Поддержать программу

Лучший стилист современности: лекция Дмитрия Быкова о Виктории Токаревой, сценаристе «Мимино» и «Джентльменов удачи»

Почему ее тексты снова актуальны?
Ведущие:
Дмитрий Быков
11 820
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 34%
3 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
26 августа 15:00
суббота: 15:00
понедельник: 02:00, 17:30

В цикле «Ста лекций» — 1983 год и повести «Ничего особенного» Виктории Токаревой, которая была не только талантливой писательницей, но и сценаристом, благодаря чему была более известна в те годы. Она работала над такими картинами как «Мимино», «Джентльмены удачи» и «Шла собака по роялю».

Добрый вечер, дорогие друзья, или какое у вас там сейчас время суток! Мы добрались до 1983 года в нашем цикле «Сто книг ― сто лет» и рассказываем о сборнике Виктории Токаревой 1983 года «Ничего особенного». Токарева со своей первой книги 1961 года, с «Дня без вранья», не то чтобы проснулась знаменитой, но как-то, как она сама говорит, вскочила в последний вагон оттепели. Ее успели заметить.

Она была в семидесятые годы более известна как сценарист, нежели как прозаик, потому что с её участием были сделаны три абсолютных хита ― «Джентльмены удачи», их совместная работа с Данелией, наверно, самый известный и самый удачный её кинематографический опыт, «Мимино», который она тоже написала по его лекалам и по его сюжету, и «Шла собака по роялю», один из главных хитов детского комедийного кинематографа, который тоже тогда пользовался на безрыбье страшной популярностью.

Вообще по сценариям Токаревой снято огромное количество картин, да, порядка 30. Это очень хороший показатель. Половину из них она не видела, потому что они не выходили в прокат. Но при всём при этом сама Токарева очень четко проводит разницу между киноработой и прозой. Она мне сама как-то объяснила, когда пыталась меня научить писать сценарии, что в сценарии всё развивается телескопически: каждое следующее положение, каждая следующая сцена должна механически точно вытекать из предыдущей. А в прозе это не так, в прозе текст кустится, он ветвится, он растет, как дерево, а не как удилище. И поэтому там чем больше иррациональности, тем лучше.

И вот удивительное дело. Всё, что я сейчас говорю, в некотором смысле такое признание в любви к Токаревой, потому что она один из очень немногих живых героев нашего цикла, и не просто живых, а активно работающих. И каждый раз, как я её читаю, я сталкиваюсь вот с этой великолепной цветущей органикой её прозы. Она же, в общем, не стала писать хуже, это редкость. Она демонстрирует изумительно стабильный результат.

Кстати, именно Токаревой принадлежит знаменитая фраза, которая стала анекдотом. С неё когда-то начинался рассказ «Зануда»: «Зануда ― это человек, который на вопрос „Как дела?“ начинает рассказывать, как дела».

Я помню, что первое ошеломление от прозы Токаревой в моей жизни было таким сильным, что я спёр эту книгу из пансионатской библиотеки, просто взял и спёр. А потом, читая эту книгу, я испытал такой прилив совести, что пошел и незаметно её вернул, и это для Токаревой серьезный, мне кажется, комплимент. Мне было лет двенадцать.

Её книги были совершенно недоставаемы. Надо сказать, что году к 1983-му она обрела наконец статус крупного прозаика. Это произошло благодаря нескольким рассказам: благодаря повести «Ничего особенного», которая дала книге название, благодаря «Кошке на дороге», благодаря «Лошадям с крыльями», в общем, всем вот этим замечательным сочинениям, которые выглядели очень непритязательно, а при этом содержали вот что-то очень важное.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: