Как выселяли Волоколамский центр реабилитации слепых.

«Теперь буду жить как овощ»
Бремя новостей
21:41, 2 апреля
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

С незапамятных советских времен в Волоколамске существовал Центр реабилитации слепых, где людям, терявшим зрение, возвращали виды на будущее. Теперь Центр реабилитации приостанавливает работу — из-за приостановки госфинансирования. Влад Пушкарев съездил в Волоколамск, и узнал, как это происходило.

Если вы хотите помочь героям репортажа, то пишите нам на электронный адрес zhuk@tvrain.ru.

О закрытии Центра реабилитации слепых объявили несколько месяцев назад. Сначала перестали платить зарплату, а после сообщили точную дату  закрытия — 31 марта.

Любовь, воспитатель Центра: «Мы не получаем зарплату уже три месяца. Как мы выживаем? Спасибо, добрые люди помогают, занимаем, перебиваемся».

Слушатели — так их называют в центре — заново учатся здесь простейшим вещам. Ходить, писать и читать. Ольга, слушатель Центра,  даже получила новую профессию — растениевода. Ее история — типичная для обитателей центра. За десять лет она потеряла зрение на 98 процентов. И, как и другие, она до сих пор надеется, что еще вернется.

Ольга, слушатель Центра: «Я надеюсь на то, что власти будут благоразумны и откроют центр, потому что, как бы там ни было, он единственный в России вот такой».

Вот представьте себе: вы вышли на улицу и не видите солнца , не видите неба, представляете, вот какого это.

Всю дорогу до Москвы они будут делиться планами на будущее — одинаково невеселыми. Галину ждет поезд до Калининграда, а там — никого. Она потеряла зрение внезапно, во время родов, ребенок умер, а вскоре умерла и мама.

Это многолетняя практика: когда слушатели уезжают домой, их провожают до вокзального медпункта, а здесь — помогают сесть на поезд. Но на этот раз для Галины не нашлось места в медпункте.

Тем временем, в опустевшем Центре директора допрашивают журналисты. Сергей Степанов пытается изображать сдержанный оптимизм.

Сергей Степанов, директор Центра: «Федеральный бюджет внес строчку: 139 миллионов на год на использование наших нужд. Потом вышло постановление правительств о том, что сокращают бюджет вдвое, нам, конечно, такой суммы не хватает. Да, есть трудности, их все признают, да, мы не получаем зарплату, ну, что делать, это что — первый год что ли?

В 1998-ом их уже закрывали — и тоже из-за кризиса. Татьяна Савельевна хорошо помнит, как спасали Центр — в основном благодаря журналистам.

Татьяна Шалагина, психолог Центра: «Тогда в 1998, был один ученик, который предложил прессу призвать, пресс-конференцию устроить, обратился в Министерство обороны, привез туда ребят, которые потеряли зрение на войне в Чечне. И, слава богу, Матвиенко, которая тогда правительство возглавляла, издала указ Минфину, чтобы они нам финансирование восстановили».

На это раз здесь понимают — журналисты, вряд ли, помогут. Сотрудники Центра ждут, что хотя бы заплатят за несколько месяцев, но когда придут деньги — по-прежнему неизвестно.

Сергей Степанов, директор Центра: «Не нравится, надо искать другую работу, более нормальную, если не нравится им чем- то работать... В последнее время для инвалидов в России сделано многое и делается многое, не все, но делается. И то, что нас в Центре финансировали много лет, это тоже заслуга нашей власти».

Большинство преподавателей Центра тоже незрячие, и предложение директора поискать другую работу для них звучит утонченным издевательством. Свои вещи Татьяна Шалагина собрала еще накануне — ей сказали, что за ними можно уже не возвращаться.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.