Анна Немзер

О себе

Я родилась в 1980 году в Москве, закончила историко-филологический факультет РГГУ и, еще не окончив, оказалась журналистом, совершенно не имея этого в виду. Дальше — немножко дирекция кино ОРТ (тогда еще было можно), немножко телеканал «Культура», «Русский репортер «Музей 90-х» — и наконец «Дождь», с лета 2014 года. 

Мне до сих пор трудно назвать себя журналистом — зато я точно знаю, что я historical memory activist. Чем бы я ни занималась — пишу ли книгу, редактирую текст, веду ли программу, — мне интересно одно: как работают история и память, как взаимодействуют, каким языком они о себе говорят. Я придумала хэштэг #историяважнеенефти, потому что точно знаю: никакая актуальная повестка, никакие нынешние политические и экономические новости не существовали бы без коллективизации, дела врачей, новочеркасского расстрела, карибского кризиса, колбасного сыра, радиоконцерта по заявкам трудящихся, двух путчей, программы «Про это» и еще черта в ступе. То есть без истории, какой мы ее помним. А если не помним — плохи наши дела. Вот про это я стараюсь работать. 

Почему Путин должен уйти или изменить систему, партия войны vs партия мира в Кремле, и мягкая революция в США. Объясняет доктор социологии Ольга Крыштановская
Шоу Трампа для Путина: как Кремль сам себя обманул и чем Москва ответит Вашингтону. Станислав Белковский о том, что будет после поста американского президента про Крым
Как Путин дал понять, что уходит, почему Золотов — хороший преемник, и кто из губернаторов пойдет по этапу. Объясняет близкий к Кремлю политолог Андрей Колядин
«Выразительница рефлекса восторга»: как Наталья Поклонская угадывает настроения общества. Александр Невзоров о ситуации вокруг фильма про Николая II
«Самое безобидное жульничество в России»: почему гомеопатия снова в тренде, и какое безумие придет ей на смену. Александр Невзоров о том, кто и почему верит в гомеопатию
Единственный выход для Захарченко, собственный проспект для Милонова и джига Путина. Александр Невзоров о мраке, в который продолжает погружаться Россия
Глеб Павловский: Кремль выдал Навальному лицензию первого лица оппозиции. Как Трамп повлиял на приговор Навальному, кто остался в окружении Путина, и три губернатора, которых нельзя сменить
Что будет с Навальным после пересмотра дела «Кировлеса»: прогноз Виктора Шендеровича. И что может произойти, если политика сочтут «опасным» для власти
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.