Анна Немзер

О себе

Я родилась в 1980 году в Москве, закончила историко-филологический факультет РГГУ и, еще не окончив, оказалась журналистом, совершенно не имея этого в виду. Дальше — немножко дирекция кино ОРТ (тогда еще было можно), немножко телеканал «Культура», «Русский репортер», «Сноб», «Вокруг света», радио «Свобода», booknik.ru, проект «Музей 90-х» — и наконец «Дождь», с лета 2014 года. 

Мне до сих пор трудно назвать себя журналистом, зато я точно знаю, что я historical memory activist. Чем бы я ни занималась — пишу ли книгу, редактирую текст, веду ли программу, — мне интересно одно: как работают история и память, как взаимодействуют, каким языком они о себе говорят. Я придумала хэштэг #историяважнеенефти —  потому что точно знаю: никакая актуальная повестка, никакие нынешние политические и экономические новости не существовали бы без коллективизации, дела врачей, новочеркасского расстрела, карибского кризиса, колбасного сыра, радиоконцерта по заявкам трудящихся, двух путчей, программы «Про это» и еще черта в ступе. То есть без истории, какой мы ее помним. А если не помним — плохи наши дела. Вот про это я стараюсь работать. 

В путинском спектакле кончились крестьяне, я/мы якутский шаман и Немзер — адвокат коровы. Невзоров констатирует смерть путинской мечты
В августе велели давить, в сентябре — не получается. Как забуксовала силовая система, и что теперь будут делать в Кремле
Аресты будят интеллигенцию, преемники танцуют перед Путиным, а МВД и ФСБ поделили весь бизнес в стране. Михаил Касьянов о начале больших перемен
Уволить мэра, освободить заключенных, остановить застройку: как оппозиции использовать места в Мосгордуме?
Забастовки, акции неповиновения и 2000 разгневанных мужчин у судов: какие формы протеста сейчас наиболее эффективны
Приемы дзюдо против Путина: что делать оппозиции в Мосгордуме и на улице, чтобы сохранить энергию протеста? Жаркий спор Бесединой, Рыклина, Галяминой и Янкаускаса
Осенью будет две волны протеста: Валерий Соловей о том, что проблемы у власти только начинаются
Карт-бланш для бешеных силовиков: Соловей и Минченко о том, что стоит за разгонами московских протестов
Главные ошибки московской власти на выборах. Соловей и Минченко о том, почему Мосгордума стала многопартийной
Итоги кампании-2019: вотум недоверия Собянину, блок коммунистов-навальнистов и карт-бланш для «группы бешеных силовиков». Почему финал выборов — это начало крупных изменений в стране. Объясняют и спорят Валерий Соловей и Евгений Минченко
Навальный осуществляет мечту коммунистов, Греф любит двоечников, а Невзоров читает Блока в прямом эфире
Управление протестами перешло в руки несиловиков. Кирилл Рогов — о том, как в Кремле решили сменить тактику репрессий
Россия это Европа