Четверть госбюджета России или вся «Роснефть» целиком. Бывшие акционеры «ЮКОСа» могут отсудить у России 103 млрд долларов

18 января 2014 Лев Пархоменко
16 545 11

Лев Пархоменко — о судебно-финансовой эпопее в связи с делом «ЮКОСа».

В этом году «Роснефть» может так и не получить прибыль от своей «дочки», компании «Самаранефтегаз», хотя еще в 2011 году получила от нее 800 млн долларов дивидендов. Нет, нефть в Самаре еще не закончилась, а «Самаранефтегаз» по-прежнему третий крупнейший нефтедобывающий актив внутри государственного гиганта. Без внушительной суммы денег «Роснефть» может оставить Федеральный суд Нью-Йорка. Он запретил самарской компании выплачивать дивиденды своим акционерам. По сути, частичный арест на средства компании наложен по иску от люксембургской компании Yukos Capital.

В июле 2004 года, когда Михаил Ходорковский уже сидел, но «ЮКОС» еще был жив, зарубежная «дочка» одолжила самарскому подразделению «ЮКОСа» 80 млн долларов. Спустя три года, в ходе банкротства «ЮКОСа» «Роснефть» купила «Самаранефтегаз» на государственном аукционе, а вместе с ней купила и ее долги. Российские суды, конечно, признали долг недействительным. Но вот теперь спустя 10 лет Yukos Capital настигла своего должника уже в Федеральном суде Нью-Йорка.  Он постановил, что «Самарнефтегаз» должна выплатить  своему люксембургскому кредитору с учетом процентом, штрафов и прочего уже 186 млн долларов. «Дочка» «Роснефти» подала апелляцию. Но пока она рассматривается, суд потребовал от «Самаранефтеназ» прекратить любые выплаты  или же внести залог в размере все тех же 186 млн долларов.

Брюс Мизамор, бывший финансовый директор «ЮКОСа»: Сейчас есть несколько дел  против российского правительства, возможно, в скором времени появятся еще несколько. Главное дело, в которое я тоже вовлечен, находится в Европейском суде по правам человека. И у нас уже есть вердикт суда, согласно которому российское правительство повело себя незаконно и просто присвоило имущество, принадлежащее «ЮКОСу». Мы называем это дело «Сатисфакция», мы просто хотим понять, какой ущерб российское государство причинило «ЮКОСу».

Этот судебный процесс лишь один из многих, что ведут зарубежные структуры «ЮКОСа» против «Роснефти», которая задарма получила не только активы некогда самой большой нефтяной компании, но и все ее обязательства. А Yukos Capital лишь одна из многих бывших дочек «ЮКОСа», ведущих эту борьбу. Причем, ведут ее даже не сами акционеры «ЮКОСа», а их бывшие менеджеры. Они управляют двумя голландскими структурами, под названием «штихтинг». Эта форма юридического лица означает, что совет управляющих полностью автономен от бенефициаров, то есть в данном случае бывших акционеров «ЮКОСа». Они действуют самостоятельно, по собственному усмотрению и выполняя задачи, прописанные в уставе. Задачи две: защита зарубежных активов «ЮКОСа» от поглощения «Роснефтью», и отстаивание их интересов в международных судах. Лишь когда все иски будут поданы, все судебные решение объявлены, а все компенсации и долги собраны, только тогда бенефициары получат доступ к активам и деньгам внутри этих двух «штихтингов». А до этого момента они лишь сторонние наблюдатели. Задача выполнена пока лишь на четверть. На сегодняшний день в результате различных процессов в Великобритании бывший структурам «ЮКОСа» уже удалось отсудить у «Роснефти» 485 млн долларов. В общей сложности к «Роснефти» поданы иски на 2 миллиарда 200 млн долларов.

Но даже эта внушительная сумма может показаться мелочью по сравнению с размером иска, который сейчас рассматривает арбитражный суд в Гааге. 103 млрд долларов планируют отсудить бывшие акционеры «ЮКОСа» у Российской Федерации. Этот иск — самое большое в истории разбирательство в международном арбитражном суде.

Обращение в суд поступило в 2008 году. Истец — компания «Групп Менатеп Лимитед (GML)». Именно через нее основные акционеры «ЮКОСа» — Ходорковский, Невзлин, Брудно и Дубов — владели своими долям и в нефтяной компании.

В общей сложности, GML владела примерно 70% акций «ЮКОСа». Иск основан на Договоре об энергетической хартии. Это всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве стран в энергетике содержит в себе и положения о защите иностранных инвестиций в нефтяную промышленность. Россия подписала этот договор, но так и не ратифицировала, а в 2009 году и вовсе отозвала свою подпись. Однако, несмотря на это, суд в Гааге постановил, что Россия отвечает по это договору, так как подпись по ним стояла в тот момент, когда был обанкрочен «ЮКОС».  Тим Осборн, исполнительный директор GML, рассказал, откуда появилась такая астрономическая сумма иска.

Тим Осборн, исполнительный директор GML: Мы наняли профессиональных оценщиков, которые подсчитали, сколько стоила бы компания «ЮКОС» по состоянию на 2010 год, если бы не была разгромлена властями и могла спокойно развиваться. Суд предложил российской стороне представить собственную оценку, но она отказалась это сделать. 103 млрд долларов — это требование о компенсации потери 70% акций «ЮКОСа». Так как мы понимаем, что требовать возвращения самой компании уже невозможно, то мы требуем компенсировать потери деньгами.

Пробный шар уже кинут, и он попал в цель. В 2010 году арбитраж в Стокгольме рассматривал иск британского акционера «ЮКОСа» на основе того же договора и постановил, что Россия нарушила требование о защите инвестиций. России пришлось заплатить 3,5 млн долларов. Несмотря на то, что в международном арбитраже право не основано на прецеденте, тем не менее, в Гааге, несомненно, будут обращать внимание на похожие решения в других судах.

Александр Захаров, партнер Paragon Advice Group: Я полагаю, что с учетом принятия решения по вопросу того, что Российская Федерация обязана исполнять свои обязательства по положениям Энергетической хартии, безусловно, здесь пока удача на стороне истца и группы Menatep.

Решение арбитражного суда в Гааге ожидается очень скоро — в ближайшие полгода. Если Россия проиграет в этом разбирательстве, а суд постановит выплатить все 103 млрд долларов, российское правительство окажется в весьма затруднительном положении. Эта сумма равна около четверти всех доходов российского бюджета в 2013 году, и примерно в полтора раза больше, чем сегодняшняя капитализация «Роснефти». То есть даже если отдать всю нынешнюю «Роснефть» бывшим акционерам «ЮКОСа» этих денег не хватит.

Отказаться от выплаты этих денег Москве не удастся. Решения суда в Гааге исполняет большинство стран. Акционеры «ЮКОСа» смогут арестовывать российское имущество по всему миру. Помните швейцарскую фирму Noga? В 90-ые годы Россия задолжала ей всего-навсего 63 млн долларов, в полторы тысячи раз меньше, чем сумма нынешнего иска. Но и этого хватило, чтобы решениями иностранных судов были арестованы счета российского Центробанка, российские самолеты на авиасалоне в Лебурже, картины из Пушкинского музея, приехавшие на выставку в Швейцарию, и многострадальный парусник «Седов». И Россия, в конце концов, эти 63 млн долларов выплатила. Но на этот раз денег может просто не хватить.

Сегодня в России обсуждается версия о том, что Владимир Путин, понимая, что решение суда в Гааге все ближе, и оно может быть не в пользу России, решил отпустить Ходорковского в обмен на обещание отказаться от этого иска. Однако акционер «ЮКОСа» Леонид Невзлин, который сегодня управляет и долей Ходорковского, полностью опровергает такую возможность.  

Леонид Невзлин, акционер GML: Группа под руководством Тима Осборна намерена добиться победы в этом процессе и добиться компенсации от Российской Федерации, независимо ни от чего. По словам Ходорковского, никаких условий в этом отношении ему не ставилось в связи с его выходом на свободу, а даже если бы они ставились, они вряд ли были бы релевантны, потому что это даже не мы, кто может принять соответствующее решение, вступать на эту тему в переговоры с правительством Российской Федерации или нет. В первую очередь, группа должна выиграть суд. Если суд будет выигран, и средства будут начислены, тогда можно о чем-то разговаривать.

 

 

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю