«Пусть Кибовский возьмет в замы Бородая и Стрелкова. Власти нужен герой „Новороссии“». Кашин и Садреев о преемнике Капкова

11 марта 2015 Павел Лобков
12 725

Капков не устал, но уходит и продолжит работу Сергеем Капковым. Поблагодарив всех, в том числе и противников, автор нового образа Москвы покинул столичное правительство. 

Уже сейчас Фейсбук, в котором Капков собственно и попрощался с москвичами, разбухает от дискуссий и колонок: Собянин избавился от честолюбивого министра, во всем виноват кризис, опять схлестнулись «володинские» и «громовские» в Кремле. На место Капкова приходит Александр Кибовский, глава департамента культурного наследия и член военно-исторического общества, близкого к консервативным кругам.

Эту новость Павел Лобков обсудил с публицистом Олегом Кашиным и главным редактором журнала Esquire Игорь Садреев.

Лобков: Игорь, скажи, пожалуйста, вот для тебя отставка Капкова была неожиданной или нет? Для человека, который инсайдом неким московским правительства владел.   

Садреев: Буквально одно слово, на самом деле, нас довольно долго в The Village называли «капковская пропаганда», потому что мы действительно рассказывали про ту Москву, которую Сергей Капков создавал. В общем, отставка не была неожиданной на самом деле, потому что разговоры ходили об этом давно, и знаете, как принято обычно в изданиях готовить, я не скажу некролог, естественно, некий такой отступной материал, подводить итоги, в общем, он у нас, несколько раз готовился. Даже не в этом году, еще даже раньше нам говорили, ходили слухи, последняя история громкая, которую я застал, она касалась ВДНХ. Если в двух словах, Сергей Александрович хотел тоже руководить этим проектом, но в итоге он отошел мэру Собянину, чтобы стал его визитной карточкой.

Лобков: Есть такая точка зрения, от инсайдеров тоже получена мной, что, с одной стороны, он был честолюбив и остается честолюбивым человеком, и хотел поста вице-мэра, которого ждал после ухода Ольги Голодец в федеральное правительство. Не дождался. С другой стороны, кризис, который сейчас, в особенности с учетом московского закона, о том, что нет закупок за валюту муниципальных. Он мог вообще подорвать все позиции Капкова с его огромными планами — 150 парков до 2018 года. Это грозило чудовищным провалом, и чтобы этого провала не случилось, а Капков никогда не проигрывает, не ошибается, он опередил развитие событий, ушел сам, куда — покажет время. Вот каково отношение у тебя, Игорь, к этому? И экономя время, надеюсь, что мой вопрос слышал также и Олег Кашин. Игорь, вот твое мнение какое?

Садреев: Сложно сказать честно, я не знаю, почему он ушел, и мне не хочется гадать, но с другой стороны, логично предположить, что культура — дело затратное, неприбыльное, когда $50 стоит $60, то тогда тяжелее открывать новые парки, вести реконструкции, проводить фестивали, здесь задача чисто технически увеличилась в разы. Я даже не беру здесь даже какой-то общий фон духовный, нравственный, который сейчас витает в Москве, конечно, в меньшей степени как раз, наверное, благодаря Капкову.

Лобков: Да нет, у нас тоже два царя в год появляется.

Садреев:  Конечно, работать тяжелее, если вспомнить год 2011-2012, и когда все на ура воспринимали, когда просто счастье какое-то было, открывалась масса всего, все в Москве живут.

Лобков: У меня тот же вопрос к Олегу Кашину. Олег, вот вы часто писали о Капкове, вот есть ли у вас версия?

Кашин: Я вот тоже сейчас хотел к Игорю присоседиться, что не хотелось бы сейчас играть в такую игру криминолога, который рассуждал бы о причинах и планах Капкова. Я думаю, о планах мы скоро узнаем, тем более, что мы почему-то забываем, что Капков не появился, не родился на должности департамента культуры, а имел не менее успешную, чем в мэрии Москвы карьеру: во-первых, на Чукотке с Абрамовичем, во-вторых, в Футбольном союзе, тоже с Абрамовичем. В общем, мы видели, по крайней мере, трех разных Капковых за эти годы. Я думаю, скоро увидим четвертого, он может быть кем угодно.

Допустим, завтра Капков появится в армейских погонах, и окажется, что он командует армией. И он будет неплохо ею командовать, потому что у него все всегда неплохо получалось. Но на самом деле, это такой стилистический даже не сбой, а сбой произошел раньше, потому что Капков, как вот такая фигура модернизационная, наверное, был похож на Дмитрия Медведева, опять же, пятилетней давности. Ходил с айфоном, на что-то намекал, поскольку аудитория Медведева, сузилась до Садового кольца. Капков был таким Медведевым Садового кольца, и в принципе, давно-давно отпала у власти. Свершившийся факт, который давно уже состоялся, просто сегодня зафиксировали, и мы видим, что нет такого шока, который был у поклонников Медведева, когда он «рокирнулся» с Путиным.  Здесь уже такая пародийная…

Лобков: Здесь «рокирнулся» с Кибовским. Господин Кибовский — видный член Военно-исторического общества, близкого и Министерству обороны, и министру культуры Мединскому, человек страшно консервативных взглядов, как я понимаю.

Кашин: Конечно, пускай это будет Кибовский, пускай он берет замами Бородая, Стрелкова, всю эту группу, это будет на самом деле клево. Потому что говорить, что хочется больше ада, наверное, не очень корректно, но в принципе, на самом деле два варианта: либо ад, упакованный в красивую историю с Капковым и его дорожками, либо ад, упакованный в коробочку с надписью «ад».

Лобков: Понимаете, что это страшно выгодно было Собянину? И Собянину, и тем, кто стоял за Собяниным, людям в Кремле, что московская интеллигенция, наконец-то, подружилась с властью. Вместе с властью ездила по велодорожкам, вскапывала огородик, ходила на Бульварное кольцо читать хорошую литературу. С другой стороны, мы знаем о деле Александрины Маркво, мы знаем о том, что подбирались к более-менее либеральным структурам мэрии. То есть, это была инициатива со стороны власти, что нам не нужна эта прослойка между либеральной интеллигенцией и властью. Нам не нужен этот посредник, этот адаптер.    

Кашин: Вот я как раз верю в логику истории, потому что Капков был уже лишним, вы говорите, что московская интеллигенция выглядела симпатично с его участием. Да, но власти этого не нужно, власти нужен — кто там сейчас герой «Новороссии»? Захарченко. И власти нужен Кибовский, такой реконструктор в  стиле героев нового времени. Вот мой  коллега один хорошо сравнил: время Капкова мы будем вспоминать как НЭП в 30-е годы, когда кругом НКВД и прочие ужасы. Но вот мы помним 20-ые, когда были рестораны, писатель Зощенко писал про смешные вещи, можно было, в принципе, более-менее интересно весело жить. Но вот эпоха кончается, и она кончается не по воле людей, у которых что-то в голове перемыкает, а просто слишком много событий случилось за эти годы. Действительно, вся эта хипстерская тема уже была слишком старомодной для нынешней логики нашего такого железного века.

Лобков: В общем, как в стране не было настоящих хиппи и панков в годы Брежнева и Андропова, я помню, я сам ходил в джинсовой куртке с булавками, так же, по сути дела, и не было настоящих хипстеров, всех сдуло. Игорь, есть такая вещь, я наблюдал в последнее время за монументальным искусством в Москве, так получалось. В этой студии был скульптор, который поставит в этом году двух царей: Александра I и на самом видном московском месте, на смотровой площадке Владимира Крестителя из Херсонеса, что актуально. Он же поставил в Александровском саду Гермоген. Это территория культуры, это Александровский сад, это смотровая площадка. Было, так или иначе, понятно, позиции Капкова сдаются Салаватам Щербаковым, монументальным бронзовым царям, Военно-историческому обществу, что за культуру в Москве борются очень влиятельные силы.

Садреев: Слушайте, культура у нас очень часто смешивается с идеологией.

Лобков: Вот я и имею культурно-идеологический фон.

Садреев: Мне кажется, конечно, было наступление, опять-таки, не сейчас, если вспомните, довольно большой громкий скандал, связанный с выставкой Глазунова в Манеже, когда за Капкова схлестнулась не кто-нибудь, а Валентина Матвиенко. И тогда была такая пикировка в сетях, и, в общем, тогда выставка прошла, ее открывал сам Капков, там присутствовал Глазунов. И это тоже было знаком, что наступление ведется постоянно. Оно видимо сейчас, действительно, на фронтах неспокойно. Идет агрессивная культурная политика.

Лобков: Один архитектор выигравший, надеюсь, что его контракты будут все-таки реализованы в Москве, сказал мне: ну вот, не будет Капкова, допустим, что ж, есть Петр Павлович Бирюков, который не зависит от валюты, потому что он напилит корейского гранита в Долгопрудном, на комбинате, учредителем которого является московское правительство. И этим гранитом на те же рубли, без  использования валюты, иностранных архитекторов, всю Москву нам загранитит. Вот у меня поэтому такой вопрос: вот как вы считаете, Москва, а мы уже видим сейчас подземные переходы, Москва в граните вместо Москвы в садах, Москва в царях вместо Москвы в стритфуде. Это реальная перспектива?

Садреев: Я думаю, что настолько все не вернётся, вообще Петр Павлович же работает давно, и нет никаких предпосылок, что он не переживет и Собянина, и других руководителей.

Лобков: Как пережил когда-то Юрия Михайловича Лужкова. У меня к вам тот же вопрос, Олег: вот действительно у Капкова не вся же была культура, на самом деле, а только ее часть, которую позволяли осваивать. Вот цари при этом росли, гранит пилился. Значит ли это, что это некий завершающий этап, когда просто можно написать не «устал и уходит», но на самом деле, устал от этого противостояния, и нет ресурсов больше сопротивляться. Скажи, что потеряет Москва? Сразу закроются все эти заведения, они испарятся, только на Капкове это все висело? Или вот у этого мелкого бизнеса московского, вот у этих всех милых мимимишных местечек, у них есть ресурс для существования, или их все повально начнут сейчас закрывать? Так или иначе, аренда, история с «Солянкой».

Садреев: Я не думаю, что начнут закрывать.  Если будет происходить, то будет происходить постепенно, все-таки за Капковым была большая команда, с одной стороны. С другой стороны, когда приходит новый человек, то естественно, что он свою новую команду приведет. Например, у меня в фейсбуке, такие люди, которые работали с Кибовским, они писали о том, что все мы любим культурно, чтобы так понятно, что люди будут этим заниматься. Естественно, он не придет работать туда, где его, судя по всему, не особенно ждут. Если изменится команда, дальше по цепочке начнутся перемены, которые рано или поздно дойдут и до тех прекрасных мест, которые сейчас в городе есть. 

Лобков: Вот что вы думаете: это предел был для Капкова, потому что мы же знаем, что культура в Москве была поделена, те же ВДНХ, ментальные зодчества, и больше некуда терпеть, уже наступают вражеские войска, лучше, что называется, сделать красивый маневр вовремя?

Кашин: Дело в том, что Капков не пропадет, он действительно яркий, у него все будет в порядке. А в целом, важно понимать, что когда мэрия делает «Ярмарки меда» с Лужковым, как делала мэрия велодорожки с Капковым, потому что это не совсем культура. Это все равно одно и то же поведение, волюнтаризм мэрии, которая не особенно согласует свои действия с интересами жителей, делает то, что хочет в этот момент.  Поэтому как раз при всей любви к Капкову, нельзя сказать, что он сделал Москву более демократичной или более похожей на европейский город. Он сделал Москву с легким намеком на Дубаи, в котором тоже есть шейхи, но есть уголки, в которых имитируется Европа. Наверное, это так, и когда заканчивается имитация, это всегда приятно и правильно в целом для прогресса и совести.

Лобков: А ваше мнение? Вы же бывали во всех этих замечательных заведениях, которые открывались при Капкове, процветал мелкий бизнес. Митбольные культуры, я бы так сказал, будучи не большим поклонником хипстеров, будет жалко, если она уйдет, потому что она создала целую прослойку очень милых симпатичных людей, которые занимаются очень небольшими, малыми делами, он был таким ангелом малых дел. Вот это все растворится, Москва много потеряет?

Кашин: Москва все время что-то теряет, на самом деле, потому что каждый день в нем что-то сносят. Кибовский тоже был причастен к тому, что сносили. Видимо, в этом и заключается реальная миссия Москвы — быть вот такой постоянной матрешкой, которую переодевают и что-то с ней делают. Просто вот такая карма, такая миссия, к сожалению, может быть. Другого не дано пока.

Фото: www.msk.kp.ru

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю