Путин готовит западню Зеленскому, сдает налоговую систему в аренду друзьям, не рискует уволить Медведева

Константин Гаазе о том, как война кланов вокруг президента заводит страну в тупик
3 апреля, 18:27 Анна Немзер
41 068

Социолог и политический обозреватель Константин Гаазе в программе «Политика. Прямая линия» объясняет, почему инициатива о переведении шести сборов в статус налогов — это фактически сдача ФНС в аренду друзьям Владимира Путина, в арестах Михаила Абызова и Виктора Ишаева сложно найти логику, Путин может сделать абсолютно все, кроме увольнения Медведева, а Владимир Зеленский идет прямо в западню российского президента.

Мы начинаем с этих двух громких задержаний, экс-губернатора и экс-министра и еще отдельно экс-министра, потому что один из них сочетает в себе две эти роли. Давайте с Ишаева начнем. Как вам это видится, что вы увидели за этим задержанием, что это за сигнал? В самом общем виде.

Самое важное то, что это первый арест сотрудника администрации такого рода. В принципе, Кремль… Там кого-то задерживали, конечно, на каких-то серединных уровнях, на рабочих местах даже задерживали лет десять назад, но, конечно, полпред ― это все-таки фигура. 

Понимаете, с обоими сюжетами есть некоторая проблема, потому что они ни в какую серию целиком, без заусенцев, не встают. У Ишаева действительно смехотворная сумма ущерба.

Сумма анекдотическая.

Которая, в общем, может быть урегулирована в рамках какой-то гражданско-правовой процедуры. Штраф можно заплатить большой.

Я напомню, там речь идет о пяти миллионах рублей за пять лет, да.

Да. При этом немедленно началась ― насколько я понимаю, «Роснефть» это организовала ― атака уже на дочь Ишаева, что у нее пять квартир, десять домов и так далее, и так далее. Это тоже понятно, потому что арест, очевидно, не Игорь Иванович инспирировал, а кто-то другой, теперь надо как бы оправдываться и говорить, что дело не в том, что мы такие слепые, а просто коррупционер очень большой, общая проблема.

Никакой внятной эксплицированной объяснительной модели кейса с Ишаевым я за неделю не услышал. Если он поддерживал Фургала и это месть Кириенко, то, значит, нам нужно пересматривать радикально наши взгляды на отношения Кириенко и силовиков. Мы предполагали, что да, обе колонны движутся в одном направлении. Нельзя делать кадровые революции, если ты не чистишь губернаторский корпус. Что такое чистка губернаторского корпуса? Это когда у тебя увольнения идут все глаже, глаже и глаже, легче, легче и легче.

Вы вспомните, я залез специально посмотреть, март 2015 года. Тулеева выносили из кабинета всем Кремлем и так и не вынесли в итоге. В тот же март Хорошавин и дальше.

Собственно, если говорить о том, что вообще эти аресты ― это какая-то спецоперация, чем дальше, тем больше похоже на то, что кто-то принес Путину записку примерно в то же время, то есть примерно в конце 2014 ― начале 2015 года. И вот, собственно, когда началась эта волна арестов, отставки пошли намного глаже, да. То есть мы видим, что уже без страха Кремль снимает действующих, вновь назначенных, вот-вот уходящих. 

Но тогда здесь нет логики, потому что если вы отделили козлищ от хороших губернаторов, а хорошим губернаторам говорите просто: «Ребята, пришло ваше время, надо уходить», то в чем им смысл тогда добровольно уходить, если людей калибра Ишаева задерживают за хищение в размере пяти миллионов рублей? Хорошо, Хорошавин ― большой коррупционер, Гайзер ― страшный коррупционер, один из самых эффективных губернаторов российских, но страшный коррупционер, то есть там масштаб, по крайней мере, есть. А в случае с Ишаевым я не понимаю, то есть я не вижу здесь…

Кириенко нужно показывать уходящим людям некоторую перспективу, перспективу такую: вот капуста, значит, грядки, баня, может быть, даже у кого-то Болгария, Греция, да, не капстраны.

Да-да. А теперь-то как? Он начнет какого-нибудь следующего тяжеловеса выносить, а тяжеловес скажет: «Лучше я сейчас буду ногтями за косяки, а потом, значит, я сам себе офис сдам под общественную приемную, став депутатом Совета Федерации, а потом меня за то, что я этот офис сам себе сдал, в тюрьму посадят или под домашний арест?».

В случае с Ишаевым это еще и унижение. Если в случае с Абызовым это не унижение, видно, что это какой-конфликт, что там действительно какие-то проблемы, то в случае с Ишаевым это как на госсовете подошел президент, и по носу щелкнул, и сказал: «Все, иди отсюда». Или: «Неправильно сели».

Можно выдумывать сложные схемы, значит, «Роснефть», Кириенко, Фургал, Хабаровский край, эти зашли, те пришли. В этом смысле культура телеграм-каналов прекрасная, потому что можно забыть, что говорил вчера, придумать новую объяснительную схему, в которую все ляжет. Можно придумывать, но мне кажется, что с Ишаевым это действительно какая-то история по поводу отношений, по поводу того, что что-то не то сказал, что-то не то сделал. 

Мне кажется, что говорить о том, что за этим стоит Кириенко… Кириенко не станет проще от того, что они посадили Ишаева, Кириенко станет сложнее, потому что если он хочет закончить эту историю с обновлением губернаторского корпуса, то это не лучшие практики, как у них принято говорить, это худшие практики. 

Сечин. Вы очень бегло сказали, что это совершенно точно не Сечин. Если можно, в двух словах расскажите, почему точно не Сечин.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю