Анна Немзер

О себе

Я родилась в 1980 году в Москве, закончила историко-филологический факультет РГГУ и, еще не окончив, оказалась журналистом, совершенно не имея этого в виду. Дальше — немножко дирекция кино ОРТ (тогда еще было можно), немножко телеканал «Культура», «Русский репортер», «Сноб», «Вокруг света», радио «Свобода», booknik.ru, проект «Музей 90-х» — и наконец «Дождь», с лета 2014 года. 

Мне до сих пор трудно назвать себя журналистом, зато я точно знаю, что я historical memory activist. Чем бы я ни занималась — пишу ли книгу, редактирую текст, веду ли программу, — мне интересно одно: как работают история и память, как взаимодействуют, каким языком они о себе говорят. Я придумала хэштэг #историяважнеенефти —  потому что точно знаю: никакая актуальная повестка, никакие нынешние политические и экономические новости не существовали бы без коллективизации, дела врачей, новочеркасского расстрела, карибского кризиса, колбасного сыра, радиоконцерта по заявкам трудящихся, двух путчей, программы «Про это» и еще черта в ступе. То есть без истории, какой мы ее помним. А если не помним — плохи наши дела. Вот про это я стараюсь работать. 

«Система разболталась — так режимы и умирают»: Аббас Галлямов о том, что стоит за спором Чубайса и Захаровой
Режим слабеет, и Кадыров это почувствовал. Почему вслед за «Роснефтью» глава Чечни стал воевать с «Газпромом»
Кадырова уже некому осадить, подготовка новых постов для Путина, и почему его приближенные стали воевать публично. Политтехнолог Аббас Галлямов о том, почему система ослабла, но не сдается
Сослуживцы по КГБ и один эффективный менеджер: четыре самых влиятельных клана, управляющих Россией
Белый офицер сменился на офицера КГБ: почему в Петербурге и других регионах власти будет сложно победить этой осенью. Объясняет политконсультант Евгений Минченко
«Отставка правительства — пистолет с одним патроном»: почему у Медведева все хорошо, несмотря на падающие рейтинги
Обновленное политбюро Путина: Медведев опять преемник, большая четверка из ближнего круга, и где они заседают. Близкий к Кремлю политконсультант Евгений Минченко о борьбе кланов вокруг президента
«Мы возвращаемся в Советский Союз, где главным врагом была реальность». Как власти повсеместно скрывают правду от населения, включая курсы валюты
«Бандиты в Бенине взяли шесть наших граждан, а на каналах тишина»: Леонид Гозман о том, как власть не применяет силу, когда надо
«Путину пришел счет за амфоры»: Леонид Гозман о том, что показала трагедия в Магнитогорске
Леонид Гозман: «Система рухнет сама, наша задача — чтобы она рухнула с минимальной кровью». Политолог о недоверии властям в Магнитогорске, всеобщей милитаризации и растущем озверении снизу
Проект «Дед Мороз» от разработчиков Голодомора, легкий способ затопить США и первый шаг к легализации коррупции. Последний выпуск программы «Паноптикум» (в 2018 году)