Срочно
В Пакистане разбился самолет с 47 пассажирами на борту
7 декабря
604

Лобковская пропаганда: Березовский и Троцкий. Драматургия жизни

И так далее с Михаилом Фишманом (архив)
29 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков – о случайностях судьбы.

Лев Троцкий. Был изгнан из России в 1927 году. Через 13 лет убит Рамоном Меркадером.

Борис Березовский. Покинул Россию в 2000 году. Через 13 лет найден мертвым в ванной комнате.

Спонтанная драматургия жизни – вроде бы это выражение придумал Ролан Барт для тех случаев, когда поток новостей сам складывается в такую картину, что поставь ее на сцене, критики скажут, в вашем театре переигрывают. Но кроме числа 13, удивительное и пугающее сходство – и тот и другой построили основы нового строя, и тот и другой вырастили сменщиков, которых ненавидели всю оставшуюся жизнь.

И Троцкий и Березовский выросли в небогатых еврейских семьях и всю жизнь компенсировали детские унижения. И тот и другой к старости потеряли друзей и стали излишне доверчивы и неразборчивы в знакомствах, и Троцкий и Березовский всю жизнь опасались покушения: страх пропитывал каждую секунду их жизни.

Это было в феврале 2004 года, когда после таинственного исчезновения – вообще мутная история – кандидат в президенты Иван Рыбкин обнаружился в лондонском офисе Березовского. После интервью с Рыбкиным, столь же мутным, как и его приключения, мы отправились перекусить в крошечное кафе: Березовский, Рыбкин, Ахмед Закаев и мы с оператором. Вдруг у Закаева зазвонил телефон. «Взорвали Яндарбиева в Катаре». Березовский  посерел лицом, уронил вилку и медленно произнес: «Я тут обедаю уже три года в одно и то же время. Тут всего один повар. Пошли отсюда». Нет, такие самоубийством не кончают.

Лев Троцкий в 1940 году дописывает книгу «Сталин». Когда она попадет в СССР, она его взорвет – считает Троцкий.

Борис Березовский выпускает фильм «ФСБ взрывает Россию» и часто появляется с плакатом «Я тебя породил, я тебя и убью». И в том, и в другом случае все вышло немного наоборот.

История Троцкого и Березовского – это история про кризис политических стартапов в России. Их плодами обычно пользуются дотошные клерки и добросовестные исполнители, которым сумасбродные авторы идей больше не нужны.

Сталин есть самая выдающаяся посредственность бюрократии.

Сила его в том, что инстинкт самосохранения правящей касты он выражает тверже, решительнее и беспощаднее всех других. Но в этом его слабость. Он  проницателен на небольших расстояниях. Исторически он близорук. Выдающийся тактик, он не стратег. Лев Троцкий, 1940 г.

В сентябре 1999 года небольшую группу доверенных журналистов вызвали в главное здание МЧС на пресс-конференцию Сергея Шойгу. Почему-то это рутинное событие было окутано какими-то полунамеками. В зале оперативных совещаний за столом сидел Шойгу в компании борца Карелина и шести губернаторов самых отстающих областей – все региональные цари были в обойме Юрия Лужкова и Евгения Примакова. Тихим голосом Шойгу, как бы чего-то стесняясь, объявил о создании партии «Единство». Все, конечно, посмеялись.

Теперь, как мы знаем, на этом полуподпольном совещании родилась «Единая Россия», а архитектором был сами знаете кто.

Почему-то мне кажется, что если бы Березовский по-прежнему давал советы Кремлю, он бы непременно уничтожил «Единую Россию» и рекомендовал Путину сделать то, что он и так сегодня делает – встать над партиями, разыграть комбинацию «народ и царь». Недаром всю жизнь ненавидя коммунистов, в середине 2000-х Березовский заигрывает с Прохановым и Зюгановым и начинает употреблять слова вроде «соборности». Через неделю после его смерти идеи воплощаются в жизнь.

Московские власти заявили о сносе последних трехсот «хрущевок», которые, по заявлению самого Хрущева, исчезнут по наступлении коммунизма. Президент Путин заявил о восстановлении звания «Герой труда». Двумя неделями раньше предложил восстановить нормы ГТО.

Троцкий упрекал Сталина в предательстве революции, восстановлении монархии, превращении советских наркоматов в концерны. Березовский почти слово в слово повторял слова предшественника. Ну и на самом деле, чем отличается министерство среднего машиностроения от госкорпорации «Ростех», министерство нефтяной промышленности от «Роснефти»?

Ясно, кому давать первые звезды героев труда – Чемезову и Сечину. А Народный фронт – чем не сталинская придумка о нерушимом блоке коммунистов и беспартийных?

Совершив небольшое путешествие в мир свободных выборов и свободного капитала, как до этого окунувшись в пожар мировой революции, страна возвращается к привычному полусонному состоянию. Возможно, это станет одной из тем переговоров Троцкого и Березовского, если конечно существует загробный мир и они окажутся в одной его половине.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.