«Суд допустил арифметическую ошибку».

Адвокат Васильевой отвечает на вопросы журналистов. Видео
Здесь и сейчас
8 мая 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ключевая фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева приговорена к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима. Ее адвокат Хасан-Али Бороков ответил на вопросы журналистов в прямом эфире Дождя.

Бороков: Приговор в двух частях как будто писали два разных человека. Вторая часть, если вы все слушали, где оправдательная часть по четырем эпизодам – вообще все разложено по полочкам, почему суд посчитал недоказанным, и не было самого события преступления. По остальным просто есть перечисления, что были совершены какие-то гражданско-правовые сделки. Им предали уголовное значение – я не знаю, как по-другому это выразить. И, конечно, результатом я действительно шокирован, я не ожидал такого конечного результата. Мы будем обжаловать этот приговор. Я считаю, что по мере пресечения мы в ближайшие дни подадим жалобу. Можно, наверное, в течение трех дней, поэтому будем решать.

- А об УДО будете просить?

Бороков: Понимаете в чем суть проблемы, например, я конкретно скажу, например по 31-ому, где акции якобы на 320 миллионов – она арифметически выгодна. Если вы слышали, то судья сказала, что уплачено якобы 1 миллиард 80 миллионов, но вы же все были свидетелями, об этом есть документы. Покупатели заплатили за акции вместе со зданием 1 миллиард 769 миллионов, поэтому, наоборот, получилось больше на 369 миллионов. Почему посчитали так – это для нас загадка. Мы сидели, слушали – это удивительные вещи происходят здесь с арифметикой. С арифметикой в этой части суд разобрался, а вот той части почему-то допустили такую арифметическую ошибку.

- Как Евгения отнеслась к приговору?

Бороков: Я вообще надеялся, что сегодня суд изменит меру пресечения на иную, не связанную с лишением свободы. Домашний арест – это тот же арест, поэтому его, если не связанный с лишением свободы, должны были изменить.

- Будет ли он учитываться? Каждый день домашнего ареста?

Бороков:  У нас каждый день домашнего ареста учитывается как день лишения свободы.

- Один к одному?

Бороков: Один к одному по закону, да. Поэтому в принципе сегодня – 2 года и 6 месяцев как она сидит.

- Как она отнеслась? Что сказала?

Бороков: Как отнеслась – восприняла. Она – законопослушный гражданин. Вы понимаете, мы все время вокруг этого ее восприятия. Все, что суд решил, она восприняла, сказала: «Значит, тому и быть». И как вы видели – спокойно. Конечно, это выдержанно, стойко, она пошла и села на скамью.

- У нее были с собой вещи, чтобы взять их?

- Только сумка была.

- Еще раз ваш порядок действий?

Бороков: В течение десяти дней  мы, защитники, обязаны подать апелляционную жалобу.

- А будете на УДО подавать?

Бороков:  Давайте по мере поступления. Мы говорим о другом, что мы исходим из того, что нет состава преступления, не было события. Если человек… Суд же – вы все слышали: экономически обоснованные какие-то суммы. Как можно рассуждать суду об экономической обоснованности каких-то сумм? Это же дело двух договаривающихся сторон. У нас свобода договора. У нас уже государство в лице суда, прокурора, следователя устанавливает, за сколько я вам могу продать свой телефон. То есть оно экономически обоснованное или нет? поэтому давайте так.

- Скажите, а на какую сумму Васильева должна вернуть сумму ущерба?

Бороков: На сегодняшний день иск, я так подсчитал по этим эпизодам, 210 млн. рублей.

- Она из своего кармана будет возвращать или у нее конфискация имущества будет?

Бороков: Деньги все находятся на счету ООО «Мира». Деньги поступили на счет «Мира», и с них надо взыскивать.

- А что вам сказала сама Евгения? Потому что она так ничего и не сказала журналистам?

Бороков: По поводу чего?

- После вердикта она что-то вам сказала?

Бороков: Нормально восприняла – что делать, как обычно разговор идет между адвокатом, и все.

- Имущество не будет конфисковано.

Бороков:   Что значит конфисковано? Давайте задавайте вопросы, я вам отвечу: конфискация имущества…

- В счет долга.

Бороков: В счет долга у нас компенсируется на сумму 210 млн. рублей, которые суд принял решение. Все. На эту сумму будут взысканы с нее деньги, если приговор вступит в законную силу.

- Какая общая сумма получается?

Бороков: 210 млн.

- Именно к Евгении?

Бороков: Ко всем подсудимым.

- Ну это 210 млн. – ко всем подсудимым, общая?

Бороков: Да, в качестве солидарной ответственности суд засчитал.

Дзядко: Мы слышали его оценку приговора, мы слышали оценку со стороны прокуратуры, гораздо менее содержательную. Представительница прокуратуры, как вы слышали, сказала, что лишь после подробного изучения приговора будут какие-то более подробные и конкретные комментарии. Есть комментарий Следственного комитета, Владимира Маркина, он заявляет следующее. Он говорит, что следователи довольны работой, продленной в рамках уголовного дела в отношении бывшего руководителя департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой. «Мы удовлетворены работой, а это, прежде всего, возвращенное государству имущество, которое у него было похищено. Говорить о том, довольны ли мы тем, что фигуранты получили реальные сроки, это не наша категория, это решение суда. Мы свое дело давно сделали профессионально, очень профессионально и принципиально»,  - сказал Владимир Маркин. Адвокат Евгении Васильевой продолжает комментировать приговор.

Бороков: Вот вам арифметика. Что значит – я не знаю. Не то, что считают – это факты, это цифры.

- Можно дать вообще произошедшему характеристику? Что вы сейчас думаете, что сейчас произошло?

Бороков: Я даже гадаю с оценкой, потому что, я ж говорю, как будто суд две части писали две разные судьи. Я этому удивился. Я слушал то же самое, что и вы. Та часть оправдательная разложена по полочкам, почему и оправдали. А там просто сказано: они так сказали. В экономических преступлениях не свидетели решают, а документы и бумаги. Никто же никого не обвиняет, что подделали какие-то документы, что их кто-то подписал неправильно и т.д. Там много чего.

- У вас есть понимание, где Евгения Васильева проведет эти 10 дней?

Бороков: В следственном изоляторе Москвы. А в каком – это определяет УФСИН. Я думаю, в 6, наверное.

- А вещи готовы для нее или сейчас придется собирать?

Бороков: Будет она обеспечена вещами.

- Скажите, а дальше как вы будете действовать?

Бороков: Жалоба апелляционная. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.