Революция в Египте лета-2013 глазами противника Мухаммеда Мурси

Кофе-брейк
5 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Египет

Комментарии

Скрыть
События в Египте, где армейское командование отстранило от власти и арестовало президента страны, Павел Лобков обсудил с Мохамедом Салехом, местным жителем и активным участником протестов против политики бывшего президента. 
Лобков: Что сейчас происходит в Каире? Насколько сейчас в городе чувствуется напряженность? И на какой стороне вы находитесь?

Салех: Я нахожусь как раз в Мадинат-Наср, это район, где происходят всякие события. Обстановка спокойная, только на одной площади и рядом с местом, где сторонники Мурси думают, что он находится там, какие-то столкновения. Есть новости о том, что жертвы уже пали из-за столкновений с армией.

Лобков: Вы же были на Тахрире, когда все протестовали против Мубарака, правильно я понимаю?

Салех: Да, совершенно верно.

Лобков: То есть можно ли сказать, что Мурси обманул ваши ожидания, и теперь вы находитесь на другой стороне?

Салех: Я не нахожусь на другой стороне, я не стал сторонником Мубарака после Мурси. Но сравнить то, что случилось в январе 2011 года, и то, что происходит сейчас, категорически нельзя. Потому что сбор людей, которые вышли 30 июня ни с чем не сравнить, воля людей, которые хотят избавиться от президента, была значительней больше. Скорее всего, это из-за того, что президент Мурси обманул людей и не оправдал их надежды на лучшую жизнь.

Лобков: Разве вы не понимали, что приход к власти «Братьев-мусульман» имеет предсказуемые последствия? Это исламизация, это ужесточение морально этических норм и так далее.

Салех: Вначале этого не было видно, потому что когда мы вышли на площадь 25 января, во-первых, 24 января главный председатель «Братьев-мусульман» в Египте отказался участвовать в демонстрациях. Было конкретное заявление, что «Братья-мусульмане» не участвуют в этой революции. Соответственно, 25 января 2011 года мы вышли одни на улицы, «Братья-мусульмане» начали участвовать в этой революции позже, где-то числа 26-27.

Лобков: Есть ли вера в нового президента? И можно ли положиться на военных? Ведь известно, что ту революцию затевали против многолетнего господства военного клана в политике Египта.

Салех: Да, есть большая надежда. Армия подтвердила, что она не собирается быть во власти. Армия сейчас у нас профессиональная, если вы вспомните, что в 1952 году в июле, когда был военный переворот, то Насер, Сарад и все из этой группы, они были политиками, они не были только военными. Сейчас наша армия - профессиональная армия, Сиси - профессиональный военный, он не политик. Я не думаю, что армия будет повторять ту же ошибку, которую они совершили 11 февраля 2011 года.

Лобков: Знает ли народ, кто такой Адли Мансур или достаточно случайная фигура в истории Египта?

Салех: Нет, это не случайная фигура, это председатель Конституционного суда. Простой народ, конечно, не знает, но судя по тому, как его приняли, как приняли его речь, подтверждение того, чтобы не относиться к президенту, к  правителю так, как к фараону, как к богам. И это слова народ воспринял очень положительно.

Лобков: Кто те люди, которые ответственны за отстранение Мурси, и кто те люди, которые в массе собираются в поддержку Мурси? Представители каких социальных групп они, чем они отличаются?

Салех: Видно сразу по их заявлениям, по их агрессивности, по их вызову к насилию и даже к убийству или к терактам. Вчера на площади перед  каирским университетом были люди, которые говорили, что будут подключать проект шахида, проект мученика. Они собираются совершить какие-то теракты. Те люди, которые вышли 30 июня, они были совершенно мирные. Я думаю, что разница видна, ее можно увидеть, я не могу рассказывать. Это провинция, это районы, где не очень грамотные люди, которые брошены. И «Братья-мусульмане», конечно, воспользовались их беднотой, их болезнью, их неграмотностью, чтобы пропагандировать свои идеи.

Лобков: То, что лидеров «Братьев-мусульман» арестовывают, вчера арестовали духовного лидера, вы считаете это нормально или это уже какие-то другие политические репрессии, напоминающие те, что были при Мубараке?

Салех: Конечно, это не нормально, мы всегда против таких актов. Ну а что делать, если за целый год эти руководители постоянно репрессировали нас? Буквально три недели назад они нам поставили министра культуры, который убрал директора оперы буквально через 48 часов после его назначения. Шел разговор в парламенте, что надо запрещать балет, надо эту книгу запрещать и так далее.

Лобков: То есть «Братья-мусульмане» стали влиять непосредственно на вашу жизнь, как на музыканта?

Салех: Да, не только «Братья-мусульмане», «Братья-мусульмане» - это отдельная организация, но рядом с ними есть еще другие вокалисты, это много разных групп. Одна из групп была группа салафитов, они как раз угрожали по поводу балета.  Но в течение одного года они не смогли создать коалицию нормальную, они не смогли сделать так, чтобы люди им поверили. Когда было сравнение между Мурси и Шафиг, бывшим военным, Мурси пытался заманить, что он будет ставить людей в комитет по созданию Конституции, что будет коалиция, что государство не будет только из «Братьев-мусульман», но такого не было. В течение одного года они пытались захватить страну в буквальном смысле этого слова.

Лобков: Могут ли эти огромные группы людей, которые выходят и с той, и с другой стороны, схлестнуться или этого будет можно избежать? Может ли это превратиться в широкомасштабную войну?

Салех: Нет, думаю вряд ли. Мы живем на Ниле, мы аграрный народ, у нас цивилизация. Я думаю, что этого не будет, если это будет, это будет ограничено. Если можно говорить о каких-то терактах, может, в Синае, вспыхнуть где-то на юге. Но широкомасштабного, думаю, вряд ли, так как наша армия достаточно сильная и вряд ли армия будет себя вести, как в Сирии.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.