Константин Эггерт

Биография

Прадедушка Константина Эггерта, майор медицинской службы Владимир Эггерт, в восьмидесятых годах XIX века, вскоре после русско-турецкой войны, вышел на пенсию и поселился в Москве. Поэтому в 1964 году Константин сразу родился счастливчиком с московской пропиской — но в коммунальной квартире без лифта, горячей воды и ванной. Семья попала туда после того, как дедушку, актёра и кинорежиссёра Константина Владимировича отправили в ГУЛАГ, а семейную квартиру в Богословском переуле разбомбили самолёты люфтваффе осенью 1941 года.

Отвергнув семейные традиции медицины и кинематографии, в 1981 году  Константин поступил в Институт стран Азии и Африки при МГУ, где настолько прилежно изучал арабский язык и историю Ближнего Востока, что закончил его с отличием.  

С 1987 по 1990 год он отправился по следам Лоуренса Аравийского и служил офицером-переводчиком группы советских военных советников в Йеменской Арабской Республике. Там он изучил работу ракетного комплекса ПВО «Волга» и полюбил все виды бобов. Но стать настоящим арабистом Эггерту не удалось.

Уволившись из армии в 1990 году, он попал под статью, точнее, под статьи Закона о средствах массовой информации, принятого при Михаиле  Сергеевиче Горбачёве. Зайдя в редакцию с улицы, он через несколько дней стал работать журналистом в самой антикоммунистической газете СССР — «Куранты». Константин до сих пор искренне благодарен первому президенту Советского Союза, у которого не раз брал интервью, за то, что стал журналистом.

Потом были «Известия», Русская служба Би-би-си, радио «Коммерсантъ FM», поездки в балканские страны, Иран, Ирак, Афганистан, Центральную Азию, и даже короткий роман с корпоративным сектором — работа вице-президентом по связям с общественностью в российском подразделении нефтяного гиганта «ExxonMobil».

Эггерт интервьюировал, среди прочих, Леха Валенсу, Ричарда Никсона, Ицхака Рабина, Биньямина Нетаньяху, Вацлава Гавела, Отто Габсбурга, короля Швеции Карла Густава, Юлию Тимошенко и даже Патрисию Каас (хотя мечтал бы —  Эрика Клаптона).

В 2008 году королева Елизавета Вторая наградила Константина Орденом Британской империи, а президент Литвы Валдас Адамкус — Командорским крестом ордена «За заслуги». Он состоит членом Королевского института международных отношений в Лондоне. Но самое страшное, что Эггерт три раза брал интервью у Збигнева Бжезинского и один раз сфотографировался с Джоном Маккейном.

Это сделало Константина персонажем ряда «патриотических» блогов, как агента всех разведок мира и, разумеется, патентованного русофоба. Не помогло даже то, что в декабре 2013 его наградили премией правительства России в области СМИ.

Константин говорит на английском, французском и (иногда) арабском языках. Он женат, воспитывает дочерей Ксению и Милицу, сына Николая и безуспешно пытается повлиять на котов Пресли и Рона. На вопрос Франзуазы Cаган «любите ли Вы Брамса?» всегда отвечает утвердительно. И поспешно добавляет: «А ещё Элгара, Вагнера, Рахманинова, Боба Джеймса, Джей Джей Кейла, Coldplay и U2». На досуге Константин читает книги по истории и иногда жалеет, что не стал архитектором. Но это обычно быстро проходит. Сегодня Эггерт счастлив, что он журналист и работает на «Дожде». 

Берл Лазар: «Пусть люди думают, что нас охраняют со всех сторон — и президент, и Бог, и, может быть, Кадыров». Главный раввин России об антисемитизме на Украине, трех видах евреев и о том, что было бы с Pussy Riot в синагоге
Полторы недели без света и тепла: кто виноват в подмосковном блэкауте. Репортаж из Дмитровского района
Почему конфликт между Россией и Украиной снова может стать полноценной войной. Объясняют политик Илья Яшин и политолог Алексей Чеснаков
«Майдан не закончился»: революция на Украине глазами журналиста. Сакен Аймурзаев о том, какими он запомнил протесты в Киеве
Майдан три года спустя: снова предчувствие войны, «диверсанты» в Крыму и беспорядки в Киеве
Бойцы невидимого фронта: почему в России пресс-секретари гораздо могущественнее, чем на Западе. Колонка Константина Эггерта
«В России идет борьба с профессионалами, потому что некомпетентными людьми легче управлять». Искусствовед Андрей Ерофеев о том, как власть воюет с музеями
Доктрина Трампа: как изменится мир при новом президенте США. Сделка с Россией, американский изоляционизм и нефтяная политика в следующие четыре года
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.