? Дмитрий Быков рассказывает о самых неожиданных интерпретациях одного из главных романов века.

Здравствуйте, дорогие друзья. Мы начинаем сегодня рассказывать о 1966 годе, о романе, который появился спустя 26 лет после смерти автора и после тех последних правок, которые он за неделю до смерти продиктовал жене. Речь идет о «Мастере и Маргарите», книге, которая была опубликована при достаточно загадочных обстоятельствах.

Мало кому сегодня что-нибудь скажет имя писателя соцреалиста Евгения Поповкина. Евгений Поповкин написал соцреалистический роман о борьбе украинцев с оккупантами «Семья Рубанюк», роман о жизни крымских колхозников «Таврида», повесть о коллективизации «Большой разлив». Сам он был из партийных работников. Вот так сложились обстоятельства, что он возглавлял с 1957 года довольно малотиражный, довольно неинтересный журнал «Москва», журнал, который никак не мог найти своего места в тогдашней журнальной борьбе.

Надо сказать, что шестидесятые годы — это время вообще довольной интенсивной журнальной полемики. Так было в XVIII веке, когда Екатерина лично писывала в журналы, а Новиков издавал «Трутня». Так было в XIX веке, когда «Дело» полемизировало с «Современником», и оба они с «Русским вестником». Так было в шестидесятые годы XX века, когда «Новый мир» противостоял «Октябрю». И вот в этой полемике прогрессистов с архаистами совершенно непонятно было место всей остальной журнальной братии.

Непонятно было, например, как журналу «Москва» отметиться и хоть как-то о себе заявить. Поповкин обратился к Симонову, с которым он был знаком, и спросил, нет ли у него бомбы. Симонов сказал, что бом