Анна Немзер

О себе

Я родилась в 1980 году в Москве, закончила историко-филологический факультет РГГУ и, еще не окончив, оказалась журналистом, совершенно не имея этого в виду. Дальше — немножко дирекция кино ОРТ (тогда еще было можно), немножко телеканал «Культура», «Русский репортер», «Сноб», «Вокруг света», радио «Свобода», booknik.ru, проект «Музей 90-х» — и наконец «Дождь», с лета 2014 года. 

Мне до сих пор трудно назвать себя журналистом, зато я точно знаю, что я historical memory activist. Чем бы я ни занималась — пишу ли книгу, редактирую текст, веду ли программу, — мне интересно одно: как работают история и память, как взаимодействуют, каким языком они о себе говорят. Я придумала хэштэг #историяважнеенефти —  потому что точно знаю: никакая актуальная повестка, никакие нынешние политические и экономические новости не существовали бы без коллективизации, дела врачей, новочеркасского расстрела, карибского кризиса, колбасного сыра, радиоконцерта по заявкам трудящихся, двух путчей, программы «Про это» и еще черта в ступе. То есть без истории, какой мы ее помним. А если не помним — плохи наши дела. Вот про это я стараюсь работать. 

«Навальный, скорее, стоит на линии Гдляна-Иванова, чем на линии Ельцина». Леонид Радзиховский о главных трудностях и задачах, стоящих перед лидером оппозиции
«Борьба против Навального воспринимается как борьба воров за наворованное». Леонид Радзиховский о причинах провала первого этапа кампании Кремля против Навального
«Против Путина выйдут три политических тяжеловеса — Трус, Балбес и Бывалый». Леонид Радзиховский о том, почему Кремль не устраивают «скучные и пресные» при отсутствии Навального
Что Илон Маск построит вместо пятиэтажек, какое порно смотрит Мизулина и чем польют тех, кому «Надоел». Белковский и Невзоров соревнуются в святости
Как Медведев влияет на самооценку Путина, кто клепает ролики про Навального и почему Москва платит дань Чечне. Обсуждаем с политологом Леонидом Радзиховским
Расцвет восточной ментальности в Чечне, лицемерие как новая духовная скрепа и символ плодовитости в подарок патриарху. Невзоров в погоне за ускользающими смыслами
Борис Макаренко: «Народ бунтует, но это не обязательно революция или баррикады». Глава Центра политтехнологий о новой Болотной, роли Навального и драйверах протеста в российских городах
Когда Путин сменит правительство, какое место займет преемник и почему взбунтовался средний класс. Глава Центра политтехнологий Борис Макаренко о предвыборных страхах власти и драйверах протеста
Юлий Гусман: «Тем, кто говорит лишнее о политике, могут дать по ушам». Режиссер о том, почему на «Нике» неуместны политические речи, Никита Михалков не выдвигает свои фильмы на премию, и КВН круче Кати Клэп и Юрия Дудя
«Навальный диктует повестку Путину»: почему теперь оппозиционер — реальный конкурент президента. Кирилл Рогов о том, как Кремлю спутали все карты и что предпримет власть
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.