Поддержать программу

«Все понимали, что печатать нельзя»: Быков о «полулегальном» романе Пикуля «Нечистая сила» с открытой проповедью антисемитизма

Ведущие:
Дмитрий Быков
12 724
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Расписание
Следующий выпуск
23 сентября 15:00
четверг: 11:00
суббота: 15:00
воскресенье: 09:30
понедельник: 01:00
вторник: 01:40

В цикле «Сто лекций» — 1989 год и роман Валентина Пикуля «Нечистая сила», который обвиняли в открытой проповеди антисемитизма. Он рассказывал о том, как разлагалась верхушка советской власти, а главным его героем был Григорий Распутин, которого Пикуль показал неким «шутом у трона», сделав его таким «странным символом хитрости и неубиваемости русского народа». Дмитрий Быков рассказал о сложной судьбе этого романа, и почему он рассказывает о том, «как евреи погубили Россию».

Дмитрий Быков: Ну вот 1989 год, проект «Сто лет ― сто книг» добрался наконец до выхода романа Валентина Пикуля «Нечистая сила».

История этого романа удивительна. Сначала он был в полном виде закончен в середине семидесятых, представлен в несколько издательств, представлен в журнал «Наш современник». Все понимали, что печатать его нельзя, и тем не менее напечатали. Напечатали в сильно сокращенном, примерно раза в полтора, и, прямо скажем, искаженном виде.

Эти четыре номера «Нашего современника», нечеловечески затрепанные, до сих пор хранятся у нас дома, потому что они всегда ходили по рукам, потому что интересно. Мы подписывались на многие журналы, но очень редко нам удавалось так удачно попасть. Обычно всё интересное печатается где-то у других, иногда в какой-нибудь самой неожиданной «Технике молодежи», как Стругацкие. А тут вот мы попали. Мы выписали «Наш современник», довольно нудный почвенный журнал, и в нем ― бац! ― самый популярный роман Пикуля.

Пикуль вообще считал эту книгу своей лучшей. Называлась она «Нечистая сила», в результате её назвали «У последней черты». Она в 1979 году удостоилась разноса непосредственно от Суслова. Александр Яковлев, впоследствии архитектор перестройки, увидел в этом романе ― совершенно обоснованно ― антисемитизм и написал довольно резкую статью.

Яковлев мне рассказывал, я помню, как прочитал эту книгу и поразился совершенно открытой проповеди антисемитизма, которая там содержалась, и обсудил это с Громыко во время своего обеда. Он тогда служил в Канаде, а Громыко приехал в Канаду в гости, они обедали и Яковлев спросил: «Что же это делается?». И Громыко сказал: «Да, знаете, я тоже недоумеваю».

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: