Анна Немзер

О себе

Я родилась в 1980 году в Москве, закончила историко-филологический факультет РГГУ и, еще не окончив, оказалась журналистом, совершенно не имея этого в виду. Дальше — немножко дирекция кино ОРТ (тогда еще было можно), немножко телеканал «Культура», «Русский репортер», «Сноб», «Вокруг света», радио «Свобода», booknik.ru, проект «Музей 90-х» — и наконец «Дождь», с лета 2014 года. 

Мне до сих пор трудно назвать себя журналистом, зато я точно знаю, что я historical memory activist. Чем бы я ни занималась — пишу ли книгу, редактирую текст, веду ли программу, — мне интересно одно: как работают история и память, как взаимодействуют, каким языком они о себе говорят. Я придумала хэштэг #историяважнеенефти —  потому что точно знаю: никакая актуальная повестка, никакие нынешние политические и экономические новости не существовали бы без коллективизации, дела врачей, новочеркасского расстрела, карибского кризиса, колбасного сыра, радиоконцерта по заявкам трудящихся, двух путчей, программы «Про это» и еще черта в ступе. То есть без истории, какой мы ее помним. А если не помним — плохи наши дела. Вот про это я стараюсь работать. 

Союз Путина и Красовского спасет Россию, переведет ли Абрамович «Челси» в Германию, и новый лозунг ЧМ-2018 – «Ничего страшного». Возвращение главного специалиста Дождя и всея Руси Станислава Белковского
«Уже 70% чиновников администрации президента и правительства — выходцы с Лубянки»: как началась экспансия чекистов в гражданские органы власти и к чему это приведет
«Дети путинской элиты не захотят жить в клетке»: Евгения Альбац об учебе отпрысков бюрократии в Европе и США
Пятый срок для Путина: одобрит ли президент инициативу Чечни. Евгения Альбац о чеченском и прочих сценариях продления полномочий нынешнего главы государства
«Они смертельно боятся Навального и его ребят»: Евгения Альбац о страхах власти
«Дети чекистов садятся на кэшевые потоки»: Евгения Альбац о новом тренде во власти
Евгения Альбац: «Новые контрсанкции — мафиозный принцип перемазать всех одним дерьмом». Главред The New Times о том, как элиты сажают детей на кэшевые потоки, об экспансии чекистов во власть и откуда берется смертельный страх перед Навальным
«Если б это была не Родина, было бы очень весело»: власть хочет гражданской войны, Крымский мост — не для людей, а страна разучилась разговаривать. Виктор Шендерович о том, как «дно отодвинули» еще на пару сантиметров
«Если бы Парфенов мог выступать по ТВ, его бы не было на YouTube»: Владимир Познер о том, почему не заводит свой канал
Владимир Познер: «Я занимаюсь журналистикой, а в интернете занимаются болтовней». Телеведущий о том, почему не будет заводить канал на YouTube, телевидение США стало таким же, как российское, а Путин не придет к нему на интервью
Партии первой и второй частей послания. О чем гражданские элиты спорят с военными и как последние утомили Путина​
С кем не захочет работать Медведев в новом правительстве, и кто не захочет работать с ним? Объясняет близкий к Кремлю политолог Леонид Давыдов