В Москве еще много рабов-мигрантов, но освобождать их некому

Здесь и сейчас
11 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Рабство

Комментарии

Скрыть

Московские рабовладельцы не собираются сдаваться и переходят в контрнаступление. История с освобождением невольников в одном из продуктовых магазинов столицы вызвала огромный резонанс, но спустя полтора месяца виновники так и не наказаны. Более того, они делают все, чтобы замести следы и отомстить за создание проблем. Между тем, появляются все новые наглядные примеры того, что рабство в России сегодня процветает.

О рабах из продуктового магазина полтора месяца назад говорила вся Москва. Лейла и Бакия сегодня вместе с правозащитниками рассказали о том, как продвигается дело об их многолетнем заключении. Возбужденное, но приостановленное. Эти две девушки хотят добиться того, чтобы их хозяйка Жансулу Истанбекова была наказана. Остальные бывшие рабы тоже продолжают бороться за свои права. Некоторые, правда, все же вернулись на родину. Сама Истанбекова сейчас тоже в Казахстане и там пытается создать себе положительный имидж. Она дала интервью нескольким телеканалам, где опровергала все то, что рассказывали о ней российские журналисты. Между тем, у сестер прославившейся рабовладелицы до сих пор работают несколько магазинов. Два из них расположены также в Гольяново. Накануне ДОЖДЮ удалось там побывать.

Судьбой освобожденных рабов интересуются лишь правозащитники, которые предоставляют им жилье и еду, а также добиваются возбуждения уголовного дела. Правоохранительные органы, по сути, бездействуют. По крайней мере, результата не видно. Словом, все происходит так, как происходило годами.

Светлана Ганнушкина, глава комитета «Гражданское содействие»: Ощущение, что действует система. Огромная система. И вот, видимо, именно поэтому этому неточечному, нелокальному делу не дается ход. Потому что система эта, расследование этой системы может завести нас очень и очень далеко.

Эмиль Таубулатов, адвокат: По поводу чего происходит, если можно так выразиться, бодание Следственного комитета и прокуратуры – по поводу того, было ли там незаконное лишение свободы или не было там незаконного лишения свободы. Следственный комитет говорит, что там было незаконное лишение свободы, то есть преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело. Прокуратура говорит: там не было незаконного лишения свободы. А вопрос использования рабского труда, он вообще тут никак не затронут.

Дело, которому пытались дать ход правозащитники, по сути, снова вернулось в ОВД «Гольяново». То самое, чьи участковые за много лет не нашли ничего подозрительного в работе магазина «Продукты» на Новосибирской, 11. Сейчас судьба дела в руках городской прокуратуры, однако ответ на адресованную жалобу, направленный адвокатами бывших рабов, до сих пор не получен. Единственная госструктура, которая пока оказывает содействие, это Федеральная миграционная служба. Там согласились легализовать пребывание бывших рабов в России на время проведения следствия. Сколько оно продлится - неизвестно.

Михаил Федотов, глава ПСПЧ: Постановление о возбуждении уголовного дела отменено. Теперь это обжаловано, это решение об отмене постановления, снова подтверждено, снова обжаловано и так далее. А миграционная служба тоже находится в подвешенном состоянии, поскольку она действительно не очень понимает, в каком состоянии это все находится с точки зрения чисто юридической.

Получается, что пока история о многолетнем рабстве в Москве интересует только правозащитников. Между тем, буквально каждый день появляются все новые доказательства того, что современная Россия – рабовладельческая страна. Накануне ДОЖДЮ удалось пообщаться с 29-летним молодым человеком по имени Дмитрий из Смоленской области. Полторы недели назад он приехал в Москву в гости к сестре. На Белорусском вокзале к нему подошел мужчина и предложил угостить чаем. Поверив ему, Дмитрий пошел за ним следом, оказался в неком кафе. Там его и еще нескольких мужчин действительно напоили чаем. Очнулись они уже в автобусе, который ехал в Дагестан. В итоге Дмитрий попал в Дербентский район на кирпичный завод. Но ему повезло – он бежал меньше, чем через сутки.

Дмитрий, потерпевший: В итоге вечером попросил сапоги, сказал, что пойду в душ помою сапоги, чтобы они чистые стояли и как раз приехал директор завода этого кирпичного. Посмотрел, что я в душе, говорит: «Помойся и иди спать. Завтра утром на работу». Ну, я смотрю, что он поехал наверх туда, недалеко, метров 50, может. Я одел эти сапоги и оттуда бегом добежал, 4 км, просто вспомнил ближайший поселок.

Дмитрий вернулся домой минувшей ночью. Теперь он не столь доверчив к вокзальным прохожим. По его рассказам, на том самом кирпичном заводе в Дагестане работают около 15 человек. Почти все – славянской внешности, приезжие из разных регионов России. Местные жители, которые помогли Дмитрию бежать, знают о существовании подпольной рабочей силы, но в полицию обращаться бессмысленно. Тех, кто совершал такие же попытки, чаще всего ловили и возвращали обратно. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.