Анна Немзер

О себе

Я родилась в 1980 году в Москве, закончила историко-филологический факультет РГГУ и, еще не окончив, оказалась журналистом, совершенно не имея этого в виду. Дальше — немножко дирекция кино ОРТ (тогда еще было можно), немножко телеканал «Культура», «Русский репортер», «Сноб», «Вокруг света», радио «Свобода», booknik.ru, проект «Музей 90-х» — и наконец «Дождь», с лета 2014 года. 

Мне до сих пор трудно назвать себя журналистом, зато я точно знаю, что я historical memory activist. Чем бы я ни занималась — пишу ли книгу, редактирую текст, веду ли программу, — мне интересно одно: как работают история и память, как взаимодействуют, каким языком они о себе говорят. Я придумала хэштэг #историяважнеенефти —  потому что точно знаю: никакая актуальная повестка, никакие нынешние политические и экономические новости не существовали бы без коллективизации, дела врачей, новочеркасского расстрела, карибского кризиса, колбасного сыра, радиоконцерта по заявкам трудящихся, двух путчей, программы «Про это» и еще черта в ступе. То есть без истории, какой мы ее помним. А если не помним — плохи наши дела. Вот про это я стараюсь работать. 

«Ищите краски, не рисуйте дерьмом!» Первый зампред комитета по культуре Елена Драпеко о мате, цензуре, геях и патриотическом кино
«Роль Золотова и ФСБ должна быть расследована». Владимир Милов о значении международных докладчиков в деле Немцова
«Паноптикум» свернул не туда: от шоу-бизнеса в Чернобыле — до Тарковского в голове Путина, от России-Московии — до консультации для РКН
Животные против туристов. Уткин и Невзоров спорят, стоило ли открывать Чернобыль для туристов
«Возобладал страх. Вычеркивают сильных, избираемых и непослушных». Владимир Милов о тактике властей на выборах в МГД
«Белоруссия на очереди»: каковы реальные причины конфликта с Грузией и какие страны теперь под ударом
«Самое антипутинское выступление последнего времени»: почему Набиуллина критикует экономическую модель руководства страны
Как заставить Собянина допустить оппозицию, почему Набиуллина выступила против Путина, а Белоруссии грозит участь Грузии. Владимир Милов о том, как экономический кризис перерастает в политический
Двести семей во главе страны и два миллиона восставших. Почему за бунтом в Гонконге полезно следить россиянам
«Если бы он был студентом истфака, ему бы пришлось пересдавать экзамен». Как Путин выстраивает новую идеологию, забыв уроки тоталитарного прошлого. Объясняет профессор Зубов
Поменяет ли что-то отмена декриминализации домашнего насилия
Политический эксгибиционизм Жириновского, государство срывает куш на грибах, а россияне разочаровываются в магии (и в Путине)