Депутат Шхагошев: на акт Магнитского будет много ответов по разным направлениям

Здесь и сейчас
10 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Наш ответ на принятие американцами закона Магнитского не заставил себя ждать. Госдума намерена на этой неделе рассмотреть законопроект о мерах воздействия на американцев, причастных к нарушению прав российских граждан.

Также под действие будущего закона подпадают лица, «причастные к похищению и незаконному лишению свободы граждан России, а также вынесшие необоснованные и несправедливые приговоры в отношении них».

А в МИДе уже составлен ответный «черный список», хотя в Вашингтоне список Магнитского еще не опубликован, да и сам закон еще не подписан президентом Обамой. Подробнее о законотворческой дуэли между Москвой и Вашингтоном поговорим с нашим гостем, депутатом Госдумы, членом комитета по международным делам Адальби Шхагошевым.

Лобков: Скажите, пожалуйста, а у нас есть «черный список»?

Шхагошев: У нас есть «черный список», он такой же большой, видимо, как и в Америке.

Писпанен: А вы знаете, какой он?

Шхагошев: Нет, персонального списка нет сейчас. Вы знаете, что список Магнитского мы тоже ждем уже довольно долго. И мы до сих пор не знаем, кто попал в этот список. Но самое главное в том, что депутаты Госдумы решили ответить конгрессменам. Мне кажется это достаточно логичным. Особенно сейчас, когда в течение года мы уговаривали конгрессменов США искать другие методы взаимодействия, нежели составление «черных списков».

Писпанен: Но депутаты  Госдумы в ответ сами пошли на такие же шаги. Где же логика?

Шхагошев: Да, но вы знаете, что у каждого конфликта есть две стороны. В данном случае, источником дипломатического скандала являются США. Если вы вспомните Советский Союз, то США нас обвиняли в «железном занавесе», но сейчас они сами делают именно это. Поэтому адекватный ответ со стороны депутатов Госдумы должен был последовать.

Писпанен: То есть вы депутаты сейчас опускаете «железный занавес»?

Шхагошев: Нет, конечно же, в данном случае этот процесс был инициирован конгрессменами США. Но мы, принимая ответные шаги, говорим конгрессменам США, что выход из этой ситуации есть.

Лобков: А можно практический вопрос задать? Вот смотрите, есть некие коррумпированные чиновники из МВД, возможно причастные к смерти Магнитского, люди богатые, которые пользуются для расчетов такой валютой как американский доллар, являющийся мировой валютой. Американская экономика является самой большой экономикой в мире. И понятно, что люди, которые привыкли отдыхать в Майами и держать счета в американских банках, потеряют больше. Можно ли нанести такой же удар по американцам? Поскольку я не знаю американцев, которые, например, держали бы свои счета в рублях.  

Шхагошев: Давайте, наконец, перестанем говорить об экономических аспектах этого дела. Мы же, в конце концов, патриоты своей страны. И я не считаю, кто, сколько денег потеряет, если эти документы вступят в юридическую силу. Если американцы ограничивают права россиян, то мы должны ответить им тем же.

Лобков: Вот посмотрите, Роспотребнадзор настаивает на том, что американская свинина небезопасна для здоровья. Как вы считаете, это элемент ответа или совпадение?

Шхагошев:  Возможно как одно, так и другое. Всё зависит от того какой чиновник занимается этим вопросом. Я лично, как депутат Государственной Думы, как человек, который представляет свою страну, не считаю, что это адекватный ответ. Всё, что будет связано с этим дипломатическим скандалом, требует осторожного отношения. Если кто-то будет перегибать палку, то их надо будет останавливать.

Писпанен: Вы говорите о защите наших граждан. Депутаты Государственной Думы - это фактически нанятые люди этими самыми российскими гражданами, которые занимаются законотворческой деятельностью. Но нам, как простым гражданам своей страны, список Магнитского ничем не угрожает. В чем же смысл?

Шхагошев: А вы не задавались вопросом, чем список Магнитского угрожает американским гражданам?

Писпанен: И чем же?

Шхагошев: Думаю, что ничем. Конгрессмены говорят, что они не хотят пускать в США воров и убийц, но позвольте, ведь существует презумпция невиновности, и чтобы обвинить человека в чем-то, его виновность  надо доказать.

Писпанен: Я вам задала конкретный вопрос о том, что простым гражданам России этот список ничем не угрожает. Ответьте на него, пожалуйста.

Шхагошев: Например, ограничивается свобода передвижения.

Писпанен: Но людей, заподозренных в смерти Магнитского.

Шхагошев: Вы правильно сказали – заподозренных, и их вина не доказана судом. Сейчас идёт следствие. Я первым буду выступать за то, чтобы их осудили, как только появятся хоть какие-то доказательства по данному делу. Америка не простая страна. Я не являюсь ни её приверженцем, ни её противником.

Писпанен: А вы знаете, что не только Америка собирается принимать этот закон, но ещё и Евросоюз?

Шхагошев: У Евросоюза свои отношения с США. У Евросоюза также нет никаких доказательств по данному делу.

Лобков: Скажите, а вы опубликуете «черный список», или это будет зависеть от того, опубликуют ли его американцы?

Шхагошев: Моё личное мнение, что если мы примем этот список, то его обязательно надо будет опубликовать. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.