Приватизация. «Правая рука не знает, что делает левая»

Здесь и сейчас
11 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Никому не нужная приватизация. Министр экономического развития Андрей Белоусов сегодня объявил о намерении приватизировать в этом году пятую часть крупнейшей в мире нефтяной компании «Роснефть».

Вместе с этим правительство хочет продать такие крупные компании, как «Ростелеком», «Аэрофлот», «Шереметьево» и Объединенной зерновой компании. Однако с выгодой для государства так быстро продать эти активы практически невозможно – выяснил  наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: Слова Андрея Белоусова вызвали эффект разорвавшейся бомбы, только вместо бомбы оказался муляж. Примерно так можно описать реакцию экспертов на планы правительства. Самое громкое из них – продать 19% акций «Роснефти». Сегодня на рынке стоимость этого пакета составляет почти 15 млрд долларов, то есть речь идет о крупнейшей в российской истории приватизационной сделке. Таким образом, «Роснефть» может войти в историю России сразу как компания, совершившая сначала самую большую сделку по национализации, купив ТНК-ВР, и затем самую большую сделку по денационализации. И это за один год. Такое вот биполярное расстройство в экономике.

Но если говорить серьезно, то приватизировать такой пакет в этом году практически нереально. И причин тому масса.

Виталий Крюков, аналитик ИФД "КапиталЪ": Прогнозировать, что государство сможет по выгодным ценам продать при текущем рынке такой большой пакет, не приходится. Конечно, надо, наверное, искать какого-то прямого инвестора по аналогии с BP, которая согласится купить такую крупную долю, но я сомневаюсь, что это есть в планах у правительства - искать такого же крупного инвестора, как BP. На мой взгляд, это сделать будет очень сложно, а продавать такую крупную долю в рынок - это просто может негативно сказаться на котировках компании.

Вообще последние выступления различных чиновников о будущем «Роснефти» производит впечатление того, что единой позиции по этому вопросу нет. Скорее есть сплошные противоречия.

Владимир Цупров, портфельный управляющий ТКБ БНП "Париба Инвестмент Партнерс": Однозначно можно сказать, что планы будут невыполнены в большей степени, это практически точно. Просто, исходя из последней политики, создается впечатление, что левая рука не знает, что делает правая. Одной рукой они хотят улучшить инвестиционный климат, и другая рука делает обратное движение, и более того, заявления по "Роснефти", например, противоречат тому, что говорит Сечин. Как можно объявлять о продаже акций "Роснефти" тогда, когда, с одной стороны, есть возможность дополнительного налогообложения на эту отрасль, с другой стороны, есть желание не приватизировать компанию в ближайшие годы. И мы понимаем, что мнение Сечина здесь более весомо, чем мнение других чиновников.

Кроме «Роснефти» Белоусов сегодня говорил и о других компаниях. Это тоже своего рода такие государственные гиганты в своих областях: Ростелеком, «Аэрофлот», «Шереметьево» и «Объединенная зерновая компания». Но получается так, что для всех этих компаний сейчас не самый лучший момент для продажи. И дело даже не в том, что в этих компаниях какие-то проблемы или ситуация на рынке неподходящая. Скорее, проблема в какой-то неопределенности.

Берем «Ростелеком». Буквально только что рассеялся дым после битвы за контроль в этой госкомпании между разными группами влияния. Хоть активные боевые действия и закончились, все равно победитель до конца не ясен. Лишнее тому подтверждение – сорвавшаяся накануне сделка между Константином Малофеевым и Аркадием Ротенбергом по продаже 10% пакета. Кому теперь достанется это пакет, не ясно. Полная неопределенность и с будущим «Ростелекома» в связи с продажей Теле2 банку ВТБ. Будут они объединяться или не будут, не ясно. Наконец, в самом Ростелекоме идет реструктуризация, он сливается со «Связьинвестом». Сегодня было заявлено, что это процесс завершится до сентября, но, учитывая всю сложность процесса, уверенности в том, что сроки будут соблюдены, тоже нет. Продать компанию в такой ситуации будет не просто, вне зависимости от ценника.

«Шереметьево». Здесь совершенно не ясно будущее этого аэропорта в связи с планами властей создать объединенный московский авиаузел. То есть слить в одну компанию три московских аэропорта. На словах решение принято, но процесс заглох. Никаких новостей о том, продвигается ли как-то дело, нет. Опять же, непонятно кто захочет покупать актив, будущее которого власти толком объяснить не могут.

«Аэрофлот». Компания в хорошем состоянии. Но в дверь российского авиарынка буквально уже ногами бьют международные лоукостеры. Ощущение такое, что вот-вот сопротивление властей будет сломлено и на рынок хлынут дешевые авиабилеты. Сможет ли национальный авиаперевозчик достойно выдержать резко возросшую конкуренцию – не ясно.

Остается «Объединенная зерновая компания». Крупный зерновой трейдер. Через него государство проводит интервенции на этом рынке. Но главный козырь этой компании – экспорт зерна за рубеж. Россия хочет стать крупнейшим поставщиком в будущем. Но, например, в 2010 и 2011 годах из-за засухи на экспорт было введено эмбарго, в результате козырь оказался побит. Нет никакой уверенности в том, что эта история не повторится снова.

В общем, заявление Белоусова вызывает скорее удивление. В такой ситуации остается надеется на государственные фонды.

Андрей Мовчан, управлящий партнер ИК "Третий Рим": Мы все понимаем объективно, что российский рынок находится сейчас достаточно низко, неадекватно низко, и продавать такие огромные объемы акций на таком низком рынке - это фактически формировать себе убыток в будущих периодах, когда эти акции вырастут в цене, их можно было бы продать дороже. Но, видимо, очень нужны деньги, поэтому делаться это будет сейчас. Вполне возможно, что эти сделки будут приватизиционными, но, как обычно у нас это бывает, не до конца - то есть продажи будут не независимому иностранному инвестору, а продажа будет за счет изменения законодательства пенсионным фондам, другим госкомпаниям, продажа за счет каки-то фондов государственных и так далее.

Получается так, что если эти компании и будут приватизированы, то, по сути, это будет просто перекладывание из кармана в карман.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.