Сечин может получить от Лукашенко главный нефтезавод Белоруссии в награду за помощь в калийной войне

Здесь и сейчас
11 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Президент Белоруссии Александр Лукашенко, известный своими экстравагантными заявлениями, сегодня вновь не разочаровал. Комментируя уголовное дело против гендиректора компании «Уралкалий» Владислава Баумгертнера, он заявил, что «выпал в осадок» и назвал его «сопляком».
А также признался – владельцев «Уралкалия», в том числе Сулеймана Керимова, он бы с радостью «закрыл бы в одну камеру». Кстати, из слов Лукашенко стало известно, что Владиславу Баумгертнеру изменили уголовную статью: теперь его обвиняют в хищении, что грозит ему 12 годами тюрьмы.
Между тем, сам Лукашенко отдает последнее. На продажу выставлен контрольный пакет акций Мозырского нефтеперерабатывающего завода – это один из самых ценных белорусских активов, оставшихся в собственности государства. Главные претенденты на завод – российские гиганты, «Роснефть» и «Газпром». Кому достанется завод и не повториться ли история с «Уралкалием» – об этом наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Сообщение о продаже Мозырского  НПЗ появилось на официальном сайте госкомитета по имуществу Белоруссии. Продается контроль – 55% акций за примерно полмиллиарда долларов. Этот завод – один самых современных НПЗ на всем постсоветском пространстве. Первая очередь была введена в 1975 году, после чего его продолжали достраивать, а на протяжении последних лет постоянно модернизировали. В итоге – Мозырский НПЗ вместе с аналогичным предприятием в Новополоцке, пожалуй, самый ценный актив во всей Белорусской экономике. Причем по глубине переработке нефти – около 70% - он превосходит все российские заводы.  

Белорусская сторона оценила стоимость пакета в полмиллиарда долларов. Впрочем, деньги это не все: новый владелец должен будет еще соблюдать целых ряд жестких условий, в том числе, поставку топлива на белорусский рынок, согласовывая объем с белорусами, а также запрет до 2020 года на сокращение штата и обязательство выполнить всю инвестпрограмму. И наконец, самое главное: новый владелец обязан полностью обеспечить завод сырьем. Я напомню, нефть на Мозырский НПЗ поставляется через нефтепровод «Дружба». Эта та самая труба, которая внезапно потребовала срочного ремонта, как только в Минске был арестован гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. В общем, вентиль на «Дружбе» - это один из главных рычагов политического давления на Лукашенко. Если же новый владелец  примет эти обязательства, то угрозы «Дружбой» будут не страшны: если вдруг вентиль закроют, то он обязан будет сам доставить нефть на завод, хоть в цистернах, хоть руками в ведрах таскать, как угодно.

Мозырский НПЗ имеет критическое значение для белорусской экономики: он один из нескольких источников твердой валюты, без поддержки которой местный рубль окончательно рухнет. Поэтому готовность продать актив выглядит несколько подозрительно.

С одной стороны, это может означать, что Лукашенко потерял всякую надежду получить кредиты от союзников по ЕвраЗэс и приватизация – это единственный способ удержать экономику от краха. С другой стороны, это может быть и не предложение вовсе, а часть игры. Лукашенко знает, что этот завод очень интересен России, и уже не раз размахивал им перед носом российских бизнесменов, как аппетитной сосиской перед собачьей мордой.

Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой экономики НИУ ВШЭ: Очень сомнительно, что они его будут продавать. Это, видимо, та схема, которая не раз была. Когда мы ставили в 2002 году соглашение с Белоруссией о создании СП, мы не говорили о цене. Когда белорусы выставили цену 10 млрд долларов, конечно, это был шок. Также говорили о том, что в 2011 году надо получить кредит. Ставили вопрос, что на доллар кредита еще доллара два-три за приватизацию, приватизировать «Беларуськалий». Тоже цена не говорилась, а оказалась 30 млрд долларов. В принципе, продать-то можно, только стоимость невероятно заоблачная. Это псевдопродажа.

И правда, уже не перечесть случаев, когда Лукашенко обещал продать актив, а потом в последний момент заявлял, что передумал или нашел других покупателей. Пока что потенциальные покупатели – это, конечно, же в первую очередь российские совладельцы завода. Примерно по 20 с лишним процентов акций принадлежит «Роснефти» и «Газпром-нефти», еще несколько процентов в руках у «Лукойла». Именно эти компании и являются основными претендентами, возможно, к ним присоединится еще «Сургутнефтегаз».  Больше всего шансов у «Роснефти», и велик шанс того, что на этот раз «поманить и не отдать» не получится. Дело в том, что глава «Роснефти» Игорь Сечин пытается выступить переговорщиком в «калийной войне». И вполне возможно, что в обмен на свои услуги он и потребовал Мозырский завод.

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности: Известно, что в качестве оплаты услуг посредника Игорь Сечин предложил сделать себя монопольным поставщиком нефти на белорусский рынок. В этом плане «Роснефти» актив может быть интересен. Но пока успехов в переговорах с Лукашенко нет, и, скорее сказать, что Сечин использует имидж переговорщика, показывает Путину, что «я коммуницирую, я действую».

Еще один довод в пользу того, что продажи может так и не состояться, – это белорусская элита. Она очень тяжело переживала продажу «Газпрому» газовой трубы, «Белтрансгаза». Оправдать потерю еще одной жемчужины, Мозырского НПЗ, Лукашенко будет  непросто.  Но, если она все же актив продадут, то режим Лукашенко потеряет вторую из четырех подпорок своей экономики: останется Новополоцкий НПЗ и «Беларуськалий». А на двух ногах стоять не так устойчиво, как на четырех.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.