За сохраненную во «ВКонтакте» фотографию — в психбольницу. Новые последствия мема с часами патриарха Кирилла

26 214

В том, что, говоря о церкви, нужно выбирать выражения, убедился житель Барнаула Андрей Шашерин. На своей страничке «ВКонтакте» он поместил старый мем про патриарха Кирилла, где склонившийся над ним человек, напоминающий Иисуса, спрашивает предстоятеля, который час. И вот Шашерина отправляют на психиатрическую экспертизу на 30 суток — так решил Алтайский краевой суд. Так экстремист или сумасшедший? И что может грозить 38‑летнему Андрею, мужу и отцу пятилетнего ребенка, у которого сгорел дом и который не может снять ни копейки с банковского счета, заблокированного как у потенциального экстремиста? Об этом — Илья Шепелин.

Отныне за лайк и репост можно угодить не только под уголовную статью, но и в психиатрическую больницу. Со дня на день в диспансер должен отправиться один из четырех фигурантов так называемой «барнаульской следственной фабрики мемов». Его дело в суде могло развалиться, но на помощь правосудию пришла психиатрия.

Андрея Шашерина судят за картинки, которые были сохранены на его старой странице во «ВКонтакте». Среди них эксперты посчитали экстремистской, например, ту, на которой Иисус интересуется у патриарха Кирилла, который час.

Все с барнаульскими делами за мемы у следователей было бы хорошо. Сначала подозреваемых запугивали тюрьмой, те писали чистосердечные признания. Дальше все как по накатанной: дело должно было идти к прокурорам, потом —в суд и к приговору по совершенно абсурдному обвинению. Но в этом году барнаульские обвиняемые взбунтовались — рассказали СМИ о делах, которые на них завели, и подняли бурю в соцсетях. Судопроизводство, которое любит тишину, немного стушевалось. Но вот и выход нашелся.

Из материалов дела: Следствием установлено: Шашерин, используя цифровое устройство, на сайте социальной сети «ВКонтакте» разместил графические изображения, содержащие информацию, выражавшую явное неуважение к обществу и направленное на оскорбление религиозных чувств верующих… В ходе следствия показания менял. Для исследования психического состояния Шашерина назначена амбулаторная психолого-психиатрическая экспертиза.

Шашерин написал чистосердечное признание после того, как отряд СОБРа его заковал в наручники и отвез в полицию. Через пару дней Андрей пришел в себя и отказался от признаний. За это его отправляют в психиатрию.

Шашерину 38 лет, он работает строителем-отделочником. У него семья — жена и маленький сын. Никогда на медицинском учете не состоял, характеристики родственников и знакомых в материалах дела исключительно положительные. В прошлом году у него сгорел дом, и он взял в ипотеку 12-метровую комнату. За которую не смог выплачивать кредит, просто потому что из-за своего дела попал в список экстремистов и террористов Росфинмониторинга. Да и работать сейчас ему особо некогда — бегает по судам и пишет жалобы.

Амбулаторное исследование он прошел успешно, отклонений в поведении замечено не было. Но все равно, эксперты постановили следующее:

Из материалов дела: Заключение: ответить на экспертные вопросы в амбулаторных условиях в отношении Шашерина не представляется возможным, ввиду значимых нарушений мышления (нелепость имеющихся в деле ходатайств) и кратковременности амбулаторного исследования. Для решения вопросов Шашерину необходима стационарная психо-неврологическая экспертиза.

Шашерин ведет себя вменяемо, но почему-то отзывает чистосердечное признание, написанное под давлением. А это ненормально. Еще, как говорится в материала дела, — в суде он «утаивал свои переживания». Следовательно — теперь его ждет месяц проживания в психдиспансере.

Алексей Бушмаков, адвокат: Это, во-первых, унизительно с моральной точки зрения. Находиться именно в стационаре. А с другой стороны, это подавление воли и это какой-то вариант наказания, за то что люди подозреваются в таких преступлениях.

В прошлом году Алексей Бушмаков защищал блогера Руслана Соколовского, ловившего покемонов в храме. Соколовского тогда тоже пытались отправить в диспансер, но защита кое-как отбилась от этой меры. Причем унижение обвиняемого в этом случае — это еще не всё. После психиатрической экспертизы судья может сделать процесс закрытым. А это значит, что обвиняемые в Барнауле могут лишиться своего единственного защитника — общественного резонанса.

Алексей Бушмаков, адвокат: Ему как бы нечего скрывать, он просит рассматривать это дело в открытом режиме. А суд говорит нет, поскольку речь пойдет о состоянии здоровья и могут быть разглашены некоторые сведения частной жизни. Поэтому давай-ка мы в закрытом режиме рассмотрим это дело и все будет нормально. То есть, по-тихому. Единственный субъект, которому может причиняться вред открытым заседанием, это сам Шашерин. При этом, он просит рассматривать дело в открытом режиме, а суд все равно закрывает заседания.

Но и это еще не все. Обычно в психиатрический стационар судья отправляет только в случае тяжких и особо тяжких преступлений. А мем с часами патриарха Кирилла проходит всего лишь по средне тяжкой статье — 282-ой.

Дмитрий Айвазян, медицинский адвокат: На стационарную экспертизу отправляются обвиняемые, подозреваемые в тяжких и в особо тяжких преступлениях. Психиатры и вслед за ними судья прогибаются перед следствием, перед обвинением и прокуратурой. Чтобы дело прошло без каких-то нареканий и так далее.

Увезти в психиатрическую больницу Шашерина могут со дня на день. Пока он еще на связи и на свободе — Дождь созвонился с ним по скайпу. Мы спросили, чем руководствовались представители правосудия, вынося такое решение.

Андрей Шашерин: Руководствовались? Громко сказано. Ничем они не руководствовались, это был преступный сговор. Да, это одна из причин, но не главная. Главная причина — следствие с оперативниками сфальсифицировали это дело. То есть дело с нарушением федеральных законов, уголовного кодекса, фальсификация доказательств, чтобы это не всплыло. И конечно же, мое несогласие сотрудничать со следствием, брать на себя вину опять же, ни в чем я не виноват. Вот это как раз сговор с прокуратурой, с судами.

Главное опасение у Андрея в том, что все может не ограничиться 30 днями обследования — и держать в больнице его могут довольно долго.

Андрей Шашерин: Алгоритм действий очень простой. 30 дней суд назначает мне экспертизу, меня смотрят, врачи осматривают в течение 30 дней, врач подает в суд ходатайство о том, что у него недостаточно времени для постановки диагноза и выявления каких-то отклонений. Это он может делать дважды, потому как УПК регламентирует до 90 дней помещения в стационар для экспертизы абсолютно здорового человека.

Режим, предусмотренный обвиняемому по делу мемов, подразумевает исключительно обследование, а не лечение или применение к нему препаратов. Впрочем, Барнаул — город особенный и порядки там необычные, как мы выяснили в последнее время.

Фото: Интерпресс / ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю