Интервью Михаила Саакашвили: человеку иногда надоедает его жена, как народу – правительство

Карта мира
31 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

После поражения на парламентских выборах президент Грузии долго отмалчивался. На что надеется Михаил Саакашвили? Боится ли потерять власть? И как ему удалось сохранить спокойствие после поражения на парламентских выборах?

Грузинский премьер Иванишвили в последние месяцы всячески демонстрирует желание наладить отношения с Москвой и яростно арестовывает сторонников все еще остающегося президентом Михаила Саакашвили.

Иванишвили: Мы сделаем все возможное, чтобы восстановить отношения с Россией. Мы начали с малого, мы восстанавливаем торговые и культурные отношения. Естественно, эти отношения должны идти дальше. Мы надеемся, что в ближайшем будущем мы восстановим территориальную целостность Грузии, а дальше мы восстановим грузинские отношения с Россией.

Многие ожидают, что самого Саакашвили может постигнуть такая же участь после ухода с поста главы государства в октябре. Между тем сам президент Грузии в последние месяцы все больше отмалчивается. Некоторые даже стали говорить, что он до сих пор не пришел в себя от поражения его партии на октябрьских парламентских выборах, или что он больше не способен адекватно оценивать ситуацию. Сегодня вы можете сделать об этом свои выводы. Мы представляем вам фрагмент редкого интервью, которое Михаил Саакашвили дал для участников семинара, который прошел в Киеве. Его организаторы предоставили телеканалу Дождь этот материал. Вот как Саакашвили, например, оценивает последствия прихода к власти в октябре его оппонентов из коалиции «Грузинская мечта».

Саакашвили: Людям обещали, что все будет бесплатно и не надо будет за это работать, и они в это поверили, потому что мы в большинстве своем остались в постсоветском обществе, потому что все поколение должно поменяться, чтобы это исчезло. С другой стороны, этот туман испарится быстро, но когда она испарится, но тогда будет вопрос, что у нас было плохо и сейчас тоже плохо, и у нас по сравнению с тем, что будет, был успех. В этом смысле я оптимистично настроен. Мы построили большой задел, и если не будет большого урона, в дальнейшем Грузия будет еще сильнее. Все, что не убьет, только будет усиливать.

Саакашвили убежден, что его наследие не под силу демонтировать никому.

Саакашвили: Народу всегда все надоедает. Человеку иногда надоедает его возлюбленная жена, тем более что через какое-то время опять может возникнуть потребность в общении. В любой демократии есть такие циклы развития. Демократия  - это два шага вперед, шаг назад.

С одной стороны, президент Грузии остается сторонником радикального подхода к политике и реформам.

Саакашвили: Всем это все осточертеет, и вас могут выбросить и больше не выбирать. Но ни в коем случае не надо оглядываться, не надо делать компромиссов в реформах. Даже если идти на компромисс, то это все гораздо быстрее закончится, чем вы думаете.

Но с другой стороны, Михаил Саакашвил сам начал понимать, в чем его и его сторонников главная ошибка.

Саакашвили: Мы под конец превратились в супер-менеджеров, все наше правительство. Мы все время занимались менеджментом, чем объяснением, что мы делаем. Мы были уверены в том, что мы делаем. Мы думали, что все остальные тоже понимают. Нечего было много объяснять. Или надо было объяснять, или строить, развивать, привлекать инвестиции, расширяться.

Такой урок недавней грузинской истории от Михаила Саакашвили, который продолжает обдумывать, что он сделал не так и что ему делать дальше. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.