Денис Пушилин: «Население, в общем, пассивно, но ко мне уже записались восемь женщин-снайперов»

Лобков
20 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков обсудил с главой президиума Народного совета ДНР Денисом Пушилиным, почему оружия и командиров в «Донецкой республике» много, а людей, готовых воевать – все меньше.

Лобков: Не знаю, поздравлять ли вас, ведь теперь вы высшее должностное лицо «Донецкой независимой республики», вся ответственность на вас. Правильно я понимаю?

Пушилин: Скажем так: не я один, нас целая команда, она продолжает работать. Это всего лишь формальность, я по-другому это не воспринимаю.

Лобков: То есть вы шампанское не пили еще по этому поводу, но смотрю, что галстук на вас уже есть.

Пушилин: Галстук уже есть несколько дней.

Лобков: Денис, та проблема, которую мы обсуждаем сегодня, очень много пассионариев в «Донецкой республике», а воевать некому, как сказал ваш министр обороны. В чем проблема? Почему люди, жители Донбасса оказались таким пассивными? Может быть, идея, которую вы предлагаете, не всем по вкусу?

Пушилин: На самом деле, это организационные моменты, не более того. Как я это воспринимаю, с одной стороны, добровольцев очень много, но добровольцы все-таки привыкли к какому-то комфорту. В каком плане они хотят воевать: с 7.00 до 18.00 повоевали, а потом приехать домой, с женой чаю попить. К сожалению, это такие реалии. А чтобы получилась дисциплина, что хочет Игорь Иванович, и то, как это правильно выстраивать, как это у него получается, и довольно-таки успешно, это казарменное положение, полное казарменное положение. Что касается его обращения к женщинам, это только подстегнуло мужчин, хотя при этом всем только лишь ко мне обратилось восемь женщин с опытом снайперской подготовки.

Лобков: В вашей иерархии появился Александр Бородай, теперь особо модный московский политтехнолог, премьер-министр с опытом работы на крупные структуры, на «Маршал Капитал». Это рука Москвы или он там по зову сердца? Или вы будете от него получать определенные указания, вы же выше его в иерархии стоите?

Пушилин: На самом деле, тут ситуация гораздо проще. Почему мы начали это движение? Существует как минимум несколько причин. Первая причина – это тот фашизм, который начал распространяться на территории. Это не высокие какие-то слова, это факты, которые вдохновили народ Донбасса проголосовать таким количеством, то есть поставить рекорд своеобразный на референдуме. Вторая причина – это повышения благосостояния.

Лобков: Нет, я про Бородая вас спрашиваю.

Пушилин: Я к этому подвожу. Так вот сейчас у нас за годы украинского верховенства, кто был у власти, был один лишь популизм, к сожалению. Не было идеологии, не выстраивались идеология. И вот сейчас, что нас объединило с Александром после общения, мы выстраиваем идеологию, идеологию русского мира.

Лобков: То есть задача Александра Бородая – это выстраивать идеологию русского мира, правильно ли я понимаю?

Пушилин: Не только его, но и наша это задача. Это то, что в нас проснулось. Великое русское наследие…

Лобков: А без него было никак, вы сами не могли выработать национальную идею?

Пушилин: Я не против, мы готовы сейчас предоставлять гражданство «Донецкой народной республики» не то что всем желающим, а тем, кто разделяет наши взгляды.

Лобков: Вы думаете, будет это пользоваться популярностью?

Пушилин: Вы знаете, очень много обращений, причем даже из Европы. На официальный сайт идут письма, причем с увеличивающимися темпами. У нас прецедента не было, чтобы мы предоставляли, но поток желающих увеличивается. Что касается Александра, он разделяет наши взгляды. Когда мы вынесли на голосование, когда обсуждали его кандидатуру, кандидатура была более чем уместна.

Лобков: А правда, что вы с ним в Москве познакомились, в такой около политической тусовке?

Пушилин: Я не профессиональный политик на самом деле, и в около политические тусовки я не вхож.

Лобков: А когда вы с ним познакомились, если не секрет?

Пушилин: По срокам точно не скажу, но познакомился действительно в Москве. Мы поделились взглядами…

Лобков: Это когда вы приезжали в Москву, что называется презентовать «Донецкую республику», и там были представители, в том числе от администрации президента, правильно я понимаю?

Пушилин: У вас немножко искаженная ситуация, немножко не так все это происходило. Я дал несколько интервью, был приглашен на интервью и дальше встречался не то что со всеми сочувствующими, а с теми, кто разделял наши взгляды.

Лобков: А кто, если не секрет, познакомил вас с Александром Бородаем?

Пушилин: Я даже так не могу сказать. Почему? Я с ним, наверное, познакомился через Сергея, через его помощника.

Лобков: Как вы считаете, он, вы и еще народный губернатор Павел Губарев уживетесь в правительстве «Донецкой народной республики» или между вами могут начаться какие-то разногласия?

Пушилин: Если бы вы знали, насколько здесь разные взгляды были даже во время митингов, правые, левые, центристские, то вы, наверное, не задавали этот вопрос. Нам удалось объединить за что-то. Мы объединились первый раз за что-то – это за референдум, за проведение референдума, у нас это получилось.

Лобков: То есть с Павлом Губаревым у вас вражды нет, несмотря на то, что он обвинял вас в том, что вы работаете на Рената Ахметова?

Пушилин: Павел такое заявлял?

Лобков: Такое было в интервью, да.

Пушилин: Вообще такого интервью не было, это была самодеятельность. То интервью звучало, что 2/3 ополченцев получают деньги у Ахметова. Это была какая-то самодеятельность, не более чем. Тем более, там про меня не было даже и слова сказано. Мы с Павлом вполне общаемся.

Лобков: И его супруга – министр иностранных дел. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.