Депутат Стебенкова: пиво запретили и никто не пьет. Теперь и курить не будут

Здесь и сейчас
31 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Новый закон оставляет «заповедные зоны, где можно беспредельничать над своим здоровьем», – это глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко об антитабачном законе, которой в несколько облегченном виде вступает в силу с 1 июня.

Причина недовольства чиновника – до 1 июня 2014 года курильщики смогут «безнаказанно травить здоровых граждан», так как некоторые запреты на курение вступают в силу уже сейчас, а наказание для нарушителей еще не придуманы.

О том, как мы будет жить, уже начиная с 1 июня, мы поговорили с председателем комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмилой Стебенковой.

Казнин: Получается, что есть разночтения. Все-таки изменится что-то с завтрашнего дня или нет? Онищенко не доволен. Многие, в том числе разработчики закона, говорят, что ничего не изменится и еще год все будет по-старому.

Стебенкова: Я с ними не согласна. Я принимала активное участие в подготовке этого закона, в его продвижении с 2008 года. Я считаю, что это колоссальная победа. Главным героем принятия этого закона является Ольга Голодец. Я лично с ней много говорила на эту тему. Она очень задорная женщина, боевая. Она просто проломила все сопротивление табачников, которые закосили деньги куда угодно. Она отстояла право россиян на здоровье. Что изменится с завтрашнего дня? Если сегодня на территории больниц можно курить, то завтра курить на территории больниц нельзя будет вообще. Нигде нельзя будет курить на территории образовательных учреждений. Нигде нельзя будет курить в органах власти. Можно будет курить только на улице на каком-то количестве метров от входа. У нас все курилки уже ликвидированы.

Казнин: А где курят?

Стебенкова: На улице. Выходят во двор и курят.

Казнин: В больницах так же будет?

Стебенкова: Нет, в больницах и на территориях больниц вообще нельзя будет курить.

Казнин: А где курить врачам?

Стебенкова: Врачи пуст выходят за территорию больницы и курят. Я сама хирург по специальности, я никогда в жизни не курила и не курю. Я не считаю, что доктору после трудного дня нужно расслабиться. Нервных работ очень много. Есть масса средств для того, чтобы успокоиться. У нас будет запрещено полностью курение на территории вокзала, можно будет курить только в 15 метрах от входа, в аэропортах, в коммунальных квартирах, в подъездах – можно будет курить только в том случае, если все жители подъезда согласятся. Я сомневаюсь, что это произойдет. Это предложение москвичей, которое мы подали в Госдуму. Мы свой закон разработали в свое время, и лоббисты такое начали вытворять, что мы поняли, что мы в судах застрянем, и решили все передать в Госдуму. Они приняли эту норму, поэтому москвичи могут быть спокойны: мы их просьбу выполнили, запретили курение в подъездах. Это все с завтрашнего дня. Что касается штрафов и всего остального: здесь получилась ситуация «хотели как лучше, получилось как всегда». По недоразумению два депутата внесли одну и ту же тему, поэтому затянулся сам процесс. Я полагаю, что к концу лета – началу сентября все штрафы будут приняты. Если мы говорим об органах госвласти, больницах, образовательных учреждениях, у нас очень многие учреждения уже до этого писали, что курение на территории запрещено. Есть административный ресурс, он сработает. Понятно, что переходный период будет сложный, как в любой стране мира, но я рада, что мы начали.

Арно: До конца лета вы хотите определиться с цифрами, а с тем, как штрафы собирать, вы можете определиться? Кто будет это контролировать? Специальная антитабачная полиция?

Стебенкова: Я полагаю, что наш Административный кодекс действует в определенном ритме и режиме, у него есть позиция исполнения. Надо будет просто посмотреть, к кому они отнесут: к административной инспекции… Я не готова сейчас ответить на этот вопрос. По поводу штрафов: большинство граждан у нас законопослушно, мы проводили соцопрос. Они прекратят курить только в силу закона. Вы помните, когда пили везде пиво на улицах? Согласитесь, сейчас, как приняли этот закон, пиво на улицах не пьют. И в метро невозможно было ехать, потому что все станции были забиты пьющими пиво и прочее. Штрафы там не такие большие, но в силу закона люди перестали пить, и потихоньку ситуация двигается. Я полагаю, что с курением будет то же самое. У нас сегодня акция на Арбате проходит, посвященная тому, что мы разъясняем людям, почему вредно курить. Многие это даже не понимают. Им задурили головы табачные компании.

Казнин: Но ведь дело кроется в мелочах. В подъездах, на выходе из метро  - как запретить? Асоциальные элементы в подъездах, они плевать хотели на мнение соседей.

Стебенкова: Во-первых, асоциальные элементы – это не все, это некое исключение из правил. Есть масса причин, из-за которых закон не будет выпоняться…

Казнин: Есть какие-то сомнения…

Стебенкова: А что сомнения? Вся Европа идет этим путем. Недавно я была на одном из форумов с Норвегией. Они первые были, кто приняли подобное. У них сейчас существенно улучшилась ситуация со здоровьем. 400 тысяч населения мы теряем каждый год. Это большой город. Получаем из бюджета 60 миллиардов, а тратим на лечение 800.

Арно: Через год запретят курить и в ресторанах.

Стебенкова: Слава богу, я наконец смогу туда ходить.

Арно: А что с кальянами?

Стебенкова: Все то же самое.

Арно: Получается, что рестораны реально потеряют такой процент прибыли.

Стебенкова: Они ничего не потеряют, об этом говорит опыт Нью-Йорка, других европейских городов. Когда меня приглашают в ресторан, я всегда 20 раз подумаю, потому что всегда происходит так, что вокруг некурящей зоны все курят. Это смешно. У меня аллергия на табачный дым. Я поэтому очень редко хожу в рестораны, потому что я всегда боюсь получить проблемы с легкими. На самом деле, практика показывает совсем другое: количество людей, таких как я, начнет туда ходить.

Казнин: Этот переходный период будет сложный. Вы знаете статистику лучше нас, сколько у нас курит мужчин, сколько женщин.

Стебенкова: 40% населения у нас курит.

Казнин: Не занимаясь в полную силу пропагандой, вдруг вводится запрет.

Стебенкова: Три года назад наша комиссия проводила две кампании «Брось курить сегодня». Первая кампания называлась «Губка». Я не знаю, ездите ли вы в метро, но в метро были эти баннеры, по всему городу: рука выжимает губку, написано: «За год вы получаете 150 мл всяких смол». В 2010 году мы проводили кампанию по пассивному курению. Это были шикарные ролики и разработки Всемирного легочного фонда. После этого мы провели соцопрос: 70% увидели ролики, 8% из 70% бросило курить под действием этой рекламы. 90% отнеслись очень одобрительно к ней. Соцрекламу нужно продолжать.

Казнин: Так это только начало.

Стебенкова: Это все надо делать вместе. Если я вам расскажу, через какие круги я прошла, когда мы все это делали…

Казнин: А в школах проводится пропаганда?

Стебенкова: Конечно. У нас есть сегодня антитабачные уроки. У нас есть закон о профилактике ВИЧ-инфекции в Москве, в рамках которого мы проводит междисциплинарные уроки по профилактике ВИЧ. На этой же самой структуре мы проводим во многих школах и антитабачные уроки.

Казнин: Я знаю, что в большинство школ вообще не пускают энтузиастов…

Стебенкова: А это не энтузиасты. Энтузиастов пускать очень опасно, потому что под видом пропаганды здорового образа жизни проходили люди от табачников и проводили уроки, которые наоборот говорили ребятам, что до взрослого возраста не надо курить, а потом это ваш выбор. Такая легкая пропаганда. Мы все четко контролируем, у нас есть психо-медико-социальные центры, есть разработанные модули. Они четко внедряются в школу. Это колоссальный бизнес, здесь нужно быть очень осторожным.

Арно: Давайте обсудим запрет на курение в кинофильмах. Вы смотрели фильм «Ликвидация», где Машков играет Давида Гоцмана?

Стебенкова: Да.

Арно: Если бы фильм снимался сейчас, он бы не курил.

Казнин: Штирлиц бы не курил.

Стебенкова: Я вообще не вижу в этом ничего плохого, если бы Штирлиц и Давид Маркович не курили. Фильм «Ликвидация» потрясающий. После этого захотелось съездить в Одессу. Эта тема очень непростая. Именно поэтому  в законе она практически не отражена. Запрещается только в фильмах для детей, все остальные фильмы… Через год только будет ситуация решаться. Это, с одной стороны, определенный проигрыш, с другой стороны, нельзя все сразу. Надо с чего-то начинать. Что получилось, с того начали. Я не вижу большого художественного смысла… Я понимаю, о чем вы говорите – о неких деталях и прочее. Но режиссеры такие потрясающие и творческие люди, они всегда могут обыграть несколько по-другому. Всегда можно найти изюминку, которая будет акцентировать внимание на том или ином кадре. Я рассуждаю как врач. 29 числа 60 лет исполнилось бы Саше Абдулову. Я его прекрасно знала, я часто бывала у него в театре. Потрясающий человек. Мне жалко, что его сегодня нет с нами. Это причина. Когда я вижу, как рано уходят люди из жизни… Сосуды же поражаются, все летит. Мне становится просто страшно. У нас, врачей, несколько другое отношение ко всему этому, потому что мы слишком понимаем эту ситуацию. У меня достаточно категоричная точка зрения, но она имеет очень четкую базу.

Арно: Для тех, кто курит, я хотела бы порадовать. Есть и плюсы у антитабачной кампании. Например, в местах, где собираются курильщики – на улице перед ресторанами – есть американская статистика, что заключаются прекрасные сделки и браки.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.