Константин Эггерт

Биография

Прадедушка Константина Эггерта, майор медицинской службы Владимир Эггерт, в восьмидесятых годах XIX века, вскоре после русско-турецкой войны, вышел на пенсию и поселился в Москве. Поэтому в 1964 году Константин сразу родился счастливчиком с московской пропиской — но в коммунальной квартире без лифта, горячей воды и ванной. Семья попала туда после того, как дедушку, актёра и кинорежиссёра Константина Владимировича отправили в ГУЛАГ, а семейную квартиру в Богословском переулке разбомбили самолёты люфтваффе осенью 1941 года.

Отвергнув семейные традиции медицины и кинематографии, в 1981 году Константин поступил в Институт стран Азии и Африки при МГУ, где настолько прилежно изучал арабский язык и историю Ближнего Востока, что закончил его с отличием.  

С 1987 по 1990 год он отправился по следам Лоуренса Аравийского и служил офицером-переводчиком группы советских военных советников в Йеменской Арабской Республике. Там он изучил работу ракетного комплекса ПВО «Волга» и полюбил все виды бобов. Но стать настоящим арабистом Эггерту не удалось.

Уволившись из армии в 1990 году, он попал под статью, точнее, под статьи Закона о средствах массовой информации, принятого при Михаиле Сергеевиче Горбачёве. Зайдя в редакцию с улицы, он через несколько дней стал работать журналистом в самой антикоммунистической газете СССР — «Куранты». Константин до сих пор искренне благодарен первому президенту Советского Союза, у которого не раз брал интервью, за то, что стал журналистом.

Потом были «Известия», Русская служба Би-би-си, радио «Коммерсантъ FM», поездки в балканские страны, Иран, Ирак, Афганистан, Центральную Азию, и даже короткий роман с корпоративным сектором — работа вице-президентом по связям с общественностью в российском подразделении нефтяного гиганта ExxonMobil.

Эггерт интервьюировал, среди прочих, Леха Валенсу, Ричарда Никсона, Ицхака Рабина, Биньямина Нетаньяху, Вацлава Гавела, Отто Габсбурга, короля Швеции Карла Густава, Юлию Тимошенко и даже Патрисию Каас (хотя мечтал бы —  Эрика Клаптона).

В 2008 году королева Елизавета Вторая наградила Константина Орденом Британской империи, а президент Литвы Валдас Адамкус — Командорским крестом ордена «За заслуги». Он состоит членом Королевского института международных отношений в Лондоне. Но самое страшное, что Эггерт три раза брал интервью у Збигнева Бжезинского и один раз сфотографировался с Джоном Маккейном.

Это сделало Константина персонажем ряда «патриотических» блогов, как агента всех разведок мира и, разумеется, патентованного русофоба. Не помогло даже то, что в декабре 2013 его наградили премией правительства России в области СМИ.

Константин говорит на английском, французском и (иногда) арабском языках. Он женат, воспитывает дочерей Ксению и Милицу, сына Николая и безуспешно пытается повлиять на котов Пресли и Рона. На вопрос Франзуазы Cаган «Любите ли Вы Брамса?» всегда отвечает утвердительно. И поспешно добавляет: «А ещё Элгара, Вагнера, Рахманинова, Боба Джеймса, Джей Джей Кейла, Coldplay и U2». На досуге Константин читает книги по истории и иногда жалеет, что не стал архитектором. Но это обычно быстро проходит. Сегодня Эггерт счастлив, что он журналист и работает на «Дожде». 

Главные события, символы и ошибки девяностых. Спорят Кирилл Рогов, Сергей Пархоменко, Александр Черкасов, Георгий Сатаров и Аркадий Островский
Официоз vs. андеграунд. Есть ли в России культурная политика? Спорят Юрий Сапрыкин, Марат Гельман, Александр Баунов, Илья Осколков-Ценципер и Глеб Морев
«Страна надела сапоги»: Евгений Ройзман о необратимых изменениях в России, выборах без выбора и о том, почему ему нравится Навальный
«Апеллируйте у себя в церкви! — Это же гетто!»: Познер и Легойда о месте церкви в публичном пространстве
«Этот закон полезен для общества. – Нет, он опасен и вреден!»: спор Легойды и Познера о законе об оскорблении чувств верующих
«Нет же закона об оскорблении неверующих. — Давайте сделаем!» Дебаты Познера и Легойды об РПЦ, власти и власти РПЦ
Владимир Легойда против Владимира Познера
«Напоминает риторику Путина»: Константин Эггерт о том, что стоит за «инфраструктурным планом» Трампа
Список недоверия: зачем Минфин США представил «кремлевский доклад» и кого в нем не ожидали увидеть. Объясняет международный обозреватель Дождя Константин Эггерт
«Асад не планирует уходить»: что будет с гражданской войной в Сирии и ждать ли новую российскую военную операцию на Ближнем Востоке?
«С Москвой можно работать только с позиции силы. Давить, давить и давить»: какой будет российская международная политика в 2018 году? Обсуждают Константин Эггерт, Владимир Милов, Владимир Ахмедов и Роман Цимбалюк
«Хотя сейчас все сложно, вы должны с чего-то начать»: эксклюзивное интервью Бориса Джонсона — Дождю