Дмитрий Демушкин: решение об отмене митинга после «Русского марша» принял я единолично

Здесь и сейчас
4 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Глава движения «Русские» и один из заявителей «Русского марша» в Люблине Дмитрий Демушкин рассказал Лике Кремер о прошедшем шествии, о случившихся прорывах оцепления вдоль колонны и об отмене митинга по окончании марша.

Кремер: Известно ли вам что-то о причинах прорыва в конце марша, когда люди стали разбегаться в разные стороны?

Демушкин: Вы знаете, произошло сразу несколько событий. Во-первых, хочу сказать, что несмотря ни на что, «Русский марш» состоялся, несмотря на проливной дождь и противодействия. Да, мне известно, что хвост колонны был отсечен ОМОНом. Там возник конфликт и потасовка.

Кремер: С чем был связан конфликт? В чем его причина была?

Демушкин: Причина была в лозунгах, которые не устроили сотрудников МВД, и они вмешались, что вызвало там столкновения. Какие-то лица были, наверное, задержаны.

Кремер: Вы эти лозунги видели? Вы вообще контролировали наличие экстремистских материалов на шествии?

Демушкин: Да, мы контролировали, но были отдельные лица, которые всегда есть, которые что-то не то скандировали. Мы задержали порядка двух десятков провокаторов на этом марше, задержали людей, которые понесли символику, причем явно это были не националисты. Мы сдавали их сотрудникам полиции, беседовали сами. Были нашисты-провокаторы, которые были задержаны. ОМОН, я считаю, поступил неправильно, что вмешался и начал потасовку с толпой, идущей сзади. Буквально две сотни человек были отсечены, и там случилась потасовка. Там какие-то лица были задержаны. Я сейчас не могу сказать, кто и сколько было, но я вам скажу, что провокации начались и до этого. Начнем с того, что вся наша атрибутика централизована, большая ее часть хранилась в частной компании, буквально приехали сотрудники, представившиеся сотрудниками ФСБ, предъявили удостоверения, отодвинули охрану, зашли в хозяйственное помещение и уничтожили краской 500 флагов имперских и более 20 баннеров наших. Это довольно существенная часть атрибутики, которая планировалась сегодня. Плюс к этому у двух организаторов, чьи машины были заявлены сегодня на акции и должны были пропущены быть, мы шесть машин заявляли, были проколоты четыре колеса. То есть две машины из шести мы потеряли. Провокации начались со вчерашнего вечера и сегодня утром. Мы это будем непременно расследовать и озвучивать.

Кремер: А оценка в восемь тысяч человек, пришедших на «Русский марш», кажется вам адекватной?

Демушкин: Нет, было больше 20. Неформально мы беседовали с представителями ГУВД здесь, пришло более 20. Мы впервые считали людей, наши люди стояли у каждой рамки и фиксировали вошедших. Сейчас я вам не могу сказать цифры, нам надо провести калькуляцию. К вечеру, может, объявим сумму. Но думаю, что более 20. В прошлом году было порядка 25 тысяч в центре, ГУВД дало цифру 7,5 тысяч.

Кремер: То есть вы согласны с тем, что людей в этом году, несмотря на события в Бирюлево, все говорили, что именно после событий в Бирюлево наверняка на «Русский марш» придет гораздо больше людей, чем в предыдущие разы, все-таки пришло меньше? С чем вы это связываете?

Демушкин: Я не думаю, что людей пришло меньше, я думаю, что пришло столько же или больше.

Кремер: Подождите, вы сами только что сказали, что в прошлом году, по вашим оценкам, было 25, а в этом году 20.

Демушкин: Да более 20-ти, я сказал. Я не могу посчитать людей сейчас. С какой бы точки вы не шли, вы не можете сказать, сколько было людей. Колонна растянулась на полтора километра. Невозможно знать, сколько это, сколько этих людей было.

Кремер: А кто и почему принял решение отменить митинг?

Демушкин: Я принял это решение единолично, потому что проливной дождь идет, к сожалению, и долгий митинг люди не готовы были выдержать. Мы понимали, что нам надо дать концерт, чтобы люди хоть чуть-чуть согрелись, чтобы не было много заболевших. Я принял это волевое решение отменить митинг, зачитать резолюцию финальную, которую мы планировали, и выпустить концерт. Я на концерте отменил всю балладную часть, то есть мы сразу начала рок-концерт тяжелый. Мы просто думали о людях. Все наши политические требования были озвучены. Это самое главное, а то, что многие люди не смогли выступить, это уже частности.

Кремер: А как вы можете прокомментировать сообщения о том, что около метро Люблино избивают или избивали людей?

Демушкин: Вы знаете, все было оцеплено от метро Люблино до памятника Солдату отечества. Никого не выпускали вне пределов кордонов, поэтому людей оттуда централизовано провожали в метро. Никуда из оцепления не выйти. Все люди, которые были на «Русском марше», могли зайти только в метро.

Кремер: То есть вы хотите сказать, что драки спровоцировали те люди, которые не ходили на марш?

Демушкин: Люди вне «Русского марша», потому что кордон, оцепление и рамки были от начала построения до самого конца. Сейчас на концерте даже не было металлодетектора и досмотра, это было связано с тем, что было оцепление, весь маршрут шествия людей не досматривали никак.

Кремер: Но мы при этом видели, и вы только что сами комментировали кадры, как около ста человек убежало во дворы.

Демушкин: Значит, был какой-то прорыв оцепления в результате столкновения с ОМОНа с последней колонной.

Кремер: Да, возможно ли, что драки, которые произошли после шествия возле метро Люблино и у метро «Братиславская», провоцировали те же самые люди, которые убежали и прорвали оцепление?

Демушкин: Вы знаете, тут столько сотрудников спецназа, дивизии Дзержинского, ОМОНа и так далее, что какие-то столкновения просто, по-моему, невозможно сделать. Если ОМОН начал большую толпу людей выдавливать, и завязалась драка, то вне сомнения они могли проломить какое-то оцепление и куда-то уйти во дворы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.