Лев Пархоменко

О себе

Родился в Москве в семье журналиста и редактора. Окончил Отделение деловой и политической журналистики факультета политологии в ГУ-ВШЭ. Работать начал рано, после первого курса. Первые три года проработал на радио «Эхо Москвы», где получил первый опыт в экономической журналистике. Осенью 2008 года, в самый разгар кризиса, перешел на только что стартовавший портал экономических новостей BFM.ru. Затем был проект Сноб, где я также занимался новостями. Наконец, в начале 2011 года пришел на телеканал Дождь.  

Каждый из нас в равной степени является действующим лицом российской экономики, вне зависимости от того, миллиардер вы или живете за чертой бедности, имеете докторскую степень по экономике или не знаете, что такое ставка по кредиту. Каждый день все мы так или иначе обсуждаем экономику, пытаемся понять, что происходит, и как это влияет на нас. Мы — Наташа Шанецкая, Слава Ширяев, Андрей Горянов, Артем Торчинский и я — не исключение. Программа «Деньги» это попытка перенести эти разговоры в прямой эфир. И, похоже, вполне удачная.

За отпуск за границей — в тюрьму, за мост в Крым — мост на Сахалин, и спасибо богатым чиновникам за снижение налогов.
Почуяли запах денег: кому достанется новый нацпроект, которым болеет Путин
Кабинет Кудрина без Кудрина: как новому правительству помогут гены и знание русского языка
«Сиденье просиженное, чехол протерся»: зачем президенту новая машина и где купить такую же
Что Мутко подмешает в бетон, цифровой Франкенштейн от Усманова, и вся правда о новой машине Путина
7 мая уже близко: новые налоги, новый цирк и все переходим на голубиную почту. Обсуждаем экономический абсурд в России
Рубль обвалился – не беда, олигархов спасут по-пацански, а Цукерберг против конгрессменов-чайников
Самые свободные люди в России: как власти проглядели подпольных миллиардеров
Make money, not war: почему Россия отправит в Америку деньги вместо ракет
Петровские времена возвращаются: почему чиновники обеднеют после выборов
Гудбай, Америка! Путин покоряет Марс! И тонны золота в российских сугробах. Как тебе такое, Илон Маск?
«Раньше были точки соприкосновения с США. Сегодня их нет»: Якобашвили о последствиях санкций для бизнеса